Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

ОСОБЕННОСТИ СЕКСУАЛЬНОЙ МОТИВАЦИИ У МУЖЧИН МОЛОДОГО ВОЗРАСТА, СТРАДАЮЩИХ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

Доморацкий В.А., Копытов Д. А.

Белорусский государственный университет,

ГУ РНПЦ психического здоровья

г. Минск, Республика Беларусь

 

  Алкогольная зависимость (АЗ) – одна из главных текущих угроз здоровью и безопасности людей не только на постсоветстком пространстве, но и в большинстве стран Запада. АЗ представляет собой сложное заболевание с мультифакторной этиологией, когда при начальной генетической предрасположенности под влиянием факторов окружающей среды формируется фенотип, соответствующий диагностическим критериям зависимости [3].

 

Статистические данные показывают, что 20­­–30 % от всех госпитализаций и затрат здравоохранения могут быть отнесены к проблемам злоупотребления алкоголем. Увеличение употребления алкоголя на душу населения, которое неуклонно растет, приводит к снижению периода трудоспособности, особенно в странах с высокими показателями потребления спиртных напитков [3].

 

Борьба с алкогольной зависимостью в медицинском  аспекте не должна ограничиваться лишь изучением клиники, лечения и профилактики собственно АЗ, поскольку существует целый  ряд заболеваний, развивающихся как следствие АЗ. При этом мы имеем в виду не только психические и неврологические расстройства, поражения внутренних органов, но и такие нарушения, которые, возникая как следствие АЗ, сами становятся фактором, усугубляющим ее течение. К ним относятся сексуальные дисфункции, число которых у лиц, длительно страдающих АЗ, по различным данным может достигать от 55 до 83% [1]. Проблемы в интимной жизни  в свою очередь, нередко, являются причиной рецидивов АЗ.

 

Влияние алкоголя на половую сферу начали изучать еще в последней четверти 19 века, однако в публикациях, посвященных нарушениям сексуальной функции и клиническим аспектам  АЗ, до сих пор нет единой точки зрения на их причинно-следственные взаимодействия. Вопросы сочетания и взаимовлияния АЗ и проблем в сексуальных отношениях выходят далеко за рамки патофизиологии и при несомненном теоретическом интересе имеют важное практическое значение. Последнее не ограничивается только клиникой сексуальных расстройств, а имеет прямое отношение к некоторым аспектам профилактики и лечения АЗ.

 

Особый интерес представляет вопрос о том, не является ли конституционально слабый преморбид у мужчин  одним из пусковых механизмов, способствующих употреблению алкоголя, который в свою очередь, временно стимулируя половую функцию, в дальнейшем постепенно ее разрушает. Имеются единичные работы, посвященные изучению половой конституции у больных АЗ, причём практически все они были проведены в 70-80-е  годы прошлого столетия. Было установлено, что половые дисфункции среди больных, страдающих АЗ, чаще возникают при наличии у них ослабленных вариантов половой конституции. В тоже время некоторые мужчины используют спиртные напитки для снижения «исполнительской тревожности», усиления влечения и пролонгации полового акта. [4].

 

Особое значение в современных условиях приобретает данная проблема у молодежи. Юность  –  период, когда личность молодого человека и его поведения еще незрелы, что является ключевым психологическим фактором для развития зависимого поведения. Из-за различий в особенностях нейроадаптивных процессов и уровнях гормонального функционирования подростки  легче склоняются к  употреблению большего количества спиртного, чем взрослые.

 

 Чтобы разработать эффективную политику по уменьшению потребления спиртного в человеческой популяции, важно получить  возможность проникнуть в суть патогенетических  механизмов АЗ. Злоупотребление ПАВ и, в частности, алкоголем  у мужчин может быть связано с особенностями половой сферы и негативно влиять на их сексуальное поведение [1].

 

В доступной литературе имеются сведения об алкоголе, как о «тестикулярном яде», который отрицательно влияет на процессы сперматогенеза и половую функцию у мужчин [5]. Практически отсутствуют работы, в которых рассматривается преморбидные особенности сексуальной сферы в контексте их возможной роли в формировании алкогольных проблем. Одной из гипотез исследования являлось предположение о том, что низкие конституциональные параметры и затруднения в интимной жизни могут подталкивать  молодых людей к использованию суррогатных средств (психоактивных веществ, а, в частности, алкоголя для удовлетворения гедонистических установок иным путём и/или повышения сексуальной мотивации и половой активности.

 

Целью настоящего исследования явилось определение особенностей сексуальной мотивации у лиц молодого возраста, имеющих алкогольную зависимость (АЗ) для последующего обоснования профилактических мероприятий.

 

 

Материал и методы

Исследованы  205 молодых людей, страдающих  АЗ (21,8±0,2 лет), — основная группа (ОГ) и проходивших стационарное лечение  в РНПЦ психического здоровья. Контрольная группа (КГ) состояла из 118 лиц (21,4±0,2 лет) без АЗ сходных с ОГ по основным социально-демографическим характеристикам. Группа сравнения (ГС) из 76 человек, страдающих АЗ, имели достоверно более высокие показатели возраста и стажа АЗ по сравнению с ОГ. Данные представлены в таблице 1.

 

 

 

 Таблица 1 — Общая характеристика исследуемой выборки

Параметры

Исследовательские группы

р

1

2

3

ОГ

        n=205

        КГ

       n=118

   ГС

  n=76

Возраст, лет

21,8±0,2

21,4±0,17

    36,8±0,5

p1,2-3<0,05

Возраст начала употребления алкоголя, лет

15,2±0,1

16,5±0,3

    16,9±0,2

p1-2,3<0,05

Период формирования АЗ, лет

3,0±0,1

     9,9±0,37

p1-3<0,05

Стаж АЗ, лет

3,9± 0,15

    10,4±0,4

p1-3<0,05

Наличие наследственности по АЗ, %

63,0

34,7

    53,9

p1,3-2<0,05

Место жительства город/село, %

66,8/33,2

66,9/33,1

57,9/42,1

p>0,05

AUDIT, баллы

25,6±0,4

4,2±0,3

29,40±0,6

p2-1,3<0,05

 

Для верификации психического состояния применялось структурированное клиническое психиатрическое и наркологическое интервью. Диагностика АЗ проводилась в соответствии с диагностическими (исследовательскими) критериями МКБ-10 [2]. Чтобы классифицировать состояние как АЗ, врач по МКБ-10 должен был подтвердить, по крайней мере, 3 из 6 критериев АЗ, наблюдавшихся в течение 12 месяцев, предшествующих интервью, а также  «Б-ИТА», AUDIT, «Мотивы потребления алкоголя (МПА)». У всех исследуемых произведен забор биологической жидкости (крови) для биохимического  исследования уровня гормонов, ассоциированных с сексуальным статусом (свободный (СвТ) и связанный тестостерон, креатинин, кортизол, эстрадиол, пролактин, ФСГ, ЛГ). Проведена оценка параметров половой конституции у мужчин в исследуемой выборке. С этой целью нами использовалась шкала векторного определения половой конституции, разработанная Г. С. Васильченко (1977, 1990) [4].

 

Обследование проводилось не ранее, чем через 10 дней после констатированного пациентом факта последнего употребления алкоголя, при отсутствии клинических признаков состояния отмены, подтвержденное анализом лабораторных показателей на наличие признаков алкогольной интоксикации и ее последствий.

 

Критерии исключения: острые и хронические соматическими заболеваниями, систематическое употребление других (кроме алкоголя) психоактивных веществ (ПАВ), выраженные когнитивные нарушения, мешающие целенаправленной коммуникации и выполнению тестов, первичные острые и хронические психические и поведенческие расстройства, другие расстройства, препятствующие выполнению заданий, отказ от участия в исследовании. Не проводился анализ значений фенотипического индекса половой конституции, так как в ОГ и КГ большинство исследуемых не состояли в браке и не имели регулярных сексуальных связей.

 

Результаты исследований обработаны с применением пакета прикладного программного обеспечения SPSS for Windows 17.0.

 

Результаты и обсуждение

 В ОГ больше субъектов (65,2%), по сравнению с КГ (48,2%) и ГС (52,5%), с ранней сексуальной активностью (χ²=8,8; p<0,05). Обстоятельства первой сексуальной связи в ОГ, КГ и ГС: случайная связь (соответственно, 15%/18,4/%20%; p<0,05), связь с партнершей из одной компании соответственно, (21,7%/14,6%/22,9%), любопытство (соответственно, 13,3%/17,5%/19,4%), «нажим» партнерши (соответственно, 23,3%/0%/15,3%; p<0,05), за компанию (1,7%/2,9%/3,5%), результат длительных ухаживаний (соответственно, 25%/45,6%/18,6%; p<0,05). Средние значения генотипического индекса половой конституции в ОГ  (Кг= 3,3) и ГС (Кг= 3,5) не различались между собой, свидетельствуя о преобладании в этих группах лиц со слабой половой конституцией и задержками пубертатного развития, в то время как в контрольной группе этот показатель был достоверно выше (Кг = 4,4, p<0,05) и соответствовал средней половой конституции.

 

В ОГ выше уровни пролактина по сравнению с  КГ и ГС (соответственно, 54,2/36,8/24,8 мЕд/л; p<0,05) и кортизола (соответственно, 309,6/256,3/252,9 нмоль/л; p<0,05).  КГ по сравнению с ОГ и ГС выше уровни  свободного (соответственно, 12/10/6,9 нмоль/л; p<0,05) и связанного (соответственно, 43,1/45,3/30,6 нмоль/л;  p<0,05) тестостерона. В ОГ уровни СвТ связаны со склонность к агрессивным реакциям (χ²=9,2; p<0,05),  поиску новизны (χ²=5,8; p<0,05), асоциальному поведению (χ²=4,9; p<0,05), в КГ со склонностью к тревожным реакциям (χ²=25,8; p<0,05) и гедонистическими МПА (r= -0,3; p<0,05).

 

Среднегрупповые  уровни импульсивности были ниже в КГ (43,4 баллов), по сравнению с ОГ и ГС (48,9 и 48,6 баллов; p<0,05). В ОГ высокие уровни импульсивности связаны с ранней сексуальной активностью, любопытством, сексуальными контактами с партнерами из одной компании (χ²=11,2; p<0,05), в КГ со случайными связями (χ²=15,8; p<0,05).

 

У лиц, страдающих АЗ, обнаружена связь с возрастом свободного тестостерона (r= -0,27; p<0,05) и связанного (r= -0,32; p<0,05). Не установлено у данного контингента корреляционных связей между уровнями обоих видов тестостерона со стажем АЗ.

 

Заключение

1.  Лица из ОГ, по сравнению с субъектами из КГ, более  склонны к рискованному сексуальному поведению, которое характеризуется ранним началом половой жизни, причём сексуальный дебют у них обычно происходит при случайных связях в  состоянии алкогольного опьянения.                 2. Установлено, в ОГ  и ГС преобладали лица с преимущественно слабой половой конституцией, а также задержками пубертатного развития. У них выявлены наиболее низкие показатели свободного тестостерона, в силу чего сексуальная активность в этих группах была в большей степени связана с импульсивностью, склонностью к поиску новизны, агрессивными тенденциями, асоциальным поведением, нежели с выраженностью полового влечения и собственно сексуальными потребностями.

 

3. Более низкие базовые уровни свободного тестостерона при высокой импульсивности могут обусловливать потребность в дополнительной стимуляции сексуальной функции с помощью алкоголя, который выступает, как своеобразный «сексуальный допинг». Можно предположить, что растормаживающее действие алкоголя поначалу является фактором усиления сексуальной мотивации у молодых мужчин с конституционально ослабленным преморбидом. Повышение сексуальной возбудимости и активности в состоянии опьянения у этих мужчин может приводить к целенаправленному использованию эффектов алкоголя в интимных ситуациях, злоупотреблению спиртными напитками, а в дальнейшем и к возникновению у них алкогольных проблем.

 

4. Полученные данные следует учитывать при организации профилактической работы  в молодёжной среде.

 

Литература

 

1. Доморацкий, В.А. Медицинская сексология и психотерапия сексуальных расстройств –             М.: Академический проект; Культура, 2009. – 470 с.

2. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация  психических и  поведенческих расстройств. Исследовательские диагностические критерии – СПб: «АДИС». — 1994. – 208 с.

3. Наркология: национальное руководство /Под ред. Н.Н. Иванца, И.П. Анохиной, М.А. Винниковой. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008.  – 720 с.

4. Сексопатология: Справочник/Г.С. Васильченко и др.; под ред. Г.С. Васильченко. – М.: Медицина, 1990. – 576 с.

5. Современная сексология: энциклопедия / под общ. ред. В.А. Доморацкого. – Мн.: Беларус. Энцыклапедыя імя П. Броукі, 2008. – 384 с.