Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

Нейрологические аспекты психогенеза сексуальности

Развитие психики в онто-филогенезе невозможно представить без соответствующего развития мозговых структур и углубляющегося понимания механизмов мозговой деятельности. Речь идет не столько о грубых структурных усложнениях мозга в процессе эволюции, сколько об изменении тонких ультраструктурных компонентов сексуальных реакций. Многие из них стали известны только в последнее десятилетие в связи с прогрессированием исследовательских технологий. В первую очередь это относится к массовому внедрению функционального магниторезонансного сканирования мозга и изучения химизма сексуальных реакций. Детальный разбор этих методов далеко выходит за рамки психологической науки, но знакомство с основными результатами многочисленных исследований позволяет по-новому осмыслить многие сексологические феномены.

 

К числу таких исследований можно отнести опубликованные в 2006 году специалистами Университета Колорадо данные, позволившие утверждать, что  некоторые части  головного мозга человека, отвечающие за мыслительный процесс, функционируют подобно компьютеру. Как известно, компьютер использует электронные переключатели, которые направляют сигналы. Тот же самый принцип работы используют лобные части и базальное ядро головного мозга, у которых роль переключателей выполняют нейроны. Эти «компьютероподобные» части человеческого мозга позволяют не только накапливать и обрабатывать информацию, но и выполнять много иных функций — принимать решения, оперировать абстрактными символами и так далее.

 

Вслед за этим швейцарские исследователи из Института эмпирических исследований экономики в Цюрихе провели нейробиологические исследования феномена честности. Авторы исходили из предпосылок, что в современном социальном устройстве общества работа над собственной репутацией требует от людей долговременных и упорных усилий, однако нервные основы этого социального механизма до сих пор были изучены плохо.  Авторы предположили, что важную роль в работе над репутацией играют боковые участки префронтальной коры головного мозга, так как именно эти участки задействованы в подавлении в себе стремления к мгновенной выгоде. Группа под руководством Эрнста Фера сумела разработать сложный эксперимент с участием 87 добровольцев, которые сыграли в игру на доверие. Их разделили на три группы: ведущие, инвесторы и доверенные. Затем инвесторы через ведущего передавали доверенному определенное количество очков, эквивалентных деньгам. Ведущий увеличивал их количество в четыре раза, а доверенному предстояло принять решение, сколько очков вернуть инвестору. При этом инвестор в каждом следующем заходе знал историю решений доверенного, с которым предстояло играть. Авторы эксперимента считали, что если участники эксперимента с самого его начала будут стремиться к максимальному обогащению, это отразится на отношении к ним со стороны инвесторов, которые в дальнейшем не будут доверять им крупные суммы.


В половине экспериментов ученые, перед их началом, воздействовали на правую часть префронтальной коры головного мозга испытуемых с помощью низкочастотной повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции, временно и в небольшой степени нарушавшей ее работу. В результате испытуемые теряли способность к наработке репутации от одного раунда игры к другому, хотя и сохраняли представления о принципах честной игры и были способны в целом вести себя альтруистически. Воздействие же на левую часть этой коры такого эффекта не имело. Ранее этой же группой были локализованы зоны, отвечающие за восприятие личного пространства человека.

 

В аналогичных исследованиях  специалисты Монреальского нейрологического  института в Канаде и университета Ньюкасла идентифицировали в нижней лобной извилине правого полушария область мозга, отвечающую за развитие музыкальных способностей, а канадские университета Монреаля считают, что им удалось вторгнуться в «святая святых» и выявить зоны, ответственные за чувство соединения с Богом. Во всяком случае, профессор Марио Борегар и его коллега Винсент  Пакет привлекли пятнадцать монахинь в возрасте от 23 до 64 лет для участия в эксперименте и по результатам МРТ установили в моменты мистических переживаний у испытуемых активацию различных участков мозга, в частности  хвостатого ядра, ассоциируемого с чувствами радости и счастья, и центров, которые отвечают за интеграцию физических ощущений, идущих от разных частей тела.         

 

Группа ученых из Торонтского университета, возглавляемая Майклом Инцлихтом, провела масштабный эксперимент, который выявил четкие различия между верующими и атеистами. В качестве задания был использован тест, разработанный в 1935 году американским психологом Джоном Ридли Струпом. Суть ее состоит в том, что испытуемым демонстрируют ряд слов, обозначающих различные цвета, причем цвет шрифта, которым напечатаны слова, не соответствует их значению (к примеру, слово «красный» может быть напечатано синим цветом). Когда участников просят назвать цвет шрифта, они зачастую совершают ошибки из-за  подсознательного стремления прочитать слова. Анализ результатов эксперимента показал, что при выполнении задания  активность передней части поясной извилины (отдела мозга, сигнализирующего человеку о необходимости сосредоточиться, после того как он совершает ошибку) у верующих сохраняется на более низком  уровне, чем у атеистов. Сравнение групп по количеству правильных ответов также превосходство верующих. Таким образом, удалось доказать, что  вера может оказывать благотворное влияние на человека: он становится более спокойным и не боится ошибиться.

 

МРТ основана на свойствах некоторых атомных ядер, прежде всего ядер атомов водорода, при помещении их в магнитное поле поглощать энергию в радиочастотном диапазоне и излучать её после прекращения воздействия радиочастотного сигнала. В зависимости от „окружения“, то есть от свойств биологической ткани, в которой находятся эти ядра, меняется интенсивность их излучения. Поэтому удаётся видеть изображения различных структур мозга. Суть же метода ПЭТ (позитронно-эмиссионной томографии)— в слежении за исчезающе малыми количествами вещества, помеченного радиоактивным ультракороткоживущим (период полураспада — минуты) изотопом. Изотоп излучает позитроны, которые аннигилируют с электронами, испуская два гамма-кванта, и разлетаются в противоположные стороны. Если зарегистрировать детектором эти гамма-кванты, то можно определить местонахождение атомов меченого вещества. Вещество выбирают такое, чтобы его концентрация отражала активность клеток мозга. Например, если где-то увеличивается концентрация глюкозы с радиоактивной меткой, это значит, что нейроны активно её потребляют, а следовательно, активно работают. Если в это время испытуемый выполняет какое-либо задание, то мы видим, какие области мозга участвуют в его выполнении. Метод ПЭТ позволяет применять короткоживущие изотопы (О, N, С, F), не очень вредные для пациента. С помощью ПЭТ можно также наблюдать изменение мозгового кровотока при том или ином поведении. При активации какой-либо области мозга кровь активно к ней приливает. Если ввести в  вену меченную радиоактивным кислородом воду, она поступает в сосуды мозга, и её можно зарегистрировать. Туда, где оказывается больше меченого кислорода, поступает больше крови, значит, именно там усиливается активность.

 

В 2004 году группа учёных из шести стран мира объявила о создании трёхмерной компьютерной карты человеческого мозга, по которой можно достоверно определить предрасположенность человека к некоторым заболеваниям. Создатели карты полагают, что уже могут связать те или иные болезни, например болезнь Альцгеймера или аутизм, с разными участками коры мозга. Сейчас они заняты уточнением деталей этой карты.

 

Другие фундаментальные данные о работе мозга были получены при исследовании мозговых генов. В клетках мозга работает половина из всех изученных генов, которые экспрессируются только там. Задача была в том, чтобы из всего их множества найти ключевые, участвующие в сохранении новой информации. Поиск увенчался успехом в середине 1980-х годов, когда К.В. Анохин и его коллеги обратили внимание на так называемые „непосредственные ранние гены“. Такое название они получили за способность первыми откликаться на внеклеточные стимулы. Роль же „ранних“ генов заключается в том, чтобы „разбудить“ другие — «поздние» гены. Их продукты — регуляторные белки — транскрипционные факторы, воздействуют на участки молекулы ДНК и запускают процесс транскрипции — переписывания информации с ДНК на РНК. В конце концов, „поздние“ гены синтезируют свои белки, которые вызывают в клетке необходимые изменения, например, образуют новые связи нейронов.

 

Другой группой британских нейробиологов Университетского колледжа Лондона под руководством профессоров Семира Зеки и Джона Ромайя был впервые идентифицирован участок мозга, который отвечает на ненависть и агрессию человека. Оказалось, что в мозге зоны страха, опасности и угрозы не пересекаются с новой обнаруженной зоной ненависти и агрессии. В эксперименте участвовали 17 добровольцев, активность мозга которых замерялась в тот момент, когда они рассматривали фотографии людей, которых ненавидят, либо просто знакомых. Оказалось, что активируются структуры коры и подкорки мозга, связанные с агрессивным поведением и координацией движений. Кроме того, с чувством ненависти связаны также зоны лобных долей мозга, важные для способности предсказывать действия других людей.

 

Группа специалистов из Вашингтонского университета под руководством Айлин Бернстайнв 2009 году доказала, что за образование условных рефлексов, связанных со страхом, отвечает базально-латеральный комплекс миндалевидного тела головного  мозга. В новом исследовании нейробиологи анализировали поведение крыс, которых на 30 минут помещали в клетку. Животные были разбиты на четыре группы. Представители первой — контрольной — сначала с интересом изучали новое пространство, а затем становились менее активны; некоторые даже засыпали. Крысы из второй группы вели себя, что естественно, похожим образом; отличие состояло в том, что через 26 минут после попадания животных в клетку по ее полу пропускался электрический ток. Для крыс четвертой группы условия были изменены: они подвергались воздействию электрического тока сразу после того, как оказывались в клетке. Для крыс третьей группы, которые успели познакомиться с клеткой за 10 предварительных посещений, экспериментаторы установили такую же 26-минутную задержку, как и для  группы номер два. На следующий день крыс (каждую особь отдельно) возвращали в клетку, а ученые наблюдали за проявлениями замирания — наиболее очевидного выражения страха у грызунов. Более всего были напуганы животные второй группы, причем у них морфологические изменения указанных структур были максимальны.

 

Ряд новых данных коренным образом меняет взгляды на механизмы работы мозга. В полной мере это можно отнести к работе нейрофизиологов из Германии и Голландии, опубликовавших в 2007 году сенсационные результаты своего последнего исследования. Как следует из данной публикации, работы одной-единственной клетки мозга лабораторной мыши оказалось достаточно, чтобы грызун среагировал на прикосновение к его усикам. Доказать это удалось, присоединив к исследуемому нейрону электроды. До сих пор такая высокая степень самостоятельности мозговых клеток замечена только у низших животных — обнаружить ее у млекопитающего было большим сюрпризом, тем более. что мышиная физиология принципиально ничем не отличается от человеческой.      До сих пор считалось, что работу мозга обеспечивает взаимодействие составляющих его клеток. Они образуют сложнейшие цепочки, в которых передается и обрабатывается информация. Роль отдельных клеток при этом принижалась. В свете новых исследований традиционные представления, судя по всему, придется пересмотреть.

 

Ранее ученые уже опровергли несколько заблуждений, касающихся человеческого мозга. Одно из них гласит, что мы якобы используем только 10% его возможностей. Современные методы сканирования, такие, как компьютерная томография, не оставили от подобного заблуждения камня на камне. На снимках видно, что все области мозга без исключения проявляют свою активность в равной степени, и неработающих участков в нем нет. Неверным оказалось и утверждение, согласно которому с годами мышление становится менее гибким. Микроскопическое исследование мозга животных разных возрастов показало: новые связи в нем в пожилом возрасте образуются и распадаются не менее интенсивно, чем в молодом.

 

Полученные данные позволили американским исследователям Марселу Джасту и Сашанку Варме, предложить новейшую теорию самоорганизации мозга для решения проблем и абстрактных рассуждений, которая носит название «4CAPS». На основании данных десятилетнего сканирования мозга они нашли иное объяснение данным                   процессам. Согласно концепции «4CAPS»  умственная деятельность является                    сложным "сетевым", а не локальным процессом. В ходе любого действия принимают                   участие сразу несколько участков головного мозга. При этом организуются сложные взаимосвязи между теми или иными ячейками совершенной нейронной сети, которая при необходимости включает различные участки головного мозга.  Ненужная информация стирается, причем в первую очередь исчезают негативные воспоминания, а позитивные хранятся дольше и определяют адаптивное поведение в проблемных ситуациях.

 

Приведенные исследования являются малой толикой широкого фронта работ по изучению механизмов различных видов психической деятельности. Некоторые наработки непосредственно затрагивают интимные механизмы сексуального поведения. Эрик Кандел, получивший в 2000 году Нобелевскую премию за исследования молекулярных механизмов памяти, в юности увлекался  психоанализом и мечтал выяснить в каких отделах мозга локализуются фрейдовские «эго», «суперэго» и «ид»,  что ему, впрочем, не удалось.  Однако в последние годы получен ряд фактов, свидетельствующих о том, что моральные оценки имеют не только рациональную, но и эмоциональную природу. При решении задач, связанных с моральными оценками, возбуждаются отделы мозга, отвечающие за эмоции, а поведенческие эксперименты показывают, что отношение людей к различным моральным дилеммам сильно зависит от эмоционального состояния. В частности, в исследованиях Мишеля Кенигса и Даниэля Тренела (2007) было показано, что у пациентов с двусторонним повреждением вентромедиальной префронтальной коры стираются грани в оценке вынужденных «виртуальных» и «собственноручных» убийств.

 

Таким образом, люди с поврежденной ВМПК при вынесении моральных суждений руководствуются только разумом, то есть «утилитарными» соображениями о наибольшем совокупном благе. Эмоциональные механизмы, руководящие нашим поведением порой вопреки сухим рассудочным доводам, у этих людей не функционируют. Они (по крайней мере в воображаемых ситуациях) легко могут задушить кого-нибудь своими руками, если известно, что это действие в конечном счете даст больший выход «суммарного добра», чем бездействие. Фрейд полагал, что суперэго локализуется частично в сознательной, частично — в бессознательной части психики. Несколько упрощая, можно сказать, что вентромедиальная префронтальная кора и генерируемые ею эмоции необходимы для функционирования бессознательного фрагмента «суперэго», тогда как сознательный морально-нравственный контроль успешно осуществляется и без этого отдела коры.

 

В 2007 году немецкому профессору Кристиану Келлу из Университета Франкфурта с помощью магнитно-резонансного сканера удалось локализовать сенсорные мозговые центры полового члена. Во время эксперимента над 8 добровольцами, Келл водил по разным частям их тела мягкой кисточкой, фиксируя ответ мозга на мониторе сканера. У всех испытуемых активировалась небольшая зона кора головного мозга сбоку от областей, представляющих брюшную стенку и пальцы ног. Полученные данные хорошо согласуются с результатами топической неврологической диагностики травматических поражений парацентральных долек головного мозга с симптомокомплексом ускоренной эякуляции, что было описано Г.С.Васильченко в 1960-х  годах прошлого века. Кстати, аналогичные попытки выделить мозговые центры сексуальной реактивности у женщин, так как любое прикосновение кисточкой к эрогенным зонам вызывает взрыв активности на мониторе сканера.

 

Почти одновременно с этим исследованием были опубликованы данные о возможном развитии редкой формы слабоумия после вазэктомии, то есть хирургической стерилизации мужчин. В исследовании, которое провели сотрудники Северо-Западного университета штата Иллинойс под руководством Сандры Вайнтрауб, было задействовано 47 мужчин с первичной прогрессирующей афазией. Контрольную группу составили 57 здоровых добровольцев в возрасте 55-80 лет. В основной группе вазэктомию прошли 40% мужчин, а в контрольной – только 16%. Кроме того, нейродегенеративное заболевание развивалось у стерилизованных мужчин в среднем на 4 года раньше, чем у других больных. Кроме того, из 30 мужчин с другими формами лобно-височной деменции вазэктомии подверглись более трети, что также значительно больше, чем в популяции.   Первичная прогрессирующая афазия напоминает по симптомам болезнь Альцгеймера, однако отличается от нее тем, что затрагивает, прежде всего, лобную и височную доли   головного мозга. Поражение речевых центров при ППА приводит к постепенно нарастающим нарушениям речи, утрате навыков чтения и письма, трудностям с припоминанием имен и названий предметов. Предположительно эти изменения могут быть спровоцированы иммунными реакциями в послеоперационный период при контакте сперматозоидов с кровью.

 

Попытки мозговой локализации сексуальных функций коснулись не только морфологических образований, но и таких сложных функциональных феноменов как либидо. Австралийские ученые утверждают, что сексуальное влечение человека  пропорционально размеру миндалевидного тела, небольшого "эмоционального" центра, находящегося у основания мозга, величиной с миндаль. Ранее было установлено, что миндалевидное тело имеет отношение к сексуальному влечению, то есть пробуждает сексуальную мотивацию и отвечает за брачное поведение у многих животных.  Но влияние его размера на выраженность влечения до настоящего момента не изучалась. Предполагается, что миндальное тело способно усиливать сексуальные сигналы, генерируемые гормональной системой, и при больших его размерах этот эффект наблюдается более отчетливо. Правда, исследователи не исключают, что стрессы, усталость и нехватка времени могут уничтожить и сексуальное желание, и оргазм даже при оптимальном размере миндалевидного тела. Тем более что снижение полового влечения может происходить и при нарушении гормонального фона.

 

Прием гормональных препаратов чреват изменениями головного мозга вплоть до появления у мужчин «женского мозга» и наоборот. Как выясняется, половые различия отдельных участков мозга определяются андро- и эстрогенами, заставляющими – по непонятным пока причинам – предшественников нервных клеток делиться в разных местах у самок и самцов. Черил Сиск и её коллеги из Университетов Мичигана и Чикаго не только обнаружили зоны мозга, где это проявляется, но и механизмы, определяющие судьбу «серых клеток». Объектом для исследования стали области «полового диморфизма» – участки головного мозга, по-разному устроенные у разных полов. В частности, было известно, что антеровентральное перивентрикулярное ядро гипоталамуса (AVPV) больше у взрослых самок, в то время как сексуально диморфичное ядро преоптической области (SDN) и миндалевидное тело – у самцов. Различия начинают проявляться ещё до полового созревания, но становятся ярко выраженными после его начала. Основной причиной этого диморфизма являются половые гормоны, регулирующие деление предшественников нервных клеток. Удаление половых желез сводило эти различия к минимуму. В эксперименте оказалось возможным избирательно влиять на рост этих структур с помощью введения половых гормонов.

 

Правда, и в самом действии гормонов на мозг и сексуальное поведение произошли существенные уточнения. Традиционно считалось, что тестостерон является гормоном агрессии и определяет мужской стиль сексуального поведения. Результаты новых исследований, показавших, что именно женские гормоны вызывают агрессивное поведение у мужчин, оказались совершенно неожиданными. Причем, высокое содержание женского гормона — эстрогена — ответственно за агрессивное поведения и «мачизм» у мужчин в той же степени, что и традиционное связываемый с этим тестостерон. Исследование самцов мышей с повышенным уровнем эстрогена показало, что они более склонны к агрессивному поведению и чаще метят территорию с помощью мочи. Именно эта модель поведения традиционно связывалась с уровнем тестостерона. Авторы исследования показали, что клетки мозга, содержащие фермент ароматазу, провоцируют превращение тестостерона в эстроген. Именно мужчины с большим количество таких клеток склонны к агрессии.

 

Таким образом, современные нейробиологические исследования убедительно показали роль мозговых структур в организации сексуального поведения у лабораторных животных и человека. Учет этих закономерностей позволяет понять индивидуальные вариации сексуального поведения УК людей одной социально-экономической формации. Нет сомнения, что индивидуальные различия сексуального поведения детерминированы генетическими факторами, что позволяет уже в ближайшем будущем рассчитывать на возможности генетической коррекции поведенческих расстройств.

 

Michael Koenigs, Daniel Tranel. Irrational Economic Decision-Making after Ventromedial Prefrontal Damage: Evidence from the Ultimatum Game // The Journal of Neuroscience, January 24, 2007, 27(4): 951–956).