Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

Откуда берутся геи?

Сексолог Сергей Агарков рассказал о том, у кого больше шансов стать гомосексуалами и можно ли поменять свои предпочтения.

 

На сегодняшний день ответить однозначно на вопрос о причинах формирования гомосексуальности ученые не могут. Мы до конца не знаем, что именно влияет на ее появление, потому что она складывается под воздействием очень многих факторов, часть из них установлена, а часть — пока нет.

 

Первый — и он абсолютно точно доказан — генетическое влияние. Выделен ряд генов, наличие которых способствует возникновению гомосексуальных ориентаций в дальнейшей жизни. Уже сейчас пытаются создать активные сыворотки, которые должны вроде бы этот процесс уменьшить.

 

Мы располагаем большим количеством данных о том, что сказывается на гомосексуальности мальчиков, а с девочками вообще далеко не все ясно. На определенном этапе развития мозг начинает формироваться по женскому типу. Мозг мужчин на 7% больше, чем у женщин, так же у него наблюдается строгое разделение функций правого и левого полушария, зато женский мозг имеет большое количество связей между полушариями, то есть мужчина думает одним полушарием, его мышление либо эмоциональное, либо инструментальное, а слабый пол — одновременно двумя половинами. Вот поэтому интеллектуальные возможности, что у мужчин, что у женщин примерно одинаковы, но механизм работы мозга у них, отчасти, разный.

 

Точно такая же тенденция сдвига работы мозга в женскую сторону обнаружена у гомосексуалов. Это уже легко увидеть с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ).

 

Раньше считалось, что гомосексуальность возникает часто у мальчиков, чьи матери принимали женские половые гормоны для сохранения беременности. Может быть, прием гормонов как раз и провоцирует развитие мозга по женскому типу.

 

Но сейчас выясняются и другие важные обстоятельства. Оказывается, что в зону риска чаще всего попадает самый младший из нескольких братьев. Каждый раз, когда молодая мать ожидает сына, возникает легкое напряжение ее иммунной системы, так как плод мужского пола воспринимается ею как чужеродное образование. Во время второй беременности напряжения иммунной системы возрастает, а в период третьей и четвертой беременностей иммунный конфликт может серьезно изменить программу развития мозга зародыша по женскому типу вместо запланированного мужского.

 

Третья причина – особенности воспитания в детстве, но, заметьте, что, ни заласкивание, ни восприятия мальчика как девочки практически не влияют на формирование транссексуальности и гомосексуальности. Максимальное влияние оказывает раннее половое созревание, когда сексуальные интересы ребенка могут быть реализованы только в однополой и более старшей возрастной группе. Риск развития гомосексуальности заметно увеличивается, если одновременно есть и другие уже названные факторы: генетические предпосылки, наличие старших братьев, прием гормонов матерью.

 

Дело в том, что с первого по шестой класс любовные отношения между детьми запрещены, в это время класс делится на два лагеря: мальчики считают всех девчонок плаксами и ябедами, а девочки всех мальчишек – хулиганами и грубиянами.

 

И появившееся в этом возрасте половое влечение можно направить только на лиц своего пола. Вообще, если половое влечение появляется раньше, чем возникает тесное социальное общение между мальчиками и девочками, то шансов стать гомосексуалом у ребенка гораздо больше.

 

С женщинами обстоит все намного сложнее, потому что у них изначально сексуальность проявляет себя мене активно, чем у мужчин, которые вынуждены конкурировать между собой, чтобы завоевать сердце прекрасной дамы, начиная от рыцарских ристалищ и заканчивая турниром кошельков. А у женщин половое влечение несколько придушено, потому что для правильного выбора генетически здорового и заботливого партнера, не нужно быть очень влюбленной, достаточно быть трезвомыслящей. Женщина, выбирая партнера, руководствуется мыслями о здоровом благополучном потомстве, поэтому само по себе половое чувство, которое необратимо определяется сексуальной ориентацией у юноши, у девушки менее однозначно. Мать должна любить и ребенка, и мужа, и других членов семьи, она вынуждена в большей степени заботиться о престарелых родителях. Ее сердце, скажем так, более открыто и более вместительно для самых различных персонажей и именно поэтому у женщин количество гомосексуальных контактов в жизни в среднем в два-три раза больше, чем у мужчин.

 

Но если мужчина должен безальтернативно закатиться в лузу либо гомо-, либо гетеросексуальных отношений, то женщина сравнительно легче переходит из одной ниши в другую и возвращается обратно. В структуре ее чувств больше привязанности, чем страсти и поэтому она может создавать относительно успешные и гетеро, и гомо союзы. Так что у женщины очевидно гомосексуальность возникает гораздо легче, но она не носит такого глубокого необратимого характера. В целом женщины меняют свои предпочтения намного легче, чем мужчины, но им это также дается не очень просто.

 

Среди сильного пола 4 до 5% никогда не выбираются из гомосексуальной ниши до самой смерти и по сути не имеют гетеросексуальных отношений. Еще 6-10 %, скорее, бисексуальны. Они ведут себя во многом по-женски, у них бывает гомо и гетеросексуальные отношения. Яркость контактов, их число может быть различно, но бисексуалы, как правило, до конца своей жизни не попадают ни в одну нишу. Остальные две трети мужчин ведут гетеросексуальную жизнь, хотя среди них есть еще энное количество бисексуалов, которые не допускают ни мысли, ни жеста, чтобы как-то реализовать эту неотреагированную часть своей природы.

 

Это распределение очень похоже на предсказание Зигмунда Фрейда, который еще в начале прошлого века написал, что от природы мы все бисексуалы: мы способны к сексуальным контактам с лицами своего и противоположенного пола, и только потом общество загоняет в гетеросексуальность.

 

В последнее время и бисексуальность, и гомосексуальность приняты как варианты нормы. они трактуются в международных медицинских документах Всемирной организации здравоохранения не как расстройства, а как сексуальные предпочтения. Одним нравятся высокие, другим — худые, а третьим — лица своего пола. Главное, что у человека сохраняется способность любить и быть социальным в независимости от пола. Гомосексуалы за редким исключением являются психически нормальными, пусть с некоторыми особенностями, но здоровыми.

 

Кроме того, они в жизни успешны не менее гетеросексуалов, лучше образованы, больше зарабатывают, они тщательнее следят за своим здоровьем, они лучшие родители. Те однополые пары, которые усыновляют детей, чаще ходят с ними в кино, театры, музеи, проверяют домашние занятия, встречаются с учителями, потому что эти люди воюют за свои родительские права, и каждый день вынуждены доказывать, что они достойны воспитывать ребенка.

 

Не смотря на то, что гомосексуалам труднее выстроить долговременные отношения (в мире гомосекса и бисекса связи, как правило, не очень продолжительные) они держатся за счет большей яркости, эмоциональной привязанности, а она ведь неизбежно ослабевает, когда на смену им не приходят брак, забота о детях, ведение домашнего хозяйства.

 

Многочисленные исследования лишь доказывают, что процент нарушения сексуальной ориентации детей в гомосексуальных семьях ни чуть не выше, чем в гетеросексуальных. Эти недавние результаты тридцатилетних зарубежных наблюдений за гомосексуальными парами, не противоречат и нашим исследованиям, правда ограниченным несколькими годами. На Западе, безусловно, больше статистики по этому поводу, и у нас нет никаких оснований сомневаться в том, что это действительно так.

 

Ученым пока не удается проследить генетическую карту детей гомосексуального отца. Не будем забывать, что геном человека был открыт лишь десять лет назад. Чтобы делать какие-то либо выводы о том, передается ли гомосексуальность по наследству, необходимо проследить жизнь хотя бы одного поколения, а это 25-30 лет. Утверждать что-либо можно, лишь увидев, что дети гомосексуалов являются носителями этого гена, и он как-то проявляется в их поведении. Организовать такие исследования, уговорить людей принять участие в таких программах достаточно тяжело. Но степень вероятности передачи этого признака вообще-то очень мала, поскольку он относится к слабым, рецессивным. То есть при рождении ребенка от гомосексуального отца мы получаем большее, почти гомеопатическое, разведение этого гена. Это происходит потому, что генетическая информация хранится на икс хромосоме, которых у женщины две, а у мужчины только одна, н как этот ослабленный генетический импульс сможет повлиять на поведение ребенка в дальнейшем, сегодня остается загадкой для науки.