Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

Сексуальное удовлетворение как цель и результат психосексуальной активности

Сексуальное удовлетворение – основной психологический фактор, определяющий качественную сторону сексуальности. В тоже время оно выступает главной целью психосексуальной активности, одним из мотивов сексуального общения, конечным результатом полового акта. Сексуальное удовлетворение достигается в релаксации, рекреации, коммуникации и т.д., и в зависимости от смысла, вкладываемого в это понятие человеком, меняется название, но не содержание.  Сексуальное удовлетворение лишь отчасти характеризуется реальными физиологическими процессами, протекающими в организме до, во время и после полового акта: изменением частоты пульса и дыхания, мышечного тонуса и цвета кожи, уровня артериального давления, тембра голоса и прочими феноменами, описанными У.Мастерсом и В.Джонсон.  

 

Совокупление в периоде половой зрелости как физиологический процесс может осуществить практически любая здоровая пара независимо от культурного уровня или степени взаимной привязанности. Но глубина чувств, богатство палитры интимного общения, обогащают этот процесс особой теплотой и чувством гармонии. Именно чувства, которые испытывает личность в интимном общении, наполняют жизнь новым содержанием, которое ведет к сексуальному удовлетворению. Степень удовлетворения в конечном итоге зависит от взглядов на вещи и чувств, переживаемых каждым человеком лично. У.Мастерс и В.Джонсон указывали, что всегда существует соблазн приравнять скорость возникновения сексуальных реакций к большему сексуальному удовлетворению и предостерегали от скоропалительных выводов, ссылаясь, что чилийский соус вызывает обильную секрецию пищеварительных ферментов, однако это не означает, что пищевое удовлетворение от него больше, чем от бифштекса, к которому он подан.

 

В ряде психологических работ было показано, что ощущение полноты сексуального удовлетворения зависит от общей удовлетворенности жизнью. Более тридцати лет назад в психологии прочно утвердилась теория «конечной точки» или теория set-point, объясняющая причины, по которым одни люди счастливы, а другие нет. Согласно этой теории, ощущение счастья на протяжении всей жизни либо присуще человеку, либо нет. Причина этого явления кроется в том, что это ощущение закодировано генетически. Для проверки этой гипотезы группа исследователей из Университета Тилбурга и Института биологии развития Общества Макса Планка  под руководством Брюса Хидея  из Университета Мельбурна  проанализировала большой массив данных опроса 60 тысяч жителей Германии от 25 до 60  лет. Опрос проводился 24 года (1984− 2008). В результате исследователи пришли к выводу, что счастье зависит от многих внешних факторов и стать счастливым — задача вполне реальная. Согласно исследованию Хидея, ощущение счастья каждого человека зависит от особенностей характера его партнера, целей и приоритетов в жизни, а также соотношения времени, которое тратится на работу и на отдых. Хотя теория конечной точки утверждает, что на протяжении всей жизни ощущение себя счастливым или несчастным не меняется, определенные события нарушают этот запрограммированный генами сценарий, но не более чем на один или два года, после чего к человеку возвращается  привычное самоощущение. Из этого следует, что ни индивидуальный выбор, ни даже кардинальные перемены в личной или общественной жизни на ситуацию повлиять не могут. Вместе с тем, лонгитюдное исследование Хидея показало, что чувство удовлетворенности жизнью и ощущение счастья все-таки поддаются управлению и зависят от нескольких вполне конкретных параметров. На первом месте оказалась степень эмоциональной уравновешенности партнера  вне зависимости от стажа отношений. На втором месте находятся жизненные приоритеты партнера, его ценностные ориентации на семью, а не на материальные блага или карьеру. Такая ситуация характерна и для мужчин, и для женщин,  причем женщины, партнер которых ставит превыше всего семейные ценности, намного счастливее тех, чьи спутники ориентированы на карьеру. Кроме того, для мужчин и для женщин недостаточное время, занятое работой, значительно хуже сказывается на эмоциональном состоянии, чем чрезмерная загруженность работой, а сильнее всего ощущение несчастья вызывает отсутствие работы. Последний параметр, от которого зависит ощущение счастья, показатель веса. Для мужчин недостаток веса гораздо более, чем его избыток вызывает серьезный эмоциональный дискомфорт и общую неудовлетворенность жизнью. Для женщин же избыточный вес вызывает только легкое чувство неудовлетворенности, но в среднем полные женщины оказались жизнью вполне довольны.

 

Аналогичные опросы 3000 россиян в разных регионах страны, имеющих постоянную работу, показали, что в целом счастливыми себя считает подавляющее большинство (71%). При этом 18% назвали себя абсолютно счастливыми, тогда как 53%, отвечая на поставленный вопрос, выбрали вариант «скорее да». Счастливых людей больше среди молодых россиян и опрошенных с высокими заработками. По словам респондентов, их благополучие во многом зависит от чувства удовлетворенности своей работой, зарплатой, отношением коллег и руководства, но им было бы крайне сложно чувствовать себя счастливыми без крепкой семьи и друзей. Счастливых больше всего среди сотрудников, работающих не более 6 часов ежедневно (счастливыми считают себя 22% россиян, работающих от 4 до 6 часов в день; скорее счастливы 61% сотрудников, чья рабочая нагрузка не превышает четырех часов в день). Сокращенный рабочий день позволяет сотрудникам не уставать от исполнения своих профессиональных обязанностей, уделять время семье и детям. Чем больше длительность рабочего дня, тем чаще сотрудники называют себя несчастными. Однозначно несчастных больше всего среди сотрудников, работающих более 12 часов в день (6%). Среди тех, кто скорее несчастлив, чем счастлив, преобладают россияне, чья рабочая нагрузка превышает 10 часов в день (16%), не оставляя времени на семью и дом.  Затруднились с ответом 13% опрошенных.

 

Психологические исследования феномена удовлетворенности жизнью не исчерпываются распределением времени между семьей и работой. Хайме Курц  из Колледжа Помоны выясняла, как влияет понимание времени на на чувство удовлетворенности жизнью. Участие в эксперименте приняли 67 студентов Университета Вирджинии, среди них 15 юношей и 52 девушки. За 6 недель до окончания университета их разбили на три группы. Первой группе искусственно прививалась мысль, что обучение закончится очень скоро. Второй группе внушалось, что до окончания университета еще очень далеко (например, время, остававшееся до окончания обучения, называлось в часах). Третьей группе не формировали никаких представлений о характере времени. Затем два раза в неделю в течение двух недель по электронной почте им приходили вопросники, в которых необходимо было отчитаться в законченных делах, планах и оценить  собственное состояние. В результате студенты, которым внушали, что учиться осталось совсем немного, от опроса к опросу усиливали свою активность. Они стали больше общаться с университетскими друзьями, участвовать в университетских мероприятиях, и в итоге стали чувствовать себя счастливее. Немного счастливее стали и люди из контрольной группы. Зато те, кто считал, что до выпуска много времени,  стал чувствовать себя более несчастными. Данное исследование полностью согласуется с теорией известного психолога Роберто Чалдини, который убедительно доказал, что чем ресурс реже, тем он более ценен. А время – это очень ценный ресурс, которым стоит наслаждаться. Поэтому самый простой способ стать счастливым – это наслаждаться тем, что есть сейчас, но скоро закончится. 

 

Логическим продолжением этой работы явился совместный проект психолога Университета Кентукки Нейтана Дюваля и Роя Баумейстера из университета штата Флорида, которые смоделировали ситуацию «управления страхом» с участием 432 студентов-добровольцев. Половине из них было предложено поразмышлять на тему собственной смерти и как это — быть мертвым, а затем написать небольшое эссе на эту тему. Другую половину попросили поразмышлять о зубной боли — явлении определенно неприятном, но не таком опасном. Затем студентам предложили выполнить стандартные психологические тесты диагностики  эмоционального состояния  Дополнительные проективные тесты включали незаконченные слова с провокацией полярных экспрессивных ответов.  Результаты стандартных тестов у групп не выявили значимых различий, однако проективные тесты показали, что студенты из группы «смертников» дали значительно больше эмоционально положительно окрашенных слов, чем студенты из группы «зубной боли». В эссе студентов, размышлявших о смерти, возникали переживания страха, презрения и счастья. Эта ментальная борьба выходит на сцену сразу же, как только появляется серьезная психологическая угроза. Профессор психологии Гарвардского университета. Дэниел Гилберт для обозначения данного феномена ввел специальный термин „психологическая иммунная реакция“, дезактивирующая состояние экзистенционального страха от мысли о том, что смерть неумолима. Другие угрозы, например угроза социального отторжения, измена партнера, сексуальные проблемы вызывают похожую психологическую иммунную реакцию, и этот механизм постоянно включается у здоровых людей, как способ избежать того, чтобы вся жизнь была наполнена тягостными переживаниями. Поэтому, нормальная психологическая защитная система является признаком психического здоровья.    

 

Ощущение счастья во многих психотерапевтических концепциях связывается с широтой социальных связей личности, числом дружеских контактов и эмоциональных отношений. Количество таких связей, необходимых для состояния счастья, до последнего времени не подвергалось экспериментальной проверке. В ходе недавнего социологического опроса, в котором приняли участие более 1700 человек, британские исследователи выявили следующую тенденцию: у счастливых и довольных жизнью людей много близких приятелей, и, главное, их список постоянно пополняется. Среди тех, у кого пять друзей и меньше, смогли назвать себя счастливыми всего 40%. Наличие от пяти до десяти друзей увеличивает шансы на счастье до 50%. Но самый высокий процент довольных жизнью среди тех, у кого больше десяти друзей.

 

Помимо фактора дружеских связей многие специалисты в области психологического консультирования априори связывают ощущение счастья с уровнем благосостояния общества. Однако еще в 1973—1974 годах профессор-экономист из  Южно-Калифорнийского университета Ричард Истерлин выдвинул теорию, известную как «парадокс Истерлина». Истерлин утверждал, что рост экономики страны и благосостояния населения не делает людей более счастливыми и не приводит автоматически к росту удовлетворенности жизнью.  Важно не просто материальное благосостояние — человеку необходимо ощущать себя успешнее окружающих его людей. С другой стороны, человек очень быстро привыкает к определенному уровню жизни и начинает стремиться к новым высотам. Хотя со времени первой публикации этой теории прошло почти сорок лет, споры и критика в ее адрес не утихают до сих пор. Многие специалисты считают, что теория не может работать одинаково в странах с разным уровнем экономического развития. Кроме того, все зависит и от временного промежутка, когда оценивается «степень счастья». В ответ на критику Истерлин  в течение последних пяти лет изучал статистику, собранную в разных регионах мира. В анализ вошли 17 развивающихся стран Латинской Америки, 17 развитых стран, 11 стран Восточной Европы с переходным типом экономики и 9 наиболее бедных стран Азии, Латинской Америки и Африки. В базе  данных, которую проанализировали ученые, находились опросы более 100 тысяч человек за период от 10 до 34  лет с 1994 по 2006 гг. Участники опросов оценивали уровень своего финансового благополучия и степень удовлетворенности жизнью по специальной шкале.  Для стран Латинской Америки не обнаружилось никакой зависимости между ростом валового внутреннего продукта на 1-3% в год и степенью удовлетворенности жизнью опрошенных. Несомненно, зависимость между удовлетворенностью жизнью и экономическим уровнем развития страны существует в определенные периоды,  и в целом степень удовлетворенности жизнью растет во время экономического роста и падает во время экономического кризиса. Однако при длительном наблюдении эта закономерность уже не  работает, и с течением времени даже вполне добротный уровень благосостояния не делает людей счастливее.

 

В развитие данной темы      компания Gallup  провела первое в истории глобальное исследование связи между уровнем дохода и ощущением счастья. В социологических опросах  в 2005–2006 годах приняли участие более 136 тысяч респондентов в 132 странах, представляющих 96% населения планеты. Руководитель проекта профессор психологии Университета Иллинойса Эд Динер считает основным результатом работы выявленное различие между удовлетворенностью жизнью и положительными эмоциями. Респондентов просили оценить по десятибалльной шкале степень удовлетворённости основных нужд в еде, жилье, удобствах, а также психологических потребностей. Кроме того, они должны были ответить на вопросы о положительных и отрицательных эмоциях, испытанных в предыдущий день, о том, чувствуют ли они уважение со стороны окружающих, могут ли положиться на друзей и семью в чрезвычайной ситуации, и насколько свободны в выборе повседневной деятельности. В целом, удовлетворённость жизнью растёт по мере увеличения личного и национального дохода. Но положительные эмоции, которые возрастают по мере увеличения доходов весьма незначительно, более тесно связаны с другими факторами, такими как уважение со стороны окружающих, свобода, социальная поддержка и хорошо выполненная работа.

 

Существуют довольно четкие приоритеты в географическом распределении стран, жители которых устойчиво считают себя счастливыми. В частности,  в первой десятке таких стран постоянно представлены все скандинавские страны, среди которых лидировала Дания. Новое исследование, которое провели Бенгт Брулде из Университета Геттеборга, а также Аса Нильсон, показало, что практически 90% населения Швеции считают себя счастливыми. При этом самым главным фактором счастья шведы называют не материальный достаток или успехи в работе, а хорошее здоровье, благополучие семьи, наличие верных друзей, хороший дом в безопасном и приятном для проживания месте, а также достаточное количество финансов. Среди наименее важных факторов счастья шведы назвали религиозные верования, политические обстоятельства, внешние данные, необыкновенную жизнь и наличие дизайнерской одежды.  Большинство жителей Швеции на первое место ставят семейную жизнь, а не работу или финансы, как граждане Западной Европы или США. Для сравнения, по данным последних социологических вопросов, полностью счастливыми себя считают 3% граждан России.

 

В сравнительном аспекте значительный интерес представляет масштабное исследование «феномена счастья» в американском обществе, предпринятое под руководством профессора Йельского Университета Джун Груббер. Ученые проанализировали то, как сложилась жизнь у людей, которые в детстве и юности считались веселыми и жизнерадостными. В целях верификации выборки они отследили судьбы людей, начиная с 1920-го года рождения. . Оказалось, что те, кто в юности отличался повышенной веселостью по сравнению со своими более эмоционально сдержанными сверстниками, умирали раньше. В качестве возможных объяснений приводятся такие особенности характера, как легкомысленное отношение к жизни, пренебрежение опасностями, склонность к нездоровому образу жизни. Кроме того, такие люди часто страдают биполярными аффективными расстройствами. Авторы исследования также установили, что сами попытки искусственно ощутить себя более счастливым изматывают, отнимают очень много энергии и, как следствие, приводят к фрустрациям и депрессии. По мнению ученых, многочисленные инструкции в популярных журналах «как стать счастливей» внесли немалый вклад в распространение депрессии в мире. Участникам исследования было предложено прочитать такого рода статью и последовать данным в ней советам, в частности, просмотреть комедию. К концу фильма люди, как правило,  чувствовали лишь усталость от прилагаемых усилий поднять настроение, а также злость и разочарование. В итоге исследователи пришли к выводу, что ключ к подлинному счастью – теплое, искреннее общение с семьей, родными и друзьями.

 

Другое исследование, проведённое Ричардом Э. Лукасом  из Университета штата Мичиган, показало, что психологическая адаптация  к основным событиям жизни – не единственный фактор, который влияет на наше эмоциональное благополучие. Те, кто чувствует себя более позитивно, преимущественно склонны ощущать удовлетворение задолго до благоприятных событий в их жизни. При этом, ощущение счастья не зависит от внешних обстоятельств или событий: финансовое процветание, замужество или здоровье не определяют субъективного благополучия. В целом, уровень счастья – нефиксированный показатель, который изменяется в ответ на негативные и позитивные события. Некоторые особо сильные волнения могут повлиять на уровень счастья в большей мере, чем другие. Исследователи собрали в Германии и Британии данные об уровне счастья людей до и после значимых событий. Согласно этим данным, люди могут вернуть себя к обычному уровню эмоционального благополучия после таких значительных событий как женитьба или смерть супруга, но часто не способны это сделать после развода, серьёзной болезни или увольнения. Одним из наиболее важных открытий исследователей стало то, что в эмоциональном благополучии важную роль играет индивидуальный фактор. Было установлено, что люди, долгое время находящиеся в счастливом браке, были расположены к позитивному настрою задолго до него. И наоборот: такое не наблюдалось у людей, которые были несчастны в браке и развелись.

 

Право на личное счастье является прерогативой любого демократического общества. Иначе обстоит дело во многих странах Африканского континента, где права женщин никогда серьезно не соблюдались. Но последние годы и в этом проблемном регионе мира происходят существенные подвижки.  В 2008 году в парламент Эквадора был внесён законопроект о праве женщин на сексуальное счастье. Его автор – представительница учредительного собрания страны от правящей партии Мария Вела. Если поправка будет одобрена, женщины получат право на принятие самостоятельных решений когда и с кем заниматься сексом, а также право на бесплатный доступ к информации о нём.  Инициатор поправки убеждена, что новый закон покончит с бесправием женщин, которые рассматриваются мужчинами только как сексуальный объект, исполняющий обязанности по воспитанию детей. Принятие закона уже два года тормозится неясностью, кто и каким образом будет контролировать соблюдение этого закона.

 

Приведенные данные обязывают рассмотреть конечный полезный системообразущий результат психосексуальной активности под новым углом зрения. Как было показано в предыдущих разделах, системообразующим фактором мужского копулятивного цикла является выделение мужского оплодотворяющего начала, то есть эякуляция. Вопрос о системообразующем факторе женского копулятивного цикла остается дискуссионным. С одной стороны, женский копулятивный цикл как функциональная система организуется для обеспечения пассажа спермы в женских половых путях до места возможного оплодотворения. С другой стороны, даже при успешном пассаже спермы к месту оплодотворения яйцеклетки, информация о завершенности этого процесса сингамией (слиянием половых клеток) поступает с заметным опозданием по отношению к имевшему место копулятивному циклу. Этот феномен отчасти объясняется отсутствием прямых нервных связей яйцеклетки с материнским организмом после овуляции, из-за чего обратная афферентация о свершившемся факте оплодотворения поступает по более инертным гуморальным каналам. У самок многих видов млекопитающих не удалось получить никаких лабораторных данных о наличии оргазмоподобных реакций при спаривании. Копулятивный цикл у них возможен только в период течки и представляет собой серию абортивных циклов, завершающуюся манифестацией беременности. При этом, некоторая избыточность копулятивной активности после оплодотворения является известной перестраховкой и гарантией наступления беременности самки в каждый период течки. Иными словами, диктат интересов репродукции не позволяет отключать копулятивную активность до достоверного и необратимого наступления беременности. У человека и высших приматов появляется новое всесезонное приобретение – круглогодичный менструальный цикл, который компенсирует другие эволюционные инновации – малоплодность и значительное увеличение сроков беременности. Женщина вынуждена круглогодично, то есть минимум неделю ежемесячно, находиться в состоянии готовности к беременности, чтобы реализовать репродуктивную программу и обрести потомство в оптимальный момент жизни. Кроме того, человечество не один век использует различные контрацептивные приемы, количество рождений в современной европейской цивилизации колеблется около двух за весь репродуктивный период, поэтому использовать репродуктивные механизмы для регуляции не менее чем сорокалетнего периода сексуальной активности просто не эффективно.  Кроме того, превалирующий моногамный уклад современного общества регулируется многочисленными социальными механизмами, которые активно внедряются в сферу репродуктивных технологий, оттесняя репродукцию на периферию в мотивационном портфеле психосексуальной активности. Сезонная копулятивная активность животных еще может позволить себе быть биологически расточительной, но в современном обществе на женщину возлагается масса социальных функций, которые все больше нивелируют ее биологическое призвание. Поэтому в эволюции женской сексуальности неизбежно появляется своеобразный временный «выключатель» копулятивного цикла в виде оргазма, напоминающего мужской финальный аккорд. В этом феномене одновременно пересекаются две важные системные закономерности: принцип экономии энергии функциональной системы и принцип использования эволюционно отработанных механизмов для решения новых задач. Описанные феноменологические закономерности мужского и женского оргазма только подтверждают эту идею. В отличие от мужского женский оргазм вариативен по конфигурации и интенсивности, по его завершению возбуждение спадает медленно и может  реактивироваться при возобновлении стимуляции. К такой активности способен лишь очень молодой и очень темпераментный мужчина. К тому полная палитра оргастичности раскрывается у женщин в зрелом возрасте, когда мужчина входит в условно-физиологический ритм половой активности и теряет интерес к повторной и ежедневной активности. Правда, тенденция к серийной психосексуальной активности сохраняется у мужчин в течение длительного периода, поэтому есть основания полагать, что женская сексуальность эволюционно перестроилась от целей смены сексуального партнера к целям  максимально длительного удержания перспективного сексуального партнера. Иными словами женская сексуальность призвана в первую очередь удовлетворить широкий спектр мужских сексуальных запросов и получить взамен не только одноразовый качественный генетический материал, но и надежного партнера по воспитанию потомства. Совокупность этих требований непереводима на язык физиологических реакций и лишь отчасти связана с сексуальным удовольствием как таковым. Зато результирующий вектор конгломерата биологических, психологических и социальных потребностей достаточно полно отражается в феномене сексуального удовлетворения.

 

У мужчины сексуальное удовлетворение следует за сексуальным удовольствием на значительно большей дистанции и не растворяется в нем полностью до преклонных лет. Более того, они более-менее успешно сосуществуют, реализуясь в инновациях сексуальной техники и нестандартных сексуальных практиках. Нередко при наличии достаточного сексуального удовлетворения в супружестве на декларативном уровне нереализованные потребности сексуального удовлетворения восполняются в легких внебрачных связях и падают в деперсонализированную копилку сексуального удовлетворения.

 

Психологическая или эмоциональная удовлетворенность – одна из основных характеристик сексуального здоровья. При наличии взаимного доверия, сильного влечения, глубокой привязанности эмоциональное сексуальное удовлетворение достигается гораздо эффективнее, ибо в этих условиях обостряется чувственность и включаются высшие эмоциональные обертоны. И тогда сексуальное удовлетворение во многом достигается за счет близости тел, поцелуев, нежного соприкосновения партнеров. Они порой сильнее, значимее для них, и дают не меньшее наслаждение и радость, чем обязательный оргазм с последующей разрядкой. Требование облигатности женского оргазма, навязанное массовыми стереотипами современной сексуальной культуры нередко создает немало проблем у совершенно здоровых супружеских пар. Пытаясь соответствовать этим нормам, мужчины и женщины загоняют себя в психологический тупик, закрывающий каналы эмоционального общения. Между тем многие исследования, проведенные в у мужчин, и у женщин инволюционного возраста, показывают, что чувство тепла и доверия в объятиях любимого человека дают ни с чем не сравнимое удовлетворение. Половой акт с обязательным оргазмом и эякуляцией порой не столь важен, как чувство комфорта, безопасности, нежности, которые дает интимность сама по себе.

 

До настоящего времени серьезные исследования феномена сексуального удовлетворения практически не проводились. Пока источником основных интересных выводов являются материалы клинических наблюдений сексуальных дисгармоний и эмоциональных расстройств, связанных с чувством вины, обиды, страха. Даже не вдаваясь в тонкости психоанализа, в сексологической литературе отмечается значение следующих психологических факторов сексуального удовлетворения:

— необходимости соответствовать моральным нормам,

— религиозных убеждений,

— потребностей в асексуальном поведении,

— карьерных соображений,

— борьбы за власть в паре,

— материнских и отцовских чувств,

— родственных связей,

— собственного контроля,

— сопротивления сознания,

— бессознательных влечений и многих других.

 

Сексуальное удовлетворение как конечный полезный результат истинных партнерских отношений подвергается самой массированной атаке негативных эмоциональных факторов, но оно же обладает удивительной способностью перерабатывать их в энергию взаимной привязанности, взаимопонимания и кооперативности с решении проблем. Сексуальное удовольствие, как комплекс физиологических реакций, достижимо и в анонимных сексуальных контактах, тем более, что оргазм является непременным и обыденным атрибутом мужской сексуальности. Но сексуальное удовлетворение, как более глубокое и продолжительное чувство, не успевает проявиться в одном эпизоде, тем более какой-то случайной связи. Правильнее сказать, что чувство сексуального удовлетворения появляется после секса, а не во время его. Поэтому говорить о сексуальном удовлетворении можно лишь в отношениях с постоянным партнером, причем, дело даже не в количестве и качестве сексуальных контактов, а в том чувстве уникальности и неповторимости отношений, рождающемся из ощущения полного взаимопонимания с партнером.

 

Большинству женщин для регулярного оргазма необходимо наличие многих факторов, и в первую очередь – эмоциональных отношений с партнером. Поэтому  показатель уровня оргастичности женщины безусловно является важным показателем сексуальной удовлетворенности. Правда, в социологических исследованиях, посвященных сексуальным отношениям, женщины, не испытывающие оргазма при близости с мужем, тем не менее, утверждали, что испытывают чувство сексуального удовлетворения. По данным Анны Темкиной, изучавшей сценарии сексуальной удовлетворенности в женских биографиях, сексуальное удовлетворение никогда, редко или довольно редко испытывают  5% мужчин и 36% женщин из 2078 опрошенных в 1996 году жителей С.Петербурга.

 

Понятие удовольствия ассоциируется с сексом, а понятие сексуального удовлетворения с эротизмом отношений.  Функция сексуального удовлетворения — одна из основных в сексуальности: оно освободилось от функции продолжения рода и начало жить самостоятельной жизнью, подчиняя себе другие закономерности; оно не абстрактно, а конкретно, и привязано к отдельному индивиду; вне индивида нет сексуального удовлетворения. Таким образом, сексуальное удовлетворение — это персонализированное сексуальное удовольствие,  оно зависит от привычек и расположения конкретного человека, хотя подвержено не только внутренним, но и внешним влияниям. У него свои собственные  индивидуальные пространственно-временные условия. В отношениях с партнером функция сексуального удовлетворения. вступает в симбиоз со связующей функцией сексуальности и взаимно усиливается. Если партнерство постепенно вырождается в супружеский долг, принуждение к оргазму, нефизиологическое и антипсихологическое стремление к соответствию — это цивилизационные феномены организованной враждебности сексуальному удовлетворению. Индивид при этом отступает на задний план, критерием становится сам акт, появляются формальная сексуальность и псевдоудовлетворение. Длительная любовь, если ее не рассматривать как некую абстракцию, лишенную содержания, может обойтись без подобного мнимого удовольствия; но она отнюдь не чужда спонтанным переживаниям, безграничному и беспрепятственному чувству и эмоциональной глубине. Многие люди именно в ней испытывают наибольшее сексуальное удовлетворение.

 

Таким образом, в системной концепции феномен сексуального удовлетворения одновременно выполняет функцию цели и конечного полезного результата психосексуальной активности. Этот феномен не просто заполняет паузы между половыми актами или выполняет роль некого эмоционального фона партнерства, он самым активным образом участвует в формировании сексуальной мотивации и процессах афферентации из блока памяти, наделяя восприятие образа партнера всем позитивным опытом отношений.