Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

Сексуальные нарушения и их коррекция (Краткое практическое руководство по диагностике и лечению психогенных сексуальных дисфункций)

 

                               В. А. доморацкий

 

     сексуальные нарушения и их коррекция

 

(Краткое практическое руководство по диагностике и лечению психогенных сексуальных дисфункций)

 

Изд. «ФЕНИКС», Ростов на дону, 2003 – 288 С.

 

                                       ISBN 5-222-03310-4

 

Краткая аннотация.

В книге с современных позиций кратко рассмотрены актуальные вопросы клиники и диагностики половых дисфункций, представлены основные методы их коррекции у мужчин. Особый акцент сделан на психотерапевтическом лечении сексологических пациентов.

Для сексологов, психотерапевтов, психиатров, клинических психологов.

 

От автора

Среди потока изданий по сексологической тематике сегодня крайне редко можно встретить книги, адресованные специалистам-практикам, т.е. тем, кому по роду своей деятельности приходится оказывать профессиональную помощь при возникновении проблем в весьма деликатной сфере интимных отношений людей. Данная книга задумана, как краткое практическое руководство по диагностике и терапии нарушений сексуальной сферы. Она предназначена, в первую очередь, для сексологов, психотерапевтов, психиатров, клинических психологов, но может быть полезной и другим специалистам.

В её первой части излагаются основные варианты психогенных сексуальных дисфункций (с учетом требований МКБ-10) и вопросы их дифференциальной диагностики. Во второй части книги представлены основные методы лечения половых дисфункций у мужчин. Освещены вопросы коррекции нарушений межличностных и сексуальных отношений в паре. Особый акцент сделан на использовании современных методов психотерапии. Рассматривается оригинальная модель интегративной психотерапии сексуальных нарушений у мужчин. Дано описание ряда современных психотерапевтических методик для эффективной коррекции психологических механизмов  мужских половых дисфункций и семейно-сексуальных дисгармоний. Следует отметить, что основные принципы и техники предложенной модели могут использоваться при психотерапевтической коррекции половых дисфункций у женщин, безусловно, с поправкой на особенности женской сексуальности.

Приведены основные группы лекарственных препаратов для терапии сексуальных дисфункций у мужчин. Кратко изложены и другие виды лечения, применяемые в сексологической практике. Учитывая огромный диапазон индивидуальных различий в сексологических проблемах и способах их коррекции, а также ограниченный формат пособия, автору удалось сжато, практически тезисно рассмотреть  лишь  некоторые, важные на наш взгляд, аспекты диагностики и лечения лиц, страдающих нарушениями половой сферы.

 

 

Часть 1

ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ НАРУШЕНИЙ

СЕКСУАЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ

 

Принципы систематики сексуальных дисфункций в МКБ-10

 

Классификация сексуальных дисфункций психогенной этиологии, изложенная в разделе F52. Класс V, МКБ-10, является феноменологической и опирается на представления о связи половых расстройств с определенной фазой цикла сексуальных реакций человека. Выделяют четыре таких фазы, следующие друг за другом, и соответствующие им половые дисфункции. (Г. Каплан, Б. Сэдок, 1994, 1998).

1. Влечение (желание). Фаза отличается от остальных физиологических фаз и включает аспекты фундаментальной психологии (мотивация, побуждения, личностные особенности и установки), тесно связанные с сексуальными желаниями человека. Она характеризуется сексуальными фантазиями и жаждой сексуальной деятельности. По Г.С.Васильченко (1990), зрелое половое влечение подразумевает селективность (избирательность) как в выборе самого объекта влечения, т. е. направленность, так и индивидуальные предпочтения в конкретных формах осуществления интимной близости. В половом влечении особая роль принадлежит энергетическому компоненту, связанному с глубинными структурами мозга, эндокринными железами. Именно этот компонент обеспечивает пробуждение полового влечения и во многом определяет его наличие и степень выраженности в дальнейшем.

Половые дисфункции, связанные с первой фазой: сниженное сексуальное влечение (гиполибидемия), отсутствие или потеря полового влечения (алибидемия); сексуальное отвращение (аверсия); повышенное половое влечение (нимфомания, сатириазис).

2. Возбуждение. Фаза состоит из субъективного ощущения сексуального удовольствия и сопутствующих физиологических изменений. Она соответствует выделяемым У. Мастерсом и В. Джонсон (1966) фазам возбуждения и плато, следующим друг за другом. При этом у мужчин возникает эрекция полового члена, подтягивается мошонка, яички приподнимаются и увеличиваются в размерах до 50%; из бульбоуретральных желез выделяется две-три капли мукоидного секрета; возможно сексуальное покраснение кожи живота, передней поверхности грудной клетки, лица и шеи.

У женщин в 2/3 случаев возникает эрекция сосков, а грудные железы увеличиваются в размерах до 1/3 (особенно у некормивших грудью); в фазе возбуждения происходит увеличение диаметра клитора, но лишь в половине случаев отмечается видимое увеличение его головки; возникают изменения окраски малых и больших половых губ (до ярко-розового у нерожавших и красного — у рожавших), происходит выделение вагинального транссудата (смазки), а верхние две трети влагалища растягиваются; половое покраснение кожи бывает не всегда. Фаза возбуждения длится от нескольких минут до нескольких часов.

Сексуальные дисфункции, связанные со второй фазой: недостаточность или отсутствие генитальной реакции (расстройства сексуального возбуждения у женщин и нарушения эрекции у мужчин); с некоторыми оговорками сюда могут быть отнесены диспареуния и вагинизм.

Диспареуния (боль во время полового акта) может нарушать фазу возбуждения и мешать получать удовольствие от сексуального контакта.

Вагинизм делает крайне болезненным или невозможным введение полового члена во влагалище, блокируя фазу возбуждения, которая возникает у женщин только при внекоитальной сексуальной активности.

 

3. Оргазм. Наивысшая стадия сексуального удовлетворения со снижением сексуального напряжения и ритмическим сокращением мышщ промежности, анального сфинктера и внутренних половых органов с интервалом 0,8 секунды, с последующим снижением силы, длительности и периодичности сокращений. При этом у мужчины обычно происходит 4-5 ритмических спазмов простаты, семенных протоков и уретры, что приводит к выбросу спермы; у женщин — от 3 до 15 непроизвольных сокращений нижней трети влагалища и других мышечных групп. Оргазм продолжается 3-15 секунд и сопровождается легким затуманиванием сознания. При ярком оргазме можно говорить о своеобразном «кинестетическом трансе» с фокусировкой внимания на чувственных экстатических переживаниях.

Сексуальные дисфункции, связанные с третьей фазой: оргазмическая дисфункция, проявляющаяся у мужчин затрудненной эякуляцией либо ее отсутствием (анэякуляторным синдромом), у женщин — абсолютной и относительной аноргазмией; преждевременная  эякуляция у мужчин, при которой нередко снижена острота оргастических переживаний; постэякуляторная боль.

4. Разрешение. Фаза сопровождается чувством общего расслабления и благополучия, мышечной релаксацией. Мужчины на определенное время, которое зависит от половой конституции и увеличивается с возрастом, утрачивают способность к новому оргазму. Такой рефрактерный период (невозбудимости) может продолжаться у них от нескольких минут до многих часов. У женщин рефрактерный период отсутствует, поэтому они потенциально способны к множественному оргазму. Фаза длится 10-15 минут, а если в результате сексуальной стимуляции оргазм не возник — до 6-12 часов.

Половые дисфункции, связанные с четвертой фазой: посткоитальная дисфория; посткоитальная головная боль.

Сексуальные дисфункции могут быть проявлениями биологических нарушений (органические, соматогенные), внутрипсихических и межличностных конфликтов (психогенные) либо сочетания этих факторов (смешанные). При этом подчеркивается, что в происхождении сексуальной дисфункции обычно участвуют и психические и соматические процессы, что порой затрудняет определение относительного значения психологических и/или органических факторов. МКБ-10 рекомендует трактовать такие половые дисфункции как смешанные или неопределенной этиологии.

 

Основные положения системного подхода

и структурного анализа половых расстройств

 

Системная концепция, разработанная Г.С. Васильченко (1956, 1977, 1983, 1990), предлагает наиболее адекватный подход к изучению многоуровневого обеспечения половых функций, выявлению патологии сексуальной сферы и проведению соответствующего лечения.

Системный подход как методологическая ориентация в науке исходит из того, что при объединении нескольких элементов в систему последняя приобретает новые свойства, не присущие ни одному из элементов в отдельности. Предметом системного подхода является изучение составляющих систему элементов, связей между ними и свойств системы как единого целого. С позиций общей теории функциональных систем П. К. Анохина (1975) копулятивный цикл представляет собой частный случай такой системы. Он создает необходимые условия как для возможности зачатия, а значит продления рода (прокреационный аспект сексуальности), так и для достижения сексуального наслаждения, удовлетворения (рекреационный аспект сексуальности). Для решения этих задач природа объединила в единую функциональную систему ряд самостоятельных систем: психику и нервную систему, эндокринный аппарат, урогенитальный тракт и систему кровообращения.

Все они принимают непосредственное участие в целостном обеспечении сексуальной сферы и делают возможным половой акт. Внешние эффекты деятельности функциональной системы копулятивного цикла мужчины можно разделить на пять последовательных стадий: первая, психическая, стадия начинается с осознания желания близости, направленного на конкретный сексуальный объект и заканчивается появлением эрекции. При наличии адекватных условий в процессе коммуникации с потенциальным партнером возникает вторая, эрекционная, стадия, которая заканчивается интроитусом (введением полового члена во влагалище). Третья, фрикционная, стадия характеризуется постепенным нарастанием возбуждения до определенного предела. Далее следует четвертая, эякуляторная, стадия, сопровождающаяся оргазмом и последующим резким спадом возбуждения. Пятая, рефрактерная, стадия заключается в абсолютной, а затем относительной половой невозбудимости в течение определенного периода после эякуляции.

У женщин также выделяют пять стадий копулятивного цикла. Первая, психическая, стадия, возникающая на фоне определенной эротической готовности, охватывает период от осознания женщиной желания сексуальной близости до принятия решения о её осуществлении, причем осознание желания полового акта с конкретным мужчиной обычно происходит под воздействием эротической стимуляции с его стороны (комплементы, прикосновения, поверхностные ласки и т. п.). Вторая, сенсорная, стадия, наступающая вслед за принятием женщиной решения о реализации интимной близости, характеризуется интенсификацией любовных ласк, которые приобретают характер целенаправленной стимуляции эрогенных зон, и охватывает период до интроитуса. Эта фаза характеризуется нарастающим возбуждением, проявляющимся специфическими физиологическими реакциями (любрификацией, расширением верхнего отдела влагалища и т. п.). Третья, фрикционная, стадия охватывает период от интроитуса до наступления у женщины оргазма. Четвертая, стадия оргазма, с присущими различным женщинам индивидуальными вариациями продолжается до полной оргастической разрядки. Пятая, резидуальная, стадия отличается от соответствующей у мужчин тем, что в подавляющем большинстве случаев повторная эротическая стимуляция приводит к новому нарастанию полового возбуждения, а сам спад возбуждения у женщин происходит плавно и занимает более продолжительное время.

Ответственными за последовательную реализацию стадий копулятивного цикла человека являются определенные анатомо-физиологические комплексы (функциональные блоки), которые Г. С. Васильченко назвал составляющими копулятивного цикла. У мужчин их выделяется четыре.

1. Нейрогуморальная составляющая связана с деятельностью глубинных структур мозга (гипоталамус, лимбико-ретикулярный комплекс) и эндокринных желез. Она обеспечивает достаточный уровень гормональной насыщенности организма, необходимый для нормальной половой активности, фактически формируя энергетический потенциал полового влечения человека и определяя напряженность и интенсивность его сексуальных проявлений.

2. Психическая составляющая связана с деятельностью головного мозга и психическим функционированием индивида. Она осуществляет психоэмоциональную настройку на половой акт. Определяет направленность полового влечения, обеспечивает адекватность сексуального поведения обстановке, индивидуально-личностным установкам партнеров и морально-этическим требованиям общества.

3. Эрекционная составляющая, анатомо-физиологическим субстратом которой являются центры и нервные пути эрекционного рефлекса, система кровоснабжения гениталий и сам половой член. Она обеспечивает главным образом механическую сторону полового акта, приводя при соответствующем настрое к возникновению эрекции.

4. Эякуляторная составляющая связана с деятельностью тестикул, простаты, семенных пузырьков, семявыносящих путей, а также нервных центров и нервных путей эякуляторного рефлекса. Обеспечивает конечный биологический результат половой активности — выделение мужского оплодотворяющего субстрата.

У женщин соответственно выделяют три составляющие копулятивного цикла: нейрогуморальную и психическую, которые в целом соответствуют аналогичным составляющим у мужчин, и генитосегментарную, которая обеспечивает ряд чисто женских сексуальных реакций, включая изменения, происходящие в гениталиях при нарастающем половом возбуждении, и оргастические переживания. Деятельность генитосегментарной составляющей обеспечивают нервные элемены (от рецепторного аппарата гениталий до сексуальных центров головного мозга), а также сами женские половые органы. Если пять стадий копулятивного цикла поочередно сменяют друг друга в процессе нарастания полового возбуждения, то последнее достигается за счет последовательного вклада в процесс возбуждения каждой из составляющих (четырех — у мужчин или трех — у женщин) и суммации их эффектов.

На основе системной концепции о стадиях и составляющих копулятивного цикла Г. С. Васильченко (1970,1983) разработал метод структурного анализа половых расстройств. Структурный анализ позволяет выявить патологию каждой из составляющих копулятивного цикла, оценить характер и степень выраженности имеющихся нарушений (сексопатологических синдромов) и определить соотношения между ними, т. е. реальный вклад каждого из выявленных синдромов в возникновение и развитие полового расстройства у пациента.

В рамках структурного анализа разработаны и изложены в отечественных руководствах по сексопатологии критерии оценки поражения каждой из составляющих копулятивного цикла (функциональных систем, обеспечивающих сексуальную сферу человека). Опыт применения структурного анализа показал, что при возникновении патологии одной из составляющих, другие, оставшиеся сохранными, в ряде случаев берут на себя ее функцию, благодаря чему достигается адаптивный эффект. Например, нарушения нейрогуморального обеспечения не всегда приводят к ощутимым половым расстройствам. Часто достигается относительная компенсация за счет психической составляющей, связанная с формированием и закреплением, на основе повторяющихся сладострастных переживаний в прошлом, мощной психической доминанты, которая может длительное время поддерживать определенный уровень сексуального напряжения, выражающегося в сохраняющемся желании половой близости. Если же компенсаторных механизмов недостаточно, в патологический процесс часто вовлекаются и другие составляющие, а половое расстройство приобретает все более полисиндромный характер. Например, преждевременная эякуляция, обусловленная осложнениями урологической патологии, свидетельствует о поражении эякуляторной составляющей. Если женщина часто высказывает недовольство малой продолжительностью полового акта, мужчина начинает испытывать возрастающее напряжение и неуверенность в себе, всеми силами пытается продлить коитус (сокращает прелюдию, делает остановки во время фрикций и т. п.). Если все усилия оказываются бесплодными, у него может сформироваться тревожное ожидание новой сексуальной неудачи, т. е. вовлекается психическая составляющая, что приводит к еще большему ускорению семяизвержения, а также к ослаблению эрекции при попытках осуществить введение (интроитус). В тех случаях, когда, видя безуспешность своих попыток нормализовать половую жизнь, мужчина сводит к минимуму сексуальную активность или подолгу вообще отказывается от попыток близости, у него на фоне сексуальной абстиненции постепенно ухудшается и гормональное обеспечение, т. е. начинает страдать нейрогуморальная составляющая.

При структурном изучении сексуальных расстройств в подавляющем большинстве случаев обнаруживается сочетанное поражение нескольких составляющих (патология нескольких функциональных систем). Причем чрезвычайно важно правильно оценить роль каждого из патогенных факторов и взаимосвязь между нарушениями различных систем, обеспечивающих половую сферу. Это позволяет расставить акценты в лечении и сосредоточить основные терапевтические усилия на коррекции стержневой патологии, т. е. на нарушениях, имеющих наибольшее значение в формировании сексуальной дисфункции.

Структурный анализ полового расстройства осуществляют в два этапа. На первом этапе пациент проходит детальное сексологическое обследование и с учетом предъявляемых жалоб, полученных анамнестических данных, объективного исследования и особенностей актуальной партнерской ситуации устанавливается степень сохранности функциональных систем, обеспечивающих половую сферу, и идентифицируются клинические формы сексопатологических синдромов. На втором этапе выявляют структуру сексуального расстройства и роль каждого из выделенных синдромов в клинической картине половой дисфункции. Именно на этом этапе выделяют стержневой синдром (ведущий), который вносит максимальный вклад в развитие сексуального расстройства и прослеживается на всех его этапах. Определяют синдромы, предрасполагающие к расстройству, осложняющие его течение (вторичные) либо сопутствующие ему.

С позиций структурного анализа диагностическое заключение должно отражать как клинические особенности сексуальной дисфункции (ее феноменологию), так и уровни поражения составляющих копулятивного цикла (указываются в порядке значимости все выявленные у больного нозологические формы либо клинические синдромы). Дополнительно могут быть отмечены параметры половой конституции, его характерологические особенности, нюансы межличностных и сексуальных отношений с актуальным партнером и т. д. Подобное диагностическое заключение является весьма информативным и дает достаточно полное представление о всем комплексе проблем, имеющихся у сексологического пациента.

Г. С. Васильченко (1956, 1983, 1990) разработал представленную ниже патогенетическую классификацию половых расстройств, основываясь на физиологической концепции о стадиях и составляющих копулятивного цикла и клиническом методе структурного анализа сексуальных дисфункций.

 

Патогенетическая классификация

сексуальных расстройств у мужчин

 

  1. Синдромы расстройств нейрогуморальной составляющей

 

1. Первично-сексологические плюригландулярные синдромы.

1а. Синдромы нарушения темпов пубертатного развития (задержанное, преждевременное, дисгармоничное).

1б. Инволюционное снижение половой активности.

1в. Расстройства, спровоцированные применением гормонотерапии и др.

2. Вторичные сексуальные расстройства при специфических эндокринных заболеваниях.

2а. Патология дифференцировки пола (вследствие нарушений соматосексуального развития).

2б. Сексуальные нарушения при поражении гипоталамуса.

2в. Сексуальные расстройства гипофизарного происхождения.

2г. Половые расстройства при заболевании семенников (яичек).

2д. Сексуальные расстройства при заболеваниях других эндокринных желез.

 

  1. Синдромы расстройств психической составляющей.

1. Нарушения психосексуального развития.

2. Сексуальные нарушения при психопатологических расстройствах с преобладанием конституционально-эндогенных факторов.

2а. Акцентуации характера.

2б. Психопатии (расстройства личности).

2в. Эндогенные психозы.

3.Сексуальные нарушения при психопатологических растройствах с преобладанием экзогенных (реактивных, ситуационных) факторов:

3а. с первичным поражением сексуальной сферы.

3б. с вторичным вовлечением сексуальной сферы в клиническую картину невротического расстройства.

4.Синдром дезактуализации и нарушенной реадаптации сексуальной сферы.

5.Мнимые сексуальные расстройства.

. Предъявление к себе чрезмерных требований.

. Отнесение к себе воображаемых изъянов.

5в. Неадекватная личностная реакция на физиологические колебания сексуальности.

5г. Неправильное поведение партнеров (несоблюдение элементарной техники полового акта) или сексуальные дефекты партнерши.

 

  1. Синдромы поражения эрекционной составляющей.

1.Сосудистые нарушения.

2.Спинальные и экстраспинальные формы.

2а. Проводниковые.

2б. Сегментарные.

2в. Периферические.

3.Заболевания и повреждения полового члена.

 

ΙV.         Синдромы нарушений эякуляторной составляющей.

  1. Урогенитальные синдромы (без титуляризации).
  2. Урогенитальные синдромы с вторичной титуляризацией.
  3. Синдром парацентральных долек.
  4. Спинальные синдромы нарушений эякуляции.

Сексологический диагноз, основанный на принципах патогенетической классификации, может одновременно включать синдромы поражения сразу нескольких составляющих.

Например: гипоэрекционный синдром вследствие атеросклеротического поражения сосудистого русла гениталий и выраженной невротической фиксации на половой сфере (с формированием тревожного ожидания сексуальной неудачи), хронический простатит вне обострения.

В приведенном примере сосудистая патология (в классификации – рубрика (III,1) является стержневым (ведущим) патогенетическим фактором эрекционной дисфункции; тревожное ожидание неудачи (II, 3а) – осложняет (усугубляет) течение полового расстройства, а хронический простатит вне обострения (IV,1) в данном случае следует отнести к сопутствующим заболеваниям. С точки зрения разработчиков МКБ-10, данная сексуальная дисфункция должна определяться как «смешанная или неопределенной этиологии», что не дает четкого представления о структуре конкретного полового растройства и его патогенетических механизмах.

А. А. Ткаченко, Г. Е. Введенский, Н. В. Дворянчиков (1998) указывают, что в отличие от патогенетической классификации Г. С. Васильченко, опирающейся на мультидисциплинарную концепцию сексопатологии, МКБ-10 содержит попытку изолированного рассмотрения психосексуальных расстройств, причем особый акцент сделан на их неорганическом генезе. Подчеркивается, что «с позиций современной сексологии такая попытка вряд ли может считаться обоснованной, хотя она неизбежна в свете желания сохранить сексуальную патологию в главе, посвященной психическим расстройствам. Поэтому можно считать с некоторыми оговорками, что МКБ-10 охватывает лишь часть сексуальных расстройств, а именно те из них, которые в отечественной сексопатологии отнесены к расстройствам психической составляющей. Основным требованием, содержащимся практически в каждом таксоне, является обязательное исключение органической природы указанных расстройств. Однако нередко это составляет трудновыполнимую задачу, поскольку практически все указанные расстройства носят системный характер, когда психогенные факторы теснейшим образом переплетаются с органическими, что и учитывает патогенетическая классификация».

Исходя из вышеизложенного, при использовании МКБ-10 целесообразно рассматривать половые дисфункции, в развитии которых психогенные факторы имеют преобладающее (стержневое) значение, в рамках диагностических рубрик F52.0 — F52.9, а расстройства преимущественно органического генеза в соответствующих разделах классификации. Так например, васкулогенные эрекционные дисфункции относятся к рубрике N48.4 (импотенция органического происхождения). Вторичные невротические нарушения, осложняющие половые расстройства васкулогенной либо другой органической этиологии, могут быть отражены в диагнозе дополнительно. Сопутствующие или осложняющие течение психогенной сексуальной дисфункции органические нарушения также указываются в диагнозе, который шифруется согласно имеющейся стержневой неорганической (психогенной) патологии половой сферы. Лишь в случаях, когда крайне затруднительно определить доминирующую роль органических или психогенных механизмов полового расстройства, его следует квалифицировать, согласно МКБ-10, как смешанное с дополнительным уточнением характера всех идентифицированных причин сексуальной дисфункции.

В основу данной работы положены клинические описания и указания по диагностике, представленные в пятой главе (класс V) Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10), адаптированной для использования в Российской Федерации (1998). В основу данной работы положены клинические описания и указания по диагностике, представленные в пятой главе (класс V) Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10), адаптированной для использования в Российской Федерации (1998). Вместе с тем, автор счёл необходимым провести некоторые сопоставления между феноменологическим подходом, используемым в МКБ-10 при рассмотрении нарушений половой сферы, и системным подходом, позволяющим наиболее полно отразить клинические особенности сексуальных дисфункций и их патогенетическую структуру.

 

F 52. Сексуальные расстройства (дисфункции), не обусловленные органическими нарушениями или болезнями

 

Половые расстройства проявляются в различных вариантах неспособности индивидуума участвовать в половой жизни в соответствии с его желанием. Могут иметь место отсутствие интереса, удовлетворения, физиологических реакций, необходимых для полноценного сексуального взаимодействия (например, эрекции), или невозможность контролировать либо переживать оргазм.

Сексуальная реакция представляет собой психосоматический процесс, и в происхождении сексуальных расстройств обычно принимают участие и психологические и соматические факторы. Может оказаться возможным выявить несомненно психогенную и органическую этиологию, но чаще, особенно при таких проблемах, как отсутствие эрекции или диспареуния, трудно определить относительное значение психологических и/или органических факторов. В таких случаях нарушение следует определять как состояние смешанной или неуточненной этиологии.

Некоторые типы дисфункции (например, отсутствие полового влечения) возникают как у мужчин, так и у женщин. Тем не менее женщины чаще жалуются на субъективное качество сексуальных переживаний (отсутствие удовлетворения или интереса к половой жизни), а не на отсутствие специфических реакций. Нередки жалобы на оргазмическую дисфункцию, но при расстройстве одного из аспектов женской сексуальной реакции существует вероятность нарушения и остальных. Например, если женщина неспособна к переживанию оргазма, она часто не в состоянии получать удовлетворение от других аспектов физической близости, что способствует значительному снижению ее сексуального влечения. Напротив, мужчины, хотя и жалуются на отсутствие специфических реакций, таких как эрекция или эякуляция, часто сообщают о сохранности полового влечения. Поэтому необходимо тщательно анализировать, что скрывается за предъявляемой жалобой для установления наиболее подходящей диагностической категории.

Определены общие для всех половых дисфункций, не обусловленных органическим расстройством или заболеванием, диагностические критерии, которым должны, помимо специфических, отвечать все частные формы, рассматриваемые в данном разделе.

1. Пациент не в состоянии установить сексуальные отношения так, как он бы этого хотел.

2. Расстройство функции возникает часто, но в некоторых случаях может отсутствовать.

3. Расстройство функции наблюдается в течение по меньшей мере 6 месяцев.

(Следует отметить, что выделение критерия длительности полового расстройства в сексологической практике малооправдано.)

4. Расстройство не соответствует критериям какого-либо психического или органического заболевания.

Выделение последнего общего критерия предполагает, что если, например, рекуррентное депрессивное расстройство с текущим эпизодом любой тяжести сопровождается снижением полового влечения и ослаблением эрекции (что в данном случае является одним из клинических проявлений депрессии), в диагноз выносится основное, аффективное расстройство. Например: рекуррентное депрессивное расстройство, текущий эпизод умеренной тяжести с соматическими (сексологическими) симптомами (F32.11).

Далее, при рассмотрении каждой из рубрик F52.0 — F52.9 вначале даются предлагаемые в адаптированном варианте МКБ-10 определения соответствующих сексуальных дисфункций и их специфические диагностические критерии. Затем следуют наши комментарии, затрагивающие вопросы этиопатогенеза, дифференциального диагноза и клинических особенностей половых расстройств.

 

F 52.0. Отсутствие или потеря полового влечения

 

Потеря полового влечения является основной проблемой, а не вторичной по отношению к другим сексуальным затруднениям, таким как отсутствие эрекции или диспареуния. Отсутствие полового влечения не исключает сексуального удовлетворения или возбуждения, но делает половую активность менее вероятной.

Диагностические критерии:

1) недостаток или потеря полового влечения выражается в уменьшении сексуальных фантазий, поиска сексуальных стимулов, мыслей о сексуальной стороне жизни, сопровождаемых субъективно приятным эмоциональным оттенком;

2) интерес к осуществлению сексуальной активности с партнерами или к мастурбации без них появляется реже, чем этого можно было ожидать с учетом возраста, ситуации и ранее привычного уровня.

Включаются (относятся к данной рубрике):

— фригидность (алибидемия);

— сниженное сексуальное влечение;

— гипоактивное сексуальное влечение.

 

Х. Каплан (1987) определяет данное состояние как подавленное сексуальное влечение. У. Мастерс и В. Джонсон (1986) называют его «заторможенное сексуальное желание» (YSD) и выделяют два основных признака потери полового влечения:

1) низкую степень сексуальной активности;

2) отсутствие у субъекта желания проявлять эту активность.

Причем желание включает сексуальные фантазии, проявления внимания к эротическим стимулам и материалам, способность замечать привлекательных потенциальных партнеров, психический и физический дискомфорт (сексуальная абстиненция) при вынужденном отказе от секса.

По данным У. Мастерса и В. Джонсон (1983), отсутствие желания — одна из частых жалоб при обращении супружеских пар, причем это более характерно для женщин (до 35%), чем для мужчин (до 15%). Они считают, что отсутствие интереса к половой жизни следует классифицировать как YSD только тогда, когда оно оказывается источником личных проблем или расстройств взаимоотношений, когда исключается добровольный выбор («иметь или не иметь»).

Наиболее обширное и всестороннее за последние 50 лет исследование сексуального поведения в США, проведенное в 1994 году в рамках Программы обзора национального здоровья и социальной жизни (NHSLS), дает сходную картину: об отсутствии интереса к сексу на протяжении нескольких месяцев или более в предыдущем году сообщили 34 % женщин и 16 % мужчин.

По мнению Г. Келли (2000), « некоторые люди, по-видимому, очень редко испытывают потребность в сексе и не беспокоятся по этому поводу. Даже в обществе, помешанном на сексе, можно сохранять чувство собственного благополучия и самодостаточности при минимальном уровне интереса к половой жизни. Отдельные субъекты могут также выбирать безбрачие или малоактивную сексуальную жизнь, что является одним из вариантов вполне зрелого, ответственного подхода к жизни и проявляется в виде подавления сексуального желания или, по крайней мере, в виде сдержанного выражения этого желания. Этот непатологический образ жизни получил название нормальной асексуальности, и в нем не следует видеть какое-то сексуальное расстройство».

Однако достаточно часто сниженное половое влечение может стать серьезной проблемой в супружестве. Так, несоответствие в уровнях сексуального желания у двух партнеров является одной из самых распространенных жалоб, с которыми приходят к сексотерапевтам (J. Beck, 1995).

Х. Каплан (1987), относит к проявлениям отсутствия или потери полового влечения скрытые формы избегания интимных контактов; возникновение негативных представлений, блокирующих сексуальные реакции и переживания; тревогу, связанную с ощущением неполноценности собственных сексуальных действий; отказ от адекватной физической и/или психологической стимуляции во время сексуальных действий; подавление эротических фантазий.

Имеется ряд биологических (органических) нарушений, сопровождающихся снижением или отсутствием полового влечения. У мужчин наиболее часто это связано с гормональной недостаточностью, которая проявляется выраженным снижением уровня тестостерона, а точнее его активного метаболита — 5a дегидротестостерона в крови. К причинам андрогенной недостаточности относят первичный (связанный с патологическими изменениями в яичках) и вторичный (обусловленнный патологией гипофиза и гипоталамуса) гипогонадизм; пролактинсекретирующие опухоли гипофиза, которые выявляют более чем у 10 % мужчин с потерей полового влечения, и др.

Гормональная (эстрогенная) недостаточность у женщин при грубой дисфункции яичников или их удалении нередко приводит к выпадению эротического компонента полового влечения (позитивной реакции на эротические стимулы, включая поверхностные ласки), а патология надпочечников, вызывающая снижение уровня андрогенов, может сопровождаться полным отсутствием интереса к половому акту (редуцируется сексуальный компонент либидо). К другим биологическим причинам, часто приводящим к снижению полового влечения у лиц обоего пола, относят токсические влияния (злоупотребление психоактивными веществами, в особенности наркотиками); побочное действие некоторых лекарственных препаратов (например, нейролептиков или ряда транквилизаторов, гипотензивных препаратов, таких как клофелин или резерпин и т. д.); метаболические нарушения при наличии признаков печеночной, почечной либо дыхательной недостаточности; височную эпилепсию.

Психические расстройства, в первую очередь сопровождающиеся депрессивным аффектом, нередко способствуют подавлению полового влечения. По данным У. Мастерс и В. Джонсон (1979), у больных, страдающих депрессией, снижение либидо отмечается в 70 % случаев, а у 33 % неблюдаются различного рода расстройства в течении полового акта.

Основное диагностическое значение для отнесения случаев снижения или потери полового влечения к данной рубрике, имеет выявление у пациентов психологических механизмов, тормозящих сексуальное желание, при отсутствии явных биологических причин расстройства.

Выделяют ряд психогенных факторов подавления либидо: перенесенная ранее сексуальная травма; плохое мнение о своей внешности или убежденность в наличии сексуальных дефектов (реальных или мнимых); межличностная враждебность партнеров и борьба за власть в супружестве; проблемы эмоциональной близости и ответственности; неадекватные личностные реакции на критику партнера или расставание с ним; бессознательное торможение желания близости, что служит защитой против глубинных страхов по поводу сексуальной жизни; переносы на супругу (супруга) неразрешенного в детстве гнева на родителей; неприемлемые гомосексуальные импульсы, которые могут не осознаваться, но подавлять либидо и вызывать нежелание и даже отвращение к гетеросексуальным контактам; затянувшаяся стрессовая ситуация с возникновением тревожно-депрессивных проявлений; длительное половое воздержание (по любым мотивам) если оно не сопровождается заместительной мастурбацией; постепенная дезактуализация сексуальной сферы, когда человек полностью поглощен карьерой или многообещающей работой.

Ослабление или утрата полового желания — наиболее обыденный признак распадающейся сексуальной связи. В этих случаях сексуальное «торможение» не носит генерализованного характера и, проявляясь только с определенным половым партнером, может не обнаружить себя в иных интимных ситуациях. Такое избирательное расстройство полового влечения, вызванное недостаточной эротической привлекательностью партнера, равнодушием или отрицательным отношением к нему, является следствием выраженной семейно-сексуальной дисгармонии, поэтому требует уточнения в диагнозе, указывающего на ситуационный (селективный) характер дисфункции.

Женщины с отсутствием полового влечения обнаруживают неспособность или низкую способность к сексуальному возбуждению в интимных ситуациях, а если половой акт происходит, то при фрикциях не возникает сладострастных (воллюстических) ощущений из-за низкой чувствительности половых органов и оргазм обычно не достигается. Таким образом, алибидемия (фригидность) в большинстве случаев включает и аноргазмию. Иногда у женщин со сниженным половым влечением могут наступать возбуждение и оргазм вследствие эффективной сексуальной стимуляции, хотя это происходит редко и при отсутствии какой либо инициативы к половой близости с их стороны.

Потеря полового влечения иногда развивается как следствие других сексуальных расстройств. Например, мужчина с психогенной эрекционной дисфункцией, у которого постепенно снизился интерес к сексу, может обнаружить, что урежение или прекращение попыток проявить половую активность помогает ему избегать неприятных последствий сексуальных неудач, тревожных опасений и страхов, тяжелых фрустраций и потери самоуважения. Здесь расстройство сексуального желания — своеобразный защитный механизм от возможных потрясений и унижения мужского самолюбия. Согласно критериям МКБ-10, оно должно классифицироваться как «отсутствие генитальной реакции» (F52.2), но в качестве дополнения, более полно отражающего сексуальную проблематику пациента, следует указать: «с вторичной потерей полового влечения».

 

F52.1. Сексуальное отвращение

к половым сношениям

и отсутствие полового удовольствия

 

В отличие от нарушений полового влечения, сопровождающихся утратой интереса или полным безразличием к любым проявлениям интимной жизни, в этой рубрике идет речь о реакциях (субъективно нейтральной либо ярко выраженной негативной) на непосредственное сексуальное взаимодействие.

 

F52.10. Сексуальное отвращение

Предстоящая половая связь с партнером вызывает сильные негативные чувства, страх или тревогу, которые достаточны, чтобы привести к уклонению от половой активности.

Диагностические критерии:

1) возможность сексуальных взаимодействий с партнерами вызывает отчетливое отвращение, страх или тревогу, вынуждающую избегать половой активности. Если половой акт все же происходит, он сопровождается сильными отрицательными эмоциями и неспособностью ощутить удовлетворение;

2) отвращение и избегание не связаны со страхом ожидания сексуальной неудачи (как реакции на предшествующий негативный сексуальный опыт).

Устойчивое или повторяющееся отвращение к сексу с избеганием всех (почти всех) сексуальных контактов через половые органы фактически является тяжелой фобией. У людей, страдающих сексуальным отвращением, возникают иррациональный страх, ужас, связанный с сексуальной активностью и даже мыслями о ней. Страх перед половыми контактами может выражаться в физиологических симптомах (сильное потоотделение, тошнота, понос, сердцебиение) или же чисто психологически, когда человек просто боится вступать в сексуальную связь. Навязчивый страх пациента усиливается непреодолимым желанием избегать интимных ситуаций, вызывающих у него сильную тревогу и неприятные сексуальные переживания.

В одних случаях избегание или отвращение к сексу — изолированный симптом, в других — сексофобия представляет собой одно из проявлений тревожно-невротических расстройств. Так, по данным Х.Каплан (1987), тревожные расстройства, в том числе атипичные панические состояния, встречаются примерно у 60 % лиц с данной формой сексуальной дисфункции. Иногда, возможны изолированные сексуальные фобии, например, сильный страх интроитуса у женщин, которые вместе с тем могут получать наслаждение от других форм сексуальной активности.

«Индивидуумы, страдающие сексуальным отвращением, способны привлекать к себе других людей и устанавливать с ними близкие отношения. Однако если эти контакты становятся более интимными и доверительными, рано или поздно наступает момент, когда такие люди начинают испытывать страх перед сексом. В этом случае они начинают искать предлоги для уклонения от контактов или обвинять в чем-то своего партнера с тем, чтобы оправдать свое нежелание заниматься сексом. Они могут стать раздражительными или излишне разборчивыми, что приводит к постоянным конфликтам с партнером». (Г. Келли, 2000). Исследования показывают, что у женщин реакции неприятия сексуальных контактов проявляются в целом чаще, чем у мужчин. Они чаще сообщают о неприятных ощущениях и эмоциях, которые вызывает у них секс, о своем уклонении от сексуальных контактов, о страхах перед половым сношением, а также больше беспокоятся по поводу инфекции ВИЧ и нежелательной беременности (Х. Каплан, 1995).

Возможные причины сексуального отвращения: негативное, брезгливое отношение к сексу и страх перед проявлениями сексуальности в связи с неправильным воспитанием; сексуальная психотравма в прошлом (изнасилование, инцест); постоянный сексуальный прессинг со стороны партнера, выдвижение им неприемлемых, с точки зрения пациента, требований к сексуальным контактам (выходящих за рамки допустимых форм сексуального общения, т. е. индивидуального «диапазона приемлемости») и т.п.

У.Мастерс и В.Джонсон (1986) отмечают, что в типичных случаях сексуального отвращения частота половых контактов падает до 1-2 раз в год и реже. В супружестве или при длительных партнерских связях расстройство без лечения, как правило, приводит к полному разрыву отношений.

 

F52.11 Отсутствие сексуального удовлетворения

Возникают нормальные сексуальные реакции и переживается оргазм, но нет адекватного удовольствия. Эта жалоба намного чаще встречается у женщин, чем у мужчин.

Диагностические критерии:

1) все генитальные реакции (оргазм и/или эякуляция возникают при сексуальной стимуляции, но не вызывают приятных ощущений или чувства приятного возбуждения;

2) в ходе сексуальной активности отсутствуют отчетливые и стойкие признаки тревоги, страха.

Включается: ангедония (сексуальная).

Сексуальная, или оргазмическая ангедония связана с выпадением психического компонента оргазма, в результате чего субъект не ощущает наслаждения и сексуального удовлетворения, хотя физиологический компонент оргазма сохранен.

Считается, что подобные нарушения являются проявлениями невротических реакций диссоциативного типа, отделяющих аффективный компонент оргазма от сознания.

 

 

F52.2. Недостаточность генитальной реакции

 

У мужчин основная проблема заключается в расстройстве (дисфункции) эрекции, т.е. затруднениях в наступлении или поддержании эрекции, достаточной для проведения удовлетворительного полового акта. Если в некоторых случаях эрекция возникает нормально, например, при мастурбации, во время сна или с другим партнером, то причина нарушения скорее всего является психогенной. В других случаях правильная диагностика расстройства (дисфункции) эрекции неорганической природы зависит от специальных исследований или реакции на психотерапию.

Диагностические критерии:

У мужчин при попытке сексуального контакта не возникает достаточная для совершения полового акта эрекция, причем нарушение эрекционной функции происходит в одном из следующих вариантов:

а) эрекция возникает на ранних стадиях сексуального контакта, исчезая частично или полностью при попытке совершения полового акта (до наступления эякуляции);

б) эрекция возникает лишь вне ситуации полового акта;

в) возникающая эрекция неполная (частичная) и недостаточная для проведения коитуса;

г) эрекция отсутствует полностью.

Включается:

  • психогенная импотенция;

Исключается (к данной рубрике не относится):

  • импотенция органического происхождения (N 48.4)

У женщин основная проблема заключается в сухости влагалища или отсутствии его увлажнения (любрикации). Причина может быть психогенной или органической (например, инфекционной) либо речь идет об эстрогенной дифицитарности (например, после наступления менопаузы). Женщины редко жалуются на первичную вагинальную сухость, если только она не выступает как симптом эстрогенной недостаточности в постменопаузе.

Диагностические критерии:

нарушение генитальных реакций (отсутствие физиологических признаков полового возбуждения) проявляется в одном из следующих вариантов:

а) любрикация отсутствует во всех соответствующих ситуациях;

б) любрикация может появиться вначале, оказываясь недостаточной для обеспечения субъективно приятных введения полового члена и/или фрикций;

в) любрикация происходит нормально лишь в некоторых ситуациях (например, с определенным партнером, при мастурбации, вне полового акта).

Включается:

— расстройство полового возбуждения у женщин

К. Имелинский (1986) относит данный вид нарушений к расстройствам комплекса сексуальной готовности, т. е. физиологического обеспечения готовности женщины к коитусу. При этом недостаточное увлажнение влагалища и расслабление его мышц затрудняют интроитус и весь ход полового акта. Чаще всего расстройства комплекса сексуальной готовности возникают, как следствие «неприятия» партнера и отсутствия желания близости с ним либо недостаточного сексуального возбуждения в случаях неадекватной или слишком кратковременной стимуляции со стороны партнера, генерализованного снижения (отсутствия) либидо, а также при неблагоприятной ситуации, вызывающей у женщины различные опасения.

Расстройства комплекса сексуальной готовности в период проведения полового акта проявляются обычно прекращением выделения вагинального секрета, что эквивалентно утрате эрекции у мужчины во время коитальных фрикций до эякуляции. Появляющаяся при этом сухость слизистой оболочки влагалища затрудняет фрикционные движения, которые сопровождаются сильным трением, и вызывают болезненные ощущения как у женщины, так и у мужчины. Это расстройство связано с преобладанием процессов торможения над сексуальным возбуждением. Оно наблюдается в ситуациях, связанных с переживанием страха перед нежелательной беременностью; при затянувшемся коитусе, во время которого женщина, несмотря на свое стремление, так и не достигла оргазма; при неадекватной сексуальной стимуляции со стороны партнера во время полового акта; иногда после произошедшего у женщины оргазма, если мужчина продолжает половое сношение. Частота расстройства генитальной реакции у женщин обычно недооценивается. По данным опроса NHSLS (1994), 19 % женщин отметили у себя проблемы с увлажнением влагалища.

Подавляющее число случаев обращения за сексологической помощью в связи с недостаточностью или отсутствием генитальной реакции приходится на мужчин. Нарушения эрекции — наиболее распространенная мужская сексуальная дисфункция. Частота расстройств эрекции увеличивается с возрастом, составляя 5-8 % у молодых мужчин и, достигая 75-80 % к 80 годам. (У.Мастерс, В. Джонсон, 1966, 1979; И. Голдстейн, 1985; К. Штарке, В. Фридрих, 1991 и др.). При изучении старения мужчин в Штате Массачусетс (MMAS) 1709 мужчин в возрасте от 40 до 70 лет были подвергнуты мультидисциплинарному анкетированию. Из общего количества опрошенных 1290 человек полностью ответили на все вопросы, касающиеся их половой жизни. Были получены следующие данные о распространенности эрекционных дисфункций в среднем и пожилом возрасте: минимальные нарушения эрекции — 17 %; умеренные нарушения — 25% и полная импотенция — 10%. (N. Feldman, I. Goldstein, 1994). Причины дисфункций эрекции весьма многочисленны и связаны с нарушениями различных систем, обеспечивающих генитальные реакции (психической сферы, нервной, эндокринной, мочеполовой, сосудистой) или их сочетанием. Органические (биологические) факторы в этиологии эрекционных дисфункций, по различным оценкам, составляют от 20-25 % до 50-60%, причем их удельный вес заметно возрастает у мужчин старше 40-45 лет (И. Голдстейн, 1985; Э. Уэспес, 1989; Г. Каплан, Б. Сэдок, 1996).

Вне зависимости от причин, приведших к ухудшению эрекции, у большинства мужчин возникают весьма болезненные личностные реакции на снижение потенции. Поэтому, если нарушения эрекции возникли в результате той или иной органической патологии, к ней часто присоединяются вторичные невротические расстройства, еще больше усугубляющие сексуальные проблемы мужчины. Ниже приводится алгоритм диагностики возможных нарушений, связанных с расстройствами эрекции у мужчин.

 

Схема диагностического подхода к пациентам

с расстройствами эрекции

  • Заполнение пациентом скрининг-опросника СФМ (см. приложение 2).

Выяснение жалоб пациента, сбор сексологического анамнеза.

Обследование:

Исследование психической сферы

  1. Оценка психического статуса

Внешность пациента, его поведение и особенности моторики; отношение к врачу и проводимому обследованию; речевая активность, настроение и выраженность аффекта, адекватность эмоциональных реакций; особенности восприятия и мыслительных процессов, память и интелект; внимание; волевые качества; черты характера, затрудняющие сексуальные контакты (мнительность, нерешительность, застенчивость, замкнутость и т. п.); наличие или отсутствие психопатологических нарушений (как психотического, так и невротического регистров).

  1.  Выявление диагностических признаков психогенного характера эрекционной дисфункции

1) Сохранные спонтанные эрекции во сне и при утреннем пробуждении.

2) Наличие эрекций при мастурбации.

3) Возникновение эрекции при эротических ласках с ее последующим ослаблением при попытке интроитуса.

4) Появление эрекции в ситуациях, провоцирующих сексуальное возбуждение, если мужчина исключает для себя возможность половой близости.

5) Избирательность нарушений эрекции (их ситуационный характер).

 

  1. Определение психогенных факторов, тормозящих сексуальные реакции

Неблагоприятные ситуационные факторы; травмирующие переживания, тревожные опасения и сексуальные фобии; хронические стрессы; проблемы партнерских взаимоотношений; личностные факторы, связанные с особенностями характера, низкой самооценкой, ошибочными убеждениями и установками в отношении половой жизни, интрапсихическими конфликтами.

 Исследование генитального кровотока

Пальцевое исследование пульсации пенильных артерий, определение пено-брахиального индекса (ПБИ); фармакологическое тестирование (интракавернозное введение 5-10 мкг каверджекта) с последующим определением угла эрекции. УЗИ сосудов полового члена с нагрузочными пробами.

ß

патология

ß

селективная ангиография генитальных артерий, динамическая инфузионная кавернозография, радиоизотопное исследование генитального кровотока, магнито-резонансная томография полового члена.

Неврологическое исследование

Определение сохранности тактильной и болевой чувствительности гениталий, исследование генитальных рефлексов, оценка вибрационной чувствительности полового члена при помощи биотензиометра.

ß

патология;

ß

Электромиография мышц промежности; исследование рефрактерности крестцовых нервов; регистрация вызванных церебральных потенциалов после стимуляции тыльного нерва полового члена; компьютерная томография головного мозга.

Исследование мочеполовой и эндокринной систем

Оценка размеров полового члена; состояния кавернозных тел при пальпации; пигментации мошонки, ее тонуса; размеров и консистенции яичек, придатков; пальцевое исследование простаты и анализ ее секрета; анализ эякулята, гормональная проба Ригони-Гольяни.

ß

патология

ß

Определение уровня тестостерона, ЛГ, ФСГ, пролактина, эстрадиола в сыворотке крови, 17-кетостероидов (17-КС) в моче; визуализация турецкого седла с помощью краниографии; при подозрении на аденому гипофиза проводятся компьютерная или магниторезонансная томография и каротидная ангиография.

 

Основные этиологические факторы эрекционных дисфункций

I. Органические факторы.

1. Сосудистая патология:

А. Артериальная (поражения в аортоподвздошной зоне и в бассейне внутренних половых артерий):

· атеросклеротические поражения артерий, кровоснабжающих половой член, в том числе диабетические ангиопатии;

· травматические повреждения артерий (например, при переломах костей таза);

· иатрогенные повреждения артерий (при хирургических операциях на органах малого таза, бифуркации аорты и подвздошных артериях); последствия лучевой терапии рака простаты либо прямой кишки;

 · врожденные аномалии артериального русла гениталий (дисплазии артерий, артериовенозные фистулы).

Б. Венозная:

 · кавернозно-венозная идиопатическая недостаточность;

· врожденные аномалии венозного оттока;

· приобретенные нетравматические аномалии (например, при болезни Пейрони);

· посттравматическая венозная недостаточность (кавернозоспонгиозные и артериовенозные фистулы).

В. Сочетанная артериовенозная патология.

2. Неврологическая патология.

А. Церебральные нарушения:

· повреждения лимбической системы и темпоральные (височной области) нарушения в результате травмы, аневризмы или ангиомы;

· височная эпилепсия, болезнь Паркинсона;

· опухоли и сосудистые поражения головного мозга.

Б. Спинномозговые нарушения:

 · повреждения и травмы спинного мозга;

 · поражения ствола мозга в результате бокового амиотрофического склероза, серингомиелии, рассеянного склероза, позднего нейросифилиса («спинной сухотки»), арахноидита, абсцесса спинного мозга, тромбоза спинальной артерии, грыжи межпозвоночного диска, миелита и опухолей спинного мозга.

В. Экстраспинальные нарушения:

· каудиты, плекситы, невриты, периферические нейропатии при сахарном диабете и амилоидозе, опухолевые процессы, вызывающие повреждение нервов, участвующих в механизмах эрекции;

 · травматические (при переломах костей таза) и иатрогенные (при урологических операциях и операциях на нижних отделах кишечника) повреждения периферических нервных путей эрекционного рефлекса.

 

3. Эндокринная патология:

 · гипоталамо-гипофизарная недостаточность в результате идиопатических нарушений, общесоматических заболеваний (туберкулез, саркоидоз), травм и кист головного мозга;

 · гормональноактивные опухоли гипофиза (чаще всего пролактинсекретирующая аденома);

 · гиперэстрогения при эстроген-секретирующих опухолях или проведении противоопухолевой терапии (например, в случае рака простаты), при алкогольном циррозе печени;

· врожденные тестикулярные нарушения (тестикулярная агенезия, билатеральный крипторхизм, синдром Клайнфелтера);

 · приобретенные тестикулярные нарушения (последствия паротитного либо бактериального орхита, травмы яичек);

 · возрастная инволюция, приводящая к нарушениям в системе гипоталамус-гипофиз-тестикулы;

 · опухоли надпочечников;

 · общие эндокринопатии (акромегалия, гипотиреоз, гипертиреоз, глюкокортицизм, гиперкортицизм);

 · сахарный диабет (приводит к патологическим изменениям в системе гипоталамус-гипофиз-тестикулы лишь при частых и выраженных декомпенсациях, а расстройства эрекции у больных обычно возникают в результате поражений соответствующих артерий и нервов).

4. Патология мочеполовой системы:

· пороки развития, опухоли и травматические повреждения половых органов;

 · заболевания мочеполовых органов, в частности, полового члена (острый и хронический кавернит, фибропластическая индурация полового члена — болезнь Пейрони) и др.;

 · заболевания почек с симптомами хронической почечной недостаточности.

5. Токсические влияния:

 · табакокурение, которое приводит к нарушениям регуляции тонуса артерий и вен гениталий и способствует развитию атеросклероза;

 · злоупотребление алкоголем и прием наркотиков;

 · отравления свинцом, гербецидами и т.п.

6. Осложнения фармакотерапии.

Многие медикаменты способны на разных уровнях нарушать половую функцию мужчины. Частота расстройств эрекции, связанных с приемом медикаментов, у лиц старше 50 лет может составлять до 25% всех случаев нарушений потенции (Уэспес Э., 1989). Отсутствие половых расстройств до приема подозрительного препарата, их появление вскоре после начала его действия, резкое улучшение после отмены или уменьшения дозы препарата свидетельствуют о его негативном воздействии на сексуальную сферу. Различные медикаменты могут угнетать кору головного мозга либо дофаминергические структуры, вызывать исбалланс в системе гипоталамус -гипофиз- тестикулы, нарушать приток крови к кавернозным телам и подавлять действие нейромедиаторов, обеспечивающих активное расслабление гладкой мускулатуры пещеристой ткани. Известно около 200 препаратов из различных групп, отрицательно влияющих на эрекцию (некоторые из них нарушают и эякуляцию). Перечислим основные лекарственные группы:

а) психотропные препараты:

 · нейролептики (аминазин, тизерцин, трифтазин, сонапакс и др.);

 · трициклические антидепрессанты (мелипрамин, амитриптилин, кломипрамин и др.);

 · ингибиторы моноаминооксидазы (фенелзин, ипразид);

 · транквилизаторы (элениум, феназепам, нитрозепам);

 · нормотимики (соли лития);

б) гипотензивные средства (клофелин, метилдофа, гуанетидин, резерпин, анаприлин);

в) антиандрогены (ципротерона ацетат, проскар);

г) диуретики (спиронолактон, хлорталидон, гипотиазид);

д) ингибиторы синтеза простогландинов (индометацин, диклофенак, бруфен);

е) антигистаминные препараты (димедрол, пипольфен, супрастин);

ж) блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов желудка (циметидин, гистак);

з) прочие препараты: фенобарбитал, метронидазол, дигоксин, изоптин, противопаркинсонические средства, спазмолитики (баралгин, букошпан).

 

7. Расстройства питания.

Недостаточность питания или его несбалансированность, приводящая к дефициту белков, витаминов, микроэлементов.

8. Любые тяжелые системные заболевания или изнуряющие состояния.

 

Согласно МКБ-10, расстройства эрекции, обусловленные преимущественно органической патологией, включены в рубрику N48.4 «Импотенция органического происхождения».

Для отнесения эрекционной дисфункции к рубрике F52.2 помимо диагностических признаков, указывающих на ее психогенный характер, как на наиболее вероятный, требуется исключение определяющей (ведущей) роли органической патологии и выявление психогенеза полового расстройства.

В обобщенном виде психогенные факторы, способствующие сексуальным срывам и закреплению функциональных механизмов нарушений эрекции у мужчин, представлены ниже.

 

II. Психогенные факторы.

1. Ситуационные факторы:

· неблагоприятные условия для проведения полового акта в связи с невозможностью полного уединения, реальностью опасений быть застигнутыми врасплох приходом других лиц (при проживании супругов с родителями, а затем со своими детьми, при попытках совершить коитус в купе поезда, салоне автомобиля, «на лоне природы» и т. п.);

· необходимость приспособиться к новому сексуальному партнеру;

 · страх перед нежелательной беременностью женщины;

 · боязнь заразиться венерическим заболеванием;

 · угроза огласки половой связи при внебрачных контактах;

 · физическая усталость и психическое переутомление;

 · чрезмерное потребление перед интимной близостью алкогольных напитков с недооценкой своего психофизиологического состояния.

 

2. Травмирующие переживания:

 · неприятные, болезненные воспоминания о предшествующих сексуальных неудачах или случаях получения негативной информации о собственных сексуальных возможностях;

· тревожные опасения по поводу способности удовлетворить сексуального партнера;

· чувство вины перед актуальным партнером;

 · страх перед возможной неудачей при половой близости из-за потери эрекции либо ускоренной эякуляции;

· тревожные переживания в связи с профессиональной деятельностью, финансовыми затруднениями и т. д.

3. Партнерские проблемы:

· нарушения межличностной коммуникации и конфликтные отношения в паре;

 · нарастающие негативные эмоции и недоверие сексуальных партнеров друг к другу;

 · неадекватное поведение женщины, которая ведет себя агрессивно, открыто проявляет недовольство половой близостью, насмехается над мужчиной, угрожает разрывом отношений либо ведет себя холодно, не проявляя никаких признаков сексуального желания.

 

4. Личностные факторы:

 · низкая психическая устойчивость к стрессам;

 · тревожно-мнительные черты характера;

 · сниженная самооценка;

 · повышенная склонность к самоанализу;

 · чрезмерная ответственность за успешное осуществление полового акта для поддержания собственного престижа или из-за желания доставить женщине максимально возможное сексуальное удовлетворение;

· недостаточная информированность о психофизиологии половой жизни, ошибочные убеждения и установки;

· нарушения психосексуального развития: его задержки, приводящие к серьезным коммуникативным проблемам из-за отсутствия необходимых навыков общения с противоположным полом; девиации сексуального влечения (у лиц с гомосексуальной ориентацией, садомазохизмом, педофилией и др.) часто приводят к отсутствию эрекции при попытках нормативной гетеросексуальной активности;

 · превалирование механизмов психологической защиты, фиксирующих сексуальные проблемы, над стратегиями совладания;

 · экзистенциальная тревога перед конечностью бытия, «фасадом» которой может выступать страх потери потенции, особенно характерный для мужчин после 40 лет (сексуальная активность, как лучшее подтверждение высокого жизненного тонуса индивида и отсутствия признаков угасания, является своеобразной защитой от осознания глубинной тревоги смерти);

· неспособность переживать в отношении одной женщины чувство возвышенной любви и сексуальное желание одновременно (такие мужчины способны совершать половой акт только с женщинами, к которым отсутствует эмоциональная привязанность).

Обычно при психогенных эрекционных дисфункциях прослеживается патогенная роль сразу нескольких негативных психологических факторов.

Согласно исследованиям отечественных сексологов, наиболее распространенной причиной функциональных расстройств эрекции является так называемый синдром (невроз) тревожного ожидания сексуальной неудачи (А. М. Свядощ,1982; С. Т. Агарков, 1984; Г. С. Кочарян, 1994). При этом варианте ситуационно обусловленные сексуальные неудачи вызывают у неуверенного и тревожного мужчины сомнения в своих силах, приводя к гиперконтролю очередного интимного сближения. Он начинает выступать в роли наблюдателя за своими сексуальными реакциями (в первую очередь, эрекцией) и действиями, а также за поведением партнерши. Постоянное наблюдение и оценка происходящего отвлекает мужчину от близости, он меньше включается в сексуальную активность, которая все больше утрачивает спонтанность и естественность, необходимые для возникновения и поддержания полового возбуждения и достаточной для осуществления коитуса эрекции. В результате происходит новая неудача, которая приводит к усилению навязчивых опасений перед возможным срывом и активизации сознательного контроля эрекции, что, в свою очередь, способствует новой неудачной попытке коитуса, замыкая своеобразный «порочный круг».

В одних случаях тревожное ожидание сексуальной неудачи, сопровождающееся внезапной потерей эрекции, возникает лишь в определенных условиях или с определенной женщиной, в том числе с женой. В других — тревожное ожидание может быть постоянным, т. е. сопровождать каждую попытку полового акта с любой женщиной. Возможно и такое течение расстройства, когда оно возникает только при первых половых контактах с женщиной, а в процессе привыкания и взаимной адаптации исчезает и половые акты нормализуются (В. В. Кришталь, С. Р. Григорян, 1998). Если основной симптом синдрома тревожного ожидания сексуальной неудачи — навязчивое опасение нового срыва достигает степени уверенности в собственной неполноценности, то у мужчины значительно возрастает страх потерпеть фиаско при интимной близости. Возникает коитофобия, когда страх перед сексуальными контактами столь велик, что практически исключает любые попытки вступления в половую связь. При длительном течении коитофобии может вторично снизиться либидо, изменяется поведение пациентов, причём не только в интимной обстановке, но и вне её. Субъективная альтернатива сексуальной жизни достигается у них при помощи следующих защитных механизмов: несексуальной разрядки (провоцирование ссоры с партнёршей, чтобы избежать возможного коитуса); рационализации (псевдологического обоснования причин отказа от половой жизни); девальвации (обесценивание конкретной женщины или сексуальных отношений в целом); компенсации (замены сексуальных отношений платоническими); символического удовлетворения (хвастовства мнимыми сексуальными победами);  смещения на другие потребности (переедание, злоупотребление алкоголем); сублимации (трудоголизм, уход в активную общественную деятельность, возникновение нового хобби или гипертрофия прежних увлечений) и т. п. (Г. С. Кочарян, 1991)

Следует отметить, что тревожное ожидание сексуальной неудачи очень часто осложняет течение других видов половых расстройств и может стать доминирующим (ведущим) синдромом в клинической картине изначально непсихогенной половой дисфункции.

 

F52.3 Оргазмическая дисфункция

 

Оргазм не возникает или заметно задерживается. Это может иметь ситуационный характер (т. е. возникает лишь в определенных ситуациях), и в таком случае этиология скорее всего является психогенной. В других случаях оргазмическая дисфункция инвариабельна и физические или конституциональные факторы могут быть исключены только на основании положительной реакции на психотерапию. Оргазмическая дисфункция чаще наблюдается у женщин, чем у мужчин.

Следует отметить, что физиологически в норме у мужчин оргазм тесно связан с семяизвержением. Поэтому в эту подборку необходимо включать также задержки и отсутствие семяизвержения.

Диагностические критерии:

Отсутствие или отставленность оргазма проявляется в одном из следующих вариантов:

1) оргазм не испытывался никогда, ни в какой ситуации;

2) расстройство возникло после какого-то времени нормального сексуального функционирования.

У женщин расстройства оргазма (аноргазмия) представляет собой повторяющуюся и устойчивую задержку или отсутствие оргазма после фазы нормального сексуального возбуждения, которую врач находит адекватной по фокусу, интенсивности и длительности. Аноргазмия отмечается:

а) во всех ситуациях и с каждым партнером (абсолютная аноргазмия);

б) лишь в определенных ситуациях, тогда как в других, способность к оргазму сохранена, например при мастурбации или с определенным партнером (относительная аноргазмия).

У мужчин при расстройствах оргазма эякуляция во время полового акта достигается с большим трудом или не достигается вообще.

Выделяют следующие варианты мужской оргазмической дисфункции:

а) эякуляция бывает лишь во сне при поллюциях и никогда в бодрствующем состоянии;

б) эякуляция и оргазм никогда не происходят в присутствии партнерши, но возможны при мастурбации;

в) в присутствии партнерши, но не интравагинально (при оро-генитальной или мануально-генитальной стимуляции);

г) эпизодическое отсутствие эякуляции и оргазма при половом акте;

д) избирательное (селективное) отсутствие эякуляции и оргазма с определенной партнершей или в определенной ситуации;

е) затрудненное, требующее больших усилий достижение эякуляции и оргазма при половом акте, который носит затяжной, изнурительный характер.

 

Включаются:

  • ингибированный оргазм мужской (женский)
  • психогенная аноргазмия;
  • ингибированное семяизвержение у мужчин;
  • психогенное анэякуляторное расстройство.

Оргазмическая дисфункция является наиболее распространенным половым расстройством у женщин. По данным А.Кинзи (1963), не испытывали оргазм 17 % женщин, живущих половой жизнью не менее 5 лет. З. В. Рожановская и А. М. Свядощ (1972) установили, что в первые 3 месяца после замужества оргазм испытывали только 22 % женщин, к концу первого года супружества – 42 %, через 5 лет замужества – 72 %, а в сроки свыше 10 лет после начала регулярной половой жизни – 89 %. Причем, впервые оргазм возник у 30 % женщин вскоре после родов, у 11 % — значительно позднее родов, а у 18 % — при смене сексуального партнера. Наиболее оптимистичные данные получены в рамках американской программы NHSLS(1994): среди женщин в возрасте от 18 до 24 лет лишь у 8 % оргазм никогда не наступает, а в возрастной группе от 40 до 59 лет чувство оргазма совершенно незнакомо лишь 2 % женщин. В то же время 24 % женщин сообщили исследователям из NHSLS о своей неспособности достичь оргазма при половых контактах в течение нескольких месяцев или более в предыдущем году.

К. Имелинский (1986) подчеркивает, что формальное отсутствие патологических расстройств в переживании оргазма еще не означает, что женщина будет испытывать его при каждом половом сношении. Способность к переживанию оргазма у женщин непостоянна и зависит от ряда биологических и психологических факторов.

Для адекватной оценки параметров оргастичности у женщин необходимо учитывать их психофизиологические особенности, предшествующий сексуальный опыт, способность испытывать оргазм при тех или иных формах стимуляции либо во сне, возраст, гинекологический статус, наличие постоянного и чуткого партнера без сексуальных отклонений и т. п. Так, аноргазмия в начале половой жизни может быть связана с некоторым запаздыванием психосексуального развития (ретардационная аноргазмия по А. М. Свядощу) и носит временный характер. У многих женщин отмечаются циклическое изменение либидо и разная способность к достижению оргазма в зависимости от фазы менструального цикла. Например, у негритянок пик сексуального желания и максимальная оргастичность приходятся на период овуляции, т. е. середину цикла; у белых женщин — чаще на период близкий к менструации (за несколько дней до ее начала либо сразу же после окончания).

К факторам, способствующим достижению женщиной оргазма относятся: оптимальный уровень андрогенов в организме; хорошая реактивность нервной системы; напряжение мышц промежности в процессе коитуса; мастурбационный опыт; сексуальная инициация в возрасте до 18 лет; продолжительность предварительных ласк свыше 15 минут, длительность коитуса свыше 10 минут, экстравертированность личности; высокий уровень сексуальной образованности и сексуального воображения; удачная чувственная связь с партнером; вынесенный из семейной среды позитивный эталон чувственных взаимоотношений (цит. по З. Старовичу, 1991).

Оргазм у женщин различается по следующим признакам.

1. По источнику возникновения:

а) коитальный;

б) экстракоитальный:

 · во время сна;

 · мастурбационный;

 · петтинговый;

 · случайный (в состоянии аффекта или при сильной общей вибрации).

2. По локализации:

а) клиторальный;

б) вагинальный;

в) смешанный;

г) неопределенный.

3. По течению:

а) кратковременный (пикообразный);

б) многократный (мультиоргазм);

в) затяжной (волнообразный);

г) стертый (редуцированный).

Поскольку проблемы связанные с достижением сексуальной разрядки чаще всего приводят женщин на сексологический приём, являясь источником многочисленных недоразумений и конфликтов между партнёрами, рассмотрим подробнее различные варианты течения женского оргазма:

Кратковременный (пикообразный) оргазм. Возникает у женщины в результате адекватной по интенсивности и длительности сексуальной стимуляции, которая приводит к резкому, прерывистому нарастанию возбуждения с однократной интенсивной оргастической разрядкой и последующим общим расслаблением. В ряде случаев после пережитого оргазма у них наступает состояние, напоминающее рефрактерный период у мужчин. Поэтому, если у партнера не произошла эякуляция и он продолжает фрикции, половой акт начинает даже тяготить женщину, поскольку мешает ей предаваться уже возникшему чувству полного расслабления и покоя. У таких женщин нет потребности в завершающих ласках, а при повторном коитусе (через небольшой промежуток времени) далеко не всегда происходит нарастание полового возбуждения до уровня способного вызвать новую оргастическую разрядку.

Мультиоргазм. Мультиоргастичные женщины при пролонгированной сексуальной стимуляции способны испытывать многократные оргазмы, длительно не выходя из фазы возбуждения. В одних случаях при выраженной потребности женщины в оргастической серии (до 10 оргазмов и более), яркость и интенсивность каждого из них слабее, чем при сильном однократном оргазме. Наблюдается определённая периодичность возникновения оргазмов во время одного полового акта: вначале они возникают чаще и ярче, а затем — всё через большие промежутки времени и с меньшей интенсивностью, вплоть до полного удовлетворения женщины. В других случаях яркие оргастические разрядки чередуются с менее выраженными оргазмами без какой-либо четкой закономерности и больше связаны с нюансами сексуальной стимуляции и эмоциональным состоянием. Если мультиоргастическая потребность женщины адекватно не реализуется, после коитуса у нее долго остается чувство неотреагированного возбуждения, нередко перерастающее в телесный и душевный дискомфорт. При наличии у партнера желания и соответствующего сексуального темперамента, мультиоргастические запросы женщины могут быть удовлетворены в ходе повторных половых актов или петтинга.

Затяжной (волнообразный) оргазм. Возникает у женщин из-за очень низких порогов возбудимости и связан с патологией глубинных структур мозга. Такой оргазм легко начинается при любой форме стимуляции, включая экстракоитальную, и в случае ее продолжения (периодического возобновления) может длиться от 30 минут до 1,5-2 часов и более. При этом возбуждение волнообразно и беспрерывно колеблется от фазы плато к оргазму и обратно. Такие не поддающиеся подсчету оргазмы не дают полного удовлетворения, поэтому нередко эти женщины предъявляют жалобы на отсутствие сексуальной разрядки. Они отмечают чрезвычайно сильное и длительное половое возбуждение, которое периодически сопровождается подергиваниями мышц промежности и других мышечных групп, ожидая чего-то большего, но именно так чаще всего и проявляется затяжной оргазм.

При обследовании у женщин с волнообразным оргазмом выявляют неврологические знаки, свидетельствующие о наличии органического поражения головного мозга (отдалённые последствия родовой травмы, перенесённой нейроинфекции и т. п.). Как правило имеются признаки внутричерепной гипертензии, а ЭЭГ позволяет обнаружить патологическую активность глубоких структур мозга.

Стертый (редуцированный) оргазм. Легко возникает у женщины из-за очень низкого порога оргастического рефлекса, еще на этапе предварительных ласк или при первых же коитальных фрикциях. Поскольку это происходит очень быстро, а сладострастные ощущения выражены слабо, у таких женщин нередко вообще отсутствует чувство переживания оргазма и они могут предъявлять жалобы на неспособность достигать сексуальной разрядки. Данное состояние может быть расценено как женский аналог наиболее выраженных случаев преждевременной эякуляции у мужчин.

Знание вариантов течения женского оргазма помогает разграничить некоторые весьма специфические из них (например, затяжной или стертый, требующие особых лечебных подходов) и случаи коитальной аноргазмии.

Известно, что аноргазмия часто сочетается со снижением или отсутствием полового влечения. По данным З. В. Рожановской (1972), сохранность сексуального влечения наблюдалась у женщин, всегда испытывавших оргазм в 100 % случаев, иногда -в 78 %, крайне редко — в 52 % и среди никогда не испытывающих оргазма -лишь в 40 % случаев. Таким образом, аноргазмия встречается тем реже, чем сильнее либидо. Как самостоятельное половое расстройство оргазмическая дисфункция диагностируется только в случаях, когда женщина испытывает желание близости, при сексуальной стимуляции возбуждается, но оргазм наступает редко (гипооргазмия) или вообще не наступает. Если аноргазмия является проявлением алибидемии (фригидности), то сексуальная дисфункция относится к рубрике F52.0 «Отсутствие или потеря полового влечения».

С другой стороны, диагноз оргазмической дисфункции правомочен, если к возникшим у женщины нарушениям оргазма через какое-то время присоединяется вторичное снижение полового влечения, как реакция на частые сексуальные фрустрации и нарастающий негативизм к интимным контактам, которые не приносят ей удовлетворения.

Также важно учитывать, что у женщин наличие или отсутствие оргазма не всегда коррелирует с удовлетворенностью половым сношением. Есть женщины, которые никогда не испытывали оргазма, но это их совершенно не тяготит и половая жизнь доставляет удовольствие. Обычно таких женщин связывает с партнером сильная эротическая любовь, тесные межличностные отношения либо, по крайней мере, мужчина вполне удовлетворяет ее многочисленные несексуальные потребности. Так, по данным NHSLS (1994) около 30 % женщин не видят в длительном отсутствии оргазма никакой проблемы и считают свою сексуальную жизнь вполне удовлетворительной и счастливой. Наоборот, в случаях нарушений эмоциональной связи между партнерами женщина может достигать оргазма при коитусе, но это не приносит полного сексуального удовлетворения, поскольку она негативно воспринимает все, что связано с конфликтными партнерскими отношениями.

Однако чаще всего затрудненное и редкое возникновение оргастической разрядки или ее отсутствие (при том, что чувство оргазма знакомо женщине, а при половом акте она испытывает возбуждение) приводит к нарастающей неудовлетворенности сексуальной связью и охлаждению к партнеру, может вызывать у женщины раздражение, тревогу, беспокойство, вплоть до развития невротических расстройств, а в гинекологической сфере-синдром застойной гиперемии тазовых органов (Х. Каплан, 1974) с последующими воспалительно-дегенеративными изменениями яичников, матки, влагалища и окружающих тканей.

Среди органических расстройств, способных блокировать возникновение оргазма у женщины, можно выделить следующие: практически любое тяжелое хроническое заболевание, сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, различные неврологические нарушения, гормональную недостаточность (в наибольшей степени связанная с дефицитом в организме женщины андрогенов), патологию органов малого таза, токсические влияния (алкоголь, наркотики), прием лекарственных средств, тормозящих оргазм (транквилизаторы, антидепрессанты, гипотензивные препараты) и т. п.

Большинство специалистов согласно с тем, что при оргазмической дисфункции психогенные формы преобладают над органическими.

Выделяют ряд негативных психологических факторов, которые, часто сочетаясь друг с другом, способны привести к невротическому подавлению оргазма у женщины.

 Ситуационные факторы:

· боязнь забеременеть;

· неблагоприятные условия для сексуального контакта;

· опасения быть застигнутыми во время коитуса другими лицами;

 · очень слабо выраженное в данный момент сексуальное желание, связанное с отсутствием эмоционального настроя на близость, с неприятными сообщениями, физическим и психическим переутомлением.

 Личностные факторы:

 · твердо усвоенные ложные и негативные установки по отношению к сексуальной жизни и к мужчинам (как в связи с особенностями воспитания, так и с личным негативным опытом);

· страх полной потери контроля за своим поведением во время оргазма;

· тревожное ожидание наступления оргазма и попытки сознательно усилить его приближение, тормозящие непроизвольный оргастический рефлекс;

 · конфликтная любовь, т. е. когда эротическая любовь направлена не на мужчину, с которым женщина имеет сексуальные контакты;

 · вытесненные в бессознательное диссоциированные фрагменты травматического сексуального опыта, которые могут не осознаваться, но блокировать кинестетический (чувственный) канал восприятия женщиной сексуальных стимулов.

 

 Партнерские факторы:

· сексуальный партнер не создает женщине благоприятных условий для переживания оргазма при недостатке у него сексуального опыта, что проявляется в неумении обеспечить эффективную эротическую стимуляцию; если он страдает сексуальной дисфункцией, затрудняющей нормальное проведение коитуса; при его низкой сексуальной культуре, проявляющейся эгоистическим стремлением добиться собственного удовлетворения и игнорированием потребностей женщины; если при выборе партнера женщина руководствовалась неэротическими мотивами (обеспечение высокого материального достатка, престиж, стремление к абсолютному подчинению себе мужчины, брак по настоянию родных и т. д.);

· партнерские конфликты, связанные с изменами мужчины, его алкоголизацией, постоянной занятостью профессиональной деятельностью и нежеланием больше времени проводить вместе, высокомерно-пренебрежительным отношением к личности женщины и ее интересам, которые вызывают обиды и раздражение, постепенно приводя к возникновению у женщины осознанной или неосознанной неприязни к сексуальному партнеру.

При невротическом подавлении оргазма оргазмическая дисфункция у женщин чаще носит вторичный характер, т. е. развивается после периода относительно нормального сексуального функционирования. В этих случаях половое влечение сохраняется достаточно долго или незначительно снижается, эрогенные зоны реактивны (чувствительны). Женщины отмечают эротические сновидения с оргазмом, возможен мастурбационный оргазм. Расстройство носит селективный (избирательный) характер, проявляясь с конкретным партнером, при отсутствии аноргазмии в случаях возможного полового контакта с другим мужчиной, способным адекватным образом удовлетворить эмоциональные и сексуальные потребности женщины.

К. Имелинский (1986) считает, что в сравнительно большом числе случаев можно проследить динамику развития сексуальных нарушений у женщины, если она длительно не переживает оргазм. В соответствии с их выраженностью он выделяет четыре степени аноргазмии:

I — очень частое отсутствие оргазма;

II — отсутствие оргазма, но переживание приятного чувства;

III — отсутствие оргазма и полное сексуальное безразличие во время полового сношения (чисто механическое действие, не вызывающее никаких положительных эротических переживаний);

IV — отсутствие оргазма и нежелание иметь половое сношение.

Нежелание может быть:

а) относительным, если оно основано только на убеждении, что очередное половое сношение вместо наслаждения вызывает разочарование и раздражение;

б) безусловным в отношении данного партнера, сексуальная привлекательность которого равна нулю либо вместо полового влечения он вызывает глубокую неприязнь или отвращение (по отношению к другим партнерам сексуальные реакции оказываются нормальными);

в) безусловным по отношению ко всем мужчинам (происходит генерализация первоначального нежелания иметь сношение с определенным мужчиной).

Придерживаясь МКБ-10, описанные К. Имелинским при IV степени аноргазмии варианты безусловного нежелания женщины иметь сексуальные контакты, следует рассматривать как проявления сексуального отвращения (F52.10).

М.В.Екимов (1999) при оргазмических дисфункциях у женщин выделяет две основные группы нарушений. В первой группе патогенез заключается в «невротическом подавлении» коитального оргазма, который в принципе возможен, но в силу вышеуказанных причин отсутствует. В этой же группе желаемые сексуальные предпочтения женщины часто совпадают с реальной сексуальной практикой.

Адекватная стимуляция приводит к высокому уровню полового возбуждения, но, по словам женщин, «что-то мешает закончить», «что-то не срабатывает» и оргазм не возникает. Именно для таких ситуаций характерно наличие выраженной сексуальной фрустрации с выраженными признаками психической и физической неудовлетворённости. Об отсутствии дефицита стимуляции говорит и то, что ранее женщина была способна к оргазму с этим же партнером. Психогенные факторы, действие которых привело к исчезновению оргазма, требуют выяснения и соответствующей коррекции. Психогении могут быть острыми (например, измена мужа) или протяжёнными во времени (нарастающее отчуждение).

Другая группа — случаи психогенной аноргазмии обусловленные «неадекватно развитой сексуальностью». Патогенез нарушений здесь заключается в том, что существующая половая жизнь (комплекс психоэмоциональных и механических стимулов) не воспринимается как адекватная, т. е. способная привести к высокой степени возбуждения и к оргазму. Женщины жалуются, что почти ничего не чувствуют, не могут возбудиться, а сексуальная фрустрация у них слабая или отсутствует. У таких женщин имеется значительное расхождение между реальным сексом и их индивидуальными предпочтениями. Это несоответствие может касаться как психоэмоциональных стимулов (сексуальный сценарий), так и механических стимулов (например, получаемые с партнером ощущения резко отличаются от таковых во время мастурбации). Характер некоторых форм стимуляции (при сжимании бедер, под струей душа) настолько специфичен, что воспроизведение их при коитусе оказывается невозможным, поэтому женщина не в состоянии достигнуть с сексуальным партнером привычных ощущений и оргазма.

Если женщина не способна испытывать оргазм вообще или не достигает его при сексуальном контакте, она может этому научиться. Оргазм — сложный психовегетативный рефлекс. В норме формирование оргастических навыков происходит самостоятельно, как один из процессов психосексуального развития. Но если механизмы оргазма сами не сформировались либо имеется фиксация на неком мастурбаторном стереотипе его достижения, требуется помочь женщине развить адекватные оргастические навыки. До сих пор окончательно не установлено почему у некоторых женщин так и не происходит самостоятельного формирования механизмов оргазма. Возможно, определенную роль играет конституционально-биологическая предрасположенность. Вместе с тем сексотерапевтическое лечение, не воздействующее непосредственно на биологические факторы, во многих случаях позволяет женщине научиться достигать оргазма.

Между двумя основными формами аноргазмии есть ряд переходных вариантов. Так, если при невротическом подавлении оргазма ситуация не имеет благополучного исхода, на фоне нарастающего дискомфорта от постоянных сексуальных фрустраций срабатывает психологическая защита и стимулы, которые ранее возбуждали женщину, но не приводили к оргазму, перестают быть таковыми. Женщина начинает «привычным образом» не возбуждаться в тех ситуациях и от тех воздействий, которые прежде действовали возбуждающе, т. е. они превращаются в неадекватный стимул, как при «неадекватно развитой сексуальности». (М. В. Екимов,1999).

Стойкое и длительное расстройство оргазма у мужчин встречается нечасто и может быть связано как с психологическими, так и с органическими факторами. Вместе с тем, при опросе NHSLS (1994) около 8 % американских мужчин отметили у себя проблемы с достижением оргазма на протяжении нескольких месяцев или более в предыдущем году.

Поскольку оргазм у мужчин физиологически связан с эякуляцией, абсолютное большинство случаев мужской аноргазмии сопряжено с неспособностью эякулировать при половом контакте и/или мастурбации.

Нарушение процесса семяизвержения при сохранном оргазме возможно в случаях ретроградной эякуляции, когда в силу органической патологии происходит заброс спермы в мочевой пузырь, при применении некоторых лекарств (сонапакс и др.), а также вследствие андрогенной недостаточности, при которой эякулята столь мало, что он наружу не выбрасывается.

Напротив, при оргазмической ангедонии отсутствует психическое и физическое ощущение оргазма, несмотря на наличие физиологического компонента, в частности наступления эякуляции. Если исключены органические причины расстройства (повреждение проводящих нервных путей от гениталий до корковых центров, а также колликулит, т. е. воспаление семенного бугорка), оргазмическую ангедонию у мужчин следует классифицировать как отсутствие сексуального удовлетворения (F52.11).

Наибольший практический интерес представляет психогенное анэякуляторное расстройство. По данным У. Мастерса и В. Джонсон (1988), неспособность эякулировать во влагалище с самого начала половой жизни отмечается примерно у двух третей пациентов с жалобами на отсутствие семяизвержения и оргазма при коитусе. В. М. Маслов (1983, 1990) относит такого рода нарушения к дебютантным формам анэякуляторных расстройств. Они характеризуются ненаступлением эякуляции, несмотря на значительную продолжительность половых актов. Психогенное (дебютантное) анэякуляторное расстройство связано с задержкой психосексуального развития, а также с воспитанием мальчиков в условиях гиперопеки, приводящим к нарушениям их коммуникации со сверстниками. В результате у таких мужчин формирование сексуального влечения останавливается на эротической стадии, а половую жизнь они начинают значительно позднее других (часто после 20 -22 лет). Наибольшее удовольствие этим мужчинам доставляют длительные ласки партнерши, а фрикции во время коитуса или безразличны, или слегка приятны и проводятся в основном для женщины. Они безболезненно для себя могут прекратить интимную близость еще на стадии предварительных ласк либо в любое время прервать коитус по просьбе партнерши или собственной инициативе. Обычно незавершенные (без эякуляции) половые акты провоцируют ночные поллюции, которые являются для них единственным источником семяизвержения. Аноргазмия, равно как и отсутствие половой жизни вообще, переносится такими пациентами легко, а основной причиной обращения к врачу нередко становится бесплодие в браке.

Психогенное анэякуляторное расстройство может носить относительный характер, когда оно связано с прочной фиксацией на специфических ощущениях при мастурбации либо других видах стимуляции, например орально-генитальной. При этом мужчина способен привычным для него образом достигать эякуляции и оргазма, но при половом акте семяизвержение у него отсутствует либо в более легких случаях требует чрезвычайных усилий.

Х.Каплан (1987) считает, что затрудненная эякуляция может быть связана с непроизвольным подавлением оргастического рефлекса мужчины. По ее мнению, при задержке эякуляции имеет место неосознанное торможение на подкорковом уровне, которое связано с чрезмерным контролем. Этот контроль позволяет мужчине избежать переживания тревоги и страхов по поводу взаимоотношений с партнершей. К другим психологическим причинам затрудненной эякуляции или ее отсутствия у мужчины относят половые контакты с женщиной, которая не вызывает сексуального влечения либо угнетает его эротические эмоции своей холодностью, откровенной демонстрацией нежелания близости.

Психогенное торможение эякуляции следует отличать от органических нарушений эякуляторного рефлекса. К ним относятся спинальные травмы и другие неврологические расстройства, некоторые операции (простатэктомия, симпатэктомия), опухоли гипофиза. Эякуляция может быть блокирована приемом фенотиазинов, ряда антидепрессантов (амитриптилин, кломипрамин, прозак, золофт) и гипотензивных средств (октадин, исмелин). До 85 % наркоманов имеют эякуляторные расстройства. С. Кратохвил (1991) подчеркивает, что следует различать патологические нарушения эякуляции и сниженную потребность в семяизвержении, которая наблюдается у мужчин в возрасте старше 50 лет. Для наступления эякуляции им необходимо значительно увеличить число фрикций, а при некоторых половых актах, особенно при частых, семяизвержение вообще не происходит. У пожилых мужчин половые акты длятся дольше, чем ранее, снижается экскреция спермы, а иногда наблюдается астеническая эякуляция, когда семенная жидкость не извергается, а свободно вытекает из мочеиспускательного канала.

 

F52.4 Преждевременная эякуляция

 

Невозможность контролировать эякуляцию в той мере, которая достаточна, чтобы оба партнера получили удовлетворение от полового акта.

Исключаются:

  • преждевременное семяизвержение, обусловленное болезнями           мужских половых органов (N40 -N51);
  • преждевременное семяизвержение, обусловленное органическим поражением головного мозга (F06.82x).

 

F52.41 Абсолютное ускорение семяизвержения

Критерии диагностики: продолжительность полового акта менее одной минуты (менее 20 фрикций) на фоне регулярной половой жизни.

F 52.42 Относительное ускорение семяизвержения.

Критерии диагностики: продолжительность полового акта в пределах физиологической нормы (от 1 до 3 минут). Однако этой продолжительности полового акта недостаточно для получения оргастической разрядки партнершей.

 

F 52.49 Ускорение семяизвержения неуточненное

Включается:

  • преждевременная эякуляция без дополнительных уточнений (БДУ).

Ускоренная эякуляция является одной из наиболее частых сексуальных проблем мужчин. У. Мастерс и В. Джонсон (1983) полагают, что, по крайней мере, 15 -20 % американцев испытывают трудности при попытках контролировать быструю эякуляцию, однако далеко не каждый из них обращается за помощью к специалистам. Так, согласно данным опроса NHSLS(1994), 30 % мужчин сообщили, что оргазм у них наступает слишком рано. В обследовании К.Штарке и В.Фридриха (1987) из 78 % мужчин в возрасте до 30 лет, которые смогли указать среднюю продолжительность полового акта, у 7 % она была до 1 минуты, у 23 % — до 3 минут, у 40 % — 4 -10 минут, у 7 % — свыше 10 минут, у 1 % — семяизвержение отсутствовало.

Следует признать, что на сегодняшний день среди исследователей не существует общепринятого определения преждевременной эякуляции. Так, Г.Келли (2000) отмечает, что границы между нормой и патологией здесь не абсолютны и во многом культурально обусловлены. Он приводит такой пример. Если эякуляция у мужчины из Ист-Бей (Меланезия) происходит более чем через 30 секунд после введения полового члена во влагалище, местные жители считают такой половой акт чрезмерно длительным, что воспринимается ими как отклонение от нормы.

Наряду с подходом, представленным в адаптированном варианте МКБ-10, существуют и другие трактовки ускоренного семяизвержения. Например, Ло Пикколо (1978), основываясь на статистических данных обследования 1000 супружеских пар, считает, что лечение показано мужчинам, у которых половой акт длится менее 4 минут. В 1970 году У. Мастерс и В. Джонсон высказали мнение, что если мужчина эякулирует раньше, чем партнерша успевает достичь оргазма, по крайней мере в 50 % случаев половых сношений между ними, то он страдает преждевременной эякуляцией. Однако впоследствии Мастерс и Джонсон (1991) сами же признали такое определение неудачным. В частности, оно неприменимо к ситуациям, когда женщина вообще редко испытывала оргазм или никогда не имела его во время коитуса. Х. Каплан (1974, 1987) связывает с понятием преждевременного семяизвержения отсутствие произвольного контроля над эякуляторным рефлексом. Она полагает, что в норме мужчина способен научиться длительно переносить высокую степень полового возбуждения без возникновения рефлекторной эякуляции. Однако большинство специалистов считает, что полный произвольный контроль над эякуляцией — скорее исключение, чем правило, поэтому связывать его с нормой весьма проблематично (С. Кратохвил,1982; У. Мастерс, В. Джонсон,1983 и др.). В последнее время получила распространение точка зрения, согласно которой к половым расстройствам следует относить случаи, когда обычно уже при минимальной сексуальной стимуляции семяизвержение у мужчины раз за разом наступает раньше, нежели его партнерша успевает получить удовлетворение от коитуса и если он настолько неспособен управлять процессом эякуляции, что один или оба партнера начинают рассматривать это как проблему (G. Grenier, Е. Byers,1997; М. Metz et al.,1997).

Следует отметить, что мужчины нередко испытывают чувство разочарования и неверия в свои силы из-за неспособности контролировать наступление эякуляции, но поскольку оргазм по-прежнему доставляет им наслаждение, у них может не быть достаточной мотивации для обращения к врачу с этой проблемой (М. Metz et al.,1997). В наибольшей степени страдают их партнерши, которые только начинают приходить в сексуальное возбуждение, когда у мужчины уже наступает эякуляция и половой акт заканчивается. Постоянные проблемы с преждевременной эякуляцией могут стать причиной конфликтов между сексуальными партнерами и повлечь за собой другие половые расстройства. Женщины, которые испытывают досаду, разочарование и физический дискомфорт из-за частых сексуальных фрустраций, могут потерять интерес к сексу и перестать испытывать возбуждение от него (Г. Келли, 2000). В ряде случаев попытки мужчины сознательно контролировать свое сексуальное возбуждение, чтобы не допустить быстрой эякуляции, настолько отвлекают его от полового акта, что это приводит к потере эрекции. Любые затруднения в возникновении и поддержании эрекции на фоне конфликтных отношений с партнершей легко фиксируются по невротическим механизмам, приводя к возникновению тревожного ожидания сексуальной неудачи, т.е. вторичной психогенной эрекционной дисфункции.

По некоторым оценкам 35 — 40 % мужчин, получавших лечение по поводу сексуальных расстройств, в основном жаловались на преждевременную эякуляцию (Г. Каплан, Б. Сэдок,1996).

Несомненно, что при прочих равных условиях способность мужчины в достаточной мере регулировать длительность полового акта позволяет ему лучше подстроиться к партнерше и обеспечить удовлетворяющую её сексуальную стимуляцию. Кроме того, при большей продолжительности полового акта мужчина и сам, как правило, испытывает более яркие и интенсивные оргастические переживания.

Причины преждевременной эякуляции.

1. Редкие половые акты, приводящие к сексуальной абстиненции и физиологически обусловленной повышенной возбудимости.

2. Тревога и страх во время полового акта, связанные либо с внешними факторами, либо с беспокойством и озабоченностью мужчины возможным неудовлетворением своей партнерши, а также с проблемами супружеских взаимоотношений.

3. Привычка к быстрому наступлению эякуляции, чаще возникающая у молодых мужчин из-за неблагоприятных условий для проведения коитуса («на ходу») либо при длительных отношениях с фригидной женой, которая каждый раз требует побыстрее закончить половой акт.

4. Интенсивное, возбуждающее эротическое влияние партнерши (ее слишком большая двигательная активность во время коитуса или чрезвычайная сексуальная привлекательность для данного мужчины).

5. Нарушения межличностных связей и эгоцентризм, которые проявляются у мужчины в сексуальной сфере отсутствием внимания к чувственным переживаниям партнерши и желания доставить ей удовлетворение при одновременной установке на быстрое снятие собственного сексуального напряжения.

6. Отсутствие перцептивного осознания мужчиной ощущений, предваряющих наступление эякуляции и оргазма, что лишает его возможности вовремя предпринять какие-либо действия для пролонгации коитуса. В пользу данной гипотезы Х.Каплан (1987) свидетельствуют исследования P.Assalian (1994), который полагает, что у некоторых мужчин с преждевременной эякуляцией имеет место сверхчувствительность симпатической нервной системы, затрудняющая осознание ими ощущения неизбежности эякуляции, которое обычно предупреждает мужчину о наступающем оргазме.

7. Органические факторы. К ним относят заболевания предстательной железы застойного или воспалительного генеза. Хронические простатиты могут осложняться стойким нарушением механизмов нервной регуляции, т. е. присоединением симптомов регионального симпатоза (вторичная патогенетическая форма преждевременной эякуляции по Г. С. Васильченко). Основное отличие неврологически осложненных синдромов от чисто урологических — сохранение симптомов сексуальной дисфункции (главным образом ускоренной эякуляции), несмотря на санацию предстательной железы. Г. С. Васильченко (1969, 1990) выделяет также первичную патогенетическую дезинтеграцию эякуляторной составляющей (синдром парацентральных долек).

Данное расстройство представляет собой первичное поражение корковых центров регуляции урогенитальных автоматизмов в результате действия патогенных факторов в антенатальном периоде, при родовой травме, реже — при черепно-мозговых травмах соответствующей локализации. Фактически речь идет о формировании очень низких порогов возбудимости эякуляторного рефлекса, в силу чего эякуляция и оргазм у мужчины происходят при минимальной сексуальной стимуляции.

Основные диагностические критерии синдрома парацентральных долек.

1. Первые в жизни эякуляции нередко опережают по времени пробуждение либидо у подростка, возникая в неадекватной обстановке (во время лазанья по канату, бега, при испуге или сильном эмоциональном напряжении).

2. Наличие дневных поллюций, особенно неадекватных, т. е. не спровоцированных действием эротизирующих стимулов.

3. Частые ночные поллюции и поллюции после 40 лет.

4. Может наблюдаться психическая мастурбация, когда эякуляция происходит только за счет эротических фантазий без механической стимуляции.

5. Ускоренная эякуляция с самого начала половой жизни.

6. Эякуляция может произойти уже при поверхностных ласках или попытке интроитуса.

7. Наблюдается феномен эякуляторной атаксии, проявляющийся в том, что при повторных половых актах их продолжительность практически не увеличивается, а затем резко возникает анэякуляция, когда во время очередного коитуса семяизвержение вообще не наступает.

8. В анамнезе нередко отмечается энурез, поскольку корковые центры мочеиспускания и эякуляции расположены рядом — в парацентральных дольках.

9.Слабый пролонгирующий (удлиняющий половой акт) эффект либо его полное отсутствие при употреблении алкоголя или использовании местноанестезирующих мазей.

10. Наличие неврологической симптоматики (наиболее типичный признак — инверсия рефлексогенных зон ахилловых рефлексов, часто отмечаются непостоянная анизокория, симптомы орального автоматизма, могут быть признаки внутричерепной гипертензии).

Синдром парацентральных долек классифицируется в адаптированной МКБ-10 как преждевременное семяизвержение, обусловленное органическим поражением головного мозга (F06.82), а ускоренная эякуляция при урогенитальной патологии как преждевременное семяизвержение, обусловленное болезнями мужских половых органов (N 40 — N51).

Отметим, что в настоящее время отсутствуют убедительные данные в пользу преобладающей роли как органических (возможно, конституциональных), так и психогенных факторов в патогенезе ускоренной эякуляции. Большинство зарубежных специалистов все же связывают преждевременное семяизвержение с наличием психологических причин (К. Имелинский,1986; Х. Каплан,1987;У. Мастерс и В. Джонсон,1998 и др.) или указывают на отсутствие достоверных результатов исследований, которые могли бы объяснить, почему некоторым мужчинам трудно контролировать свою эякуляторную реакцию (М. Metz et al.,1997).

Признаки, указывающие на вероятный психогенный характер преждевременной эякуляции:

1. При половом акте сексуальное возбуждение у мужчины нарастает постепенно, затем следует неожиданный неконтролируемый «подскок» и сразу же происходит эякуляция.

2. Парадоксальная реакция — эякуляция наступает тем скорее, чем дольше мужчина стремится ее задержать.

3. Из-за повышенной нервной возбудимости семяизвержение наступает тем быстрее, чем слабее у мужчины эрекция (в норме чаще наблюдается обратное явление).

4. Избирательность расстройства, которая проявляется тем, что с одной партнершей мужчина может достаточно легко контролировать длительность коитуса, а с другой совершенно не в состоянии делать это.

5. В эротических сновидениях таких мужчин часто фигурирует преждевременная эякуляция (они склонны интерпретировать этот факт, как проявление тяжести расстройства).

6. Атмосфера спешки и нервозности, сопутствующая половому акту, необходимость быстрого выведения полового члена из влагалища при практике прерванного коитуса способствуют усилению возбуждения и ускоряют наступление эякуляции у лиц с неуравновешенной нервной системой.

7. Спонтанные периоды удлинения коитуса (часто под влиянием ситуационных факторов, отдыха).

8. Нередко наличие у мужчины тревожно-невротической симптоматики.

9. Возможно некоторое удлинение полового акта под влиянием транквилизаторов и алкоголя.

 

F52.5 Вагинизм неорганического происхождения

 

Спазм окружающих влагалище мышц, вызывающий окклюзию его открытия. Введение полового члена или невозможно, или причиняет боль. Вагинизм может быть вторичной реакцией на локально обусловленную боль, в таком случае настоящая рубрика не должна использоваться.

Диагностические критерии:

Вагинизм, т. е. спазм перивагинальной мускулатуры, проявляется в одном из следующих вариантов:

1) нормальная реакция всегда отсутствовала;

2) расстройство появилось после периода относительно нормального сексуального функционирования.

Причем:

а) сексуальные реакции могут протекать нормально при отсутствии попыток проникновения во влагалище;

б) каждая попытка полового сношения ведет к генерализованной тревоге и попыткам воспрепятствовать введению члена, в том числе за счет приведения и сжатия бедер.

Включается:

  • психогенный вагинизм.

Исключается:

  • вагинизм (органический) (N94.2).

В литературе обычно подчеркивается, что женщины, страдающие вагинизмом, очень часто имели негативный ранний сексуальный опыт. Например, для тех, кому говорили, что первое половое сношение может вызвать сильную боль и кровотечение при наличии неповрежденной девственной плевы, оно может стать мучительным испытанием (Г. Келли,2000). Среди причин вагинизма указывают сексуальное насилие в прошлом, грубое поведение партнера при попытке дефлорации, страх перед возможной беременностью, строгое религиозное воспитание и т. п. И. Л. Ботнева (1990) отмечает, что чаще вагинизм возникает при нерешительном, робком и неумелом поведении партнера и определенных чертах характера женщины (мнительность, эмоциональная неустойчивость, обидчивость, тревожность). Нередко у таких женщин в анамнезе прослеживаются различные фобии, в том числе страх боли либо вида крови.

Вагинизм обычно возникает с началом половой жизни. Судорожному сокращению мышц влагалища и тазового дна часто предшествует страх боли при дефлорации, но в отдельных случаях он появляется внезапно и неожиданно в момент дефлорации. Мягкие, тактичные, чувствительные к переживаниям молодой супруги мужья не настаивают на коитусе, перенося дефлорацию на утро, на следующий день. Но при очередных попытках совершить половой акт все повторяется снова и снова. В ряде случаев вагинизм может прогрессировать, поэтому выделяют три степени его выраженности:

1) спастическая реакция наступает при введении полового члена, пальца либо инструмента при гинекологическом исследовании;

2) реакция наступает при прикосновении к половым органам или ожидании прикосновения к ним;

3) реакция наступает при одном представлении о половом акте или гинекологическом исследовании.

Вагинизм является наиболее частой причиной виргогамии (девственного брака). Интересно, что даже многолетнее отсутствие дефлорации и половых актов в браке в ряде случаев не ухудшает межличностных отношений супругов. При этом сексуальная адаптация пары достигается за счет использования различных вариантов петтинга и орально-генитальных контактов. Женщины с вагинизмом при этом могут испытывать оргазм, а обращаться к врачу их заставляет чувство неполноценности или желание иметь ребенка (Ботнева И.Л., 1990). Изредка явления вагинизма возникают после периода нормальной половой жизни, если по отношению к женщине было совершено сексуальное насилие либо она испытывает сильные негативные чувства к своему партнеру. Без соответствующего лечения явления вагинизма у женщины могут привести к серьезным супружеским конфликтам, возникновению сексуальных проблем у супруга и разрыву брачных отношений.

Психогенный вагинизм следует дифференцировать от вагинизма органической природы, когда боль при попытке интроитуса, судорожный спазм и оборонительная реакция женщины обусловлены различными гинекологическими заболеваниями (кольпиты, эндометриоз, спаечный процесс в малом тазу и т. п.), вызывающими резкую болезненность при коитусе.

 

F 52.6 Диспареуния неорганического происхождения

Диспареуния (боль во время полового акта) возникает как у мужчин, так и у женщин. Часто она может быть отнесена за счет местной патологии и тогда кодируется соответствующим образом. Однако в некоторых случаях явные причины не обнаруживаются и важными могут быть эмоциональные факторы. Эта категория должна использоваться только в том случае, если нет другой первичной сексуальной дисфункции (например, ванигизма или влагалищной сухости).

Диагностические критерии:

1) повторяющаяся или устойчивая боль в гениталиях либо у мужчин, либо у женщины перед, во время или после полового сношения;

2) нарушение не обусловлено исключительно отсутствием нормального увлажнения влагалища (любрикации) или вагинизмом.

Включается:

  • психогенная диспареуния.

Исключаются:

  • диспареуния (органическая) у женщин (N94.1)
  • диспареуния (органическая) у мужчин (N47 — N50).

Точных сведений о распространенности диспареунии нет, но известно, например, что при хирургических операциях на гениталиях она наступает в 30 % случаев, а среди женщин, которые находятся на лечении в клиниках сексотерапии и предъявляют жалобы на боли при половом акте, в 30—40 % случаев имеет место патология тазовых органов (Г. Каплан; Б. Сэдок,1994).

По данным опроса NHSLS (1994), болевые ощущения во время сексуальных контактов на протяжении нескольких месяцев или более в предыдущем году отметили у себя 14 % женщин и 3 % мужчин.

Женскую диспареунию чаще всего вызывают различные органические факторы. Любая причина, приводящая к снижению любрикации может вызвать дискомфорт во время коитуса. Так, сухость слизистой оболочки влагалища вызывают прием антигистаминных препаратов, некоторых транквилизаторов и трициклических антидепрессантов, ряд заболеваний (сахарный диабет, бактериальный вагинит и др.). К другим причинам женской диспареунии относятся: поражение кожи (волдыри, сыпь, воспаление) вокруг входа во влагалище или на слизистой оболочке вульвы; раздражение или воспалительные заболевания клитора; патология входа во влагалище вследствие рубцов после эпизиотомии; болезненные остатки девственной плевы; повреждения уретры или ануса; патология влагалища в результате инфекционных заболеваний, хирургических рубцов; атрофия стенок влагалища из-за эстрогенной недостаточности или использования химических местных контрацептивов; повреждения связочного аппарата матки; опухоли или воспалительные заболевания органов малого таза (У. Мастерс, В. Джонсон,1983). Если боли при половом сношении имеют соматическую основу, состояние классифицируется как диспареуния (органическая) у женщин (N94.1). Необходимо учитывать, что первично возникший органический симптом может удерживаться по невротическому механизму вторичной выгоды, которым для женщины является возможность избегать нежелательной половой близости или по крайней мере ограничить ее (С. Кратохвил,1982).

В основе диспареунии может лежать сильная неприязнь или физическое отвращение к партнеру, который тем не менее настаивает на сексуальных контактах. В этих случаях диспареуния носит вторичный характер, а основным расстройством является сексуальное отвращение (F52.10).

Психогенная диспареуния возможна у женщин, которые подвергались сексуальному насилию, в т.ч. и в детстве. Боль при коитусе может быть результатом эмоционального напряжения и тревоги относительно полового акта, которые заставляют женщину непроизвольно сокращать мышцы влагалища (Г. Каплан, Б. Сэдок,1994). Обычно в таких случаях имеются серьезные проблемы во взаимоотношениях с актуальным партнером либо существует интрапсихический конфликт между сексуальным желанием и неприемлемостью его реализации в интимной связи с конкретным мужчиной (например, в ситуации супружеской измены одного или обоих партнеров, которая вызывает у женщины сильное чувство вины).

По мнению К. Имелинского (1986), диспареуния, возникшая при сексуальных контактах с одним партнером, может создать предрасположенность для появления ее и с другим партнером. Хронически существующая диспареуния является исходным пунктом для развития вторичных невротических реакций и утраты интереса к половой жизни.

Диспареуния редко встречается у мужчин и обычно имеет органическую основу. Так, при болезни Пейрони фиброзные бляшки в белочной оболочке и перегородке кавернозных тел полового члена, нередко приводят к его деформации во время эрекции и болезненным ощущениям при коитусе.

Известен весьма редкий вариант диспареунии неорганического происхождения у мужчин — постэякуляторная боль. Данное расстройство вызвано непроизвольным сокращением эякуляторной мускулатуры и ряда других связанных с ней мышц, которое может иметь место как во время семяизвержения, так и сразу же после него. В результате мужчина начинает испытывать после эякуляции острую боль. Обычно она проходит в течение нескольких минут, но может продолжаться и дольше. Мужчины, испытывающие постэякуляторную боль, часто начинают избегать сексуальных контактов. Поскольку сексуальная активность приносит им неприятные, болезненные ощущения, у них могут появиться проблемы с эрекцией или оргазмом (Г. Келли,2000). Хотя непосредственной причиной боли является мышечный спазм, это расстройство, по-видимому, имеет глубокие психологические корни. Считают, что мужчины, страдающие от постэякуляторной боли, испытывают затаенное чувство вины, касающееся сексуального наслаждения, амбивалентные чувства по поводу своих отношений с партнершей, а также склонны подавлять чувство гнева и раздражения. Подобные внутренние конфликты могут усугублять беспокойство по поводу болезненных ощущений и привести к тому, что каждая эякуляция будет сопровождаться болью (Х. Каплан,1993). Постэякуляторную боль следует отличать от болезненной эякуляции, обусловленной воспалением семенного бугорка, находящегося в простатической части мочеиспускательного канала (колликулит).

 

 

F52.7 Повышенное половое влечение

 

Как мужчины, так и женщины иногда могут жаловаться на повышенное половое влечение как на самостоятельную проблему, обычно в юношеском и молодом возрасте. Когда повышенное половое влечение является вторичным по отношению к аффективному расстройству (F30 — F39) или когда оно развивается в течение ранних стадий деменции (F00 — F 03) необходимо кодировать основное заболевание.

Следует отметить:

В случае, если повышенное сексуальное влечение развивается у больного с умственной отсталостью, то основным заболеванием следует считать умственную отсталость (F70.xx — F79.xx).

Включаются:

  • нимфомания;
  • сатириазис.

По мнению К. Имелинского (1986), определение нормальной степени выраженности сексуального влечения всегда условно. Если человек ведет интенсивную половую жизнь, но при этом «успевает» проявлять высокую творческую, профессиональную, общественную или иную активность, он не может рассматриваться как человек с патологически усиленным либидо.

Патологическая гиперсексуальность отличается не только количественным увеличением половых контактов, но и качественным изменением поведения — когда удовлетворение высоких сексуальных потребностей становится некой сверхценной идеей, целиком поглощающей индивида в ущерб другим сферам жизни.

Повышенное половое влечение проявляется в настоятельной потребности вступать в очень частые сексуальные контакты и всячески их разнообразить, а также в очень высоких физических возможностях в половой жизни либо сочетанием обоих этих качеств (К. Имелинский, 1986). Чрезмерная выраженность либидо обычно приводит к беспрерывной смене сексуальных партнеров, многократным в течение суток половым актам с ними, сексуальным оргиям, эксцессивной мастурбации.

У мужчин патологическое усиление либидо обозначается как сатириазис, у женщин — как нимфомания.

Считается, что в основе сатириазиса, кроме чрезмерной интенсивности полового влечения, может лежать также чувство собственной неполноценности, неуверенности в своих сексуальных возможностях. Такие мужчины нуждаются в беспрерывном подтверждении своей сексуальной состоятельности. Этот мотив приписывают легендарному соблазнителю Дон Жуану, который постоянно вступал в половые связи с различными женщинами, чтобы убедиться, что его сексуальные возможности не изменились.

Х. Эллис (1965) характеризует нимфоманию как постоянное стремление к сексуальным контактам, причиной которого являются навязчивости или «аутоагрессивные» тенденции. Это приводит к неконтролируемому поведению, вследствие которого женщина легко вступает в половые связи с любым человеком, независимо от его возраста, внешности и даже пола. Абсолютный промискуитет отличает женщину, страдающую нимфоманией, от женщины, проявляющей выраженную сексуальную активность, но с определенным отбором партнеров (своеобразный селективный промискуитет). Сексуальное поведение, в основе которого не лежат навязчивости, можно в значительно большей степени контролировать, что выражается в отборе партнеров (Н. Ellis, Е. Sagarin,1965).

Повышенное половое влечение может быть симптомом в рамках психического расстройства или органического заболевания, в частности, при маниакальных и гипоманиакальных состояниях, шизофрении, некоторых расстройствах личности (при которых утрачивается эмоционально-волевой контроль, что проявляется повышением интенсивности сексуальной жизни, распущенностью, цинизмом), а также при органических поражениях мозга, гормональных нарушениях, наркотических интоксикациях (кокаин, героин, мескалин) и отравлениях угарным газом (К. Имелинский,1986).

По мнению И. Л. Ботневой, сексолог сталкивается с проблемой гиперсексуальности у женщины в трех основных случаях:

1) при патологии глубинных структур мозга, в частности гипоталамуса;

2) при эндогенных психических заболеваниях (шизофрения, аффективные психозы, иногда эпилепсия);

3) когда гиперсексуальности как таковой нет, а усиление полового влечения, например в климактерическом периоде, воспринимается женщиной как нечто патологическое.

При синдроме гипоталамической гиперсексуальности наблюдается пароксизмальное повышение либидо. Периодически возникают приступы сильнейшего полового возбуждения со специфическими ощущениями в области половых органов, повышением чувствительности гениталий к тактильной стимуляции, могут отмечаться чувство жара, учащенные позывы к мочеиспусканию, боли внизу живота и в пояснице. Женщины с синдромом гипоталамической гиперсексуальности мультиоргастичны, причем повторные оргазмы легко возникают у них при любой форме стимуляции, эротических сновидениях и даже под воздействием неадекватных раздражителей (общая вибрация и т. п.). В более тяжелых случаях они испытывают затяжной, волнообразный оргазм, который может длиться до 1 часа и более, но не приносит удовлетворения. Сексуальное возбуждение у таких женщин часто возникает в виде кризов и сопровождается ухудшением общего самочувствия (побледнение или покраснение кожных покровов, головная боль, головокружение, повышение температуры тела). Нарушается сон, поскольку они часто просыпаются от оргазмов с болью внизу живота. Повышенное половое влечение приводит к сексуальной расторможенности и многочисленным случайным связям. Многие женщины тяжело переживают невозможность контролировать свое сексуальное поведение, что является дополнительным источником психотравматизации, способствуя развитию депрессивной и астеноипохондрической симптоматики. В некоторых случаях женщины всячески избегают любых ситуаций, провоцирующих сексуальные контакты, поскольку, несмотря на многократные оргазмы, коитус не приводит к сколько-нибудь длительной редукции полового возбуждения.

Синдром гипоталамической гиперсексуальности следует относить к рубрике F07.8 «Другие органические расстройства личности и поведения вследствие заболевания, повреждения или дисфункции головного мозга».

Гипоталамическую гиперсексуальность необходимо отличать от нимфомании при психических заболеваниях. Например, при шизофрении половое возбуждение носит субъективный характер, проявляясь только на психическом уровне, и не сопровождается соответствующими изменениями в гениталиях. Оргазм затруднен или невозможен. Здесь как бы расщеплены биологический и психический компоненты либидо. Влечение носит компульсивный характер, оно толкает на беспорядочные половые связи, которые не дают сексуальной разрядки. Женщины снова и снова меняют партнеров, надеясь, наконец, испытать удовлетворение, которое так и не наступает. У них обычно не бывает эротических сновидений, а попытки мастурбации также не приносят полной разрядки. Поскольку нимфомания при шизофрении носит вторичный характер по отношению к основному заболеванию, в диагнозе используются рубрики F20 или F25.

 

F52.8 Другая сексуальная дисфункция,

не обусловленная органическим нарушением или болезнью

 

В данную рубрику включены половые расстройства, которые не могут быть классифицированы ни в одной из предыдущих категорий сексуальных дисфункций и не относятся к расстройствам половой идентификации (F64), расстройствам сексуального предпочтения (F65) и психологическим и поведенческим расстройствам, связанным с сексуальным развитием и ориентацией по полу (F66).

Так, к рубрике F52.8 относят посткоитальную дисфорию. Это состояние может возникать в фазе разрешения, когда в норме субъект испытывает чувство блаженства, сопровождающееся мышечным и психическим расслаблением. Посткоитальная дисфория проявляется тем, что после успешного во всех других аспектах коитуса у некоторых лиц возникает депрессия, напряжение, тревога, раздражительность и даже психомоторная ажитация. Им часто хочется освободиться от партнера и они становятся грубыми, а порой агрессивными. Распространенность этого расстройства неизвестна, но оно чаще встречается у мужчин. Предполагается, что причины посткоитальной дисфории связаны с отношением субъекта к сексу в целом и к партнеру в частности. Расстройство иногда наблюдается при нарушении супружеской верности или при половых контактах с проститутками (Г.Каплан, Б. Сэдок,1994).

Сюда же включают посткоитальные головные боли, компульсивную мастурбацию и т. п. Посткоитальные головные боли характеризуются цефалгией, которая возникает сразу же после коитуса и может продолжаться несколько часов. Ее описывают как пульсирующую по характеру с локализацией в затылочной или лобной области. Причины посткоитальной головной боли неизвестны. По всей видимости, она этиологически связана с изменениями тонуса краниальных сосудов, мышечным сокращением (напряжением) или с психогенными моментами (Г. Каплан, Б. Сэдок,1994).

 

F52.9 Сексуальная дисфункция, не обусловленная органическими нарушениями или болезнью, неуточненная

К рубрике могут быть отнесены сексуальные расстройства неуточненного характера предположительно психогенного генеза.

 

Особенности психологической адаптации к сексуальным дисфункциям

Выделяют пять типов защитных механизмов, которые активизируются при психологической переработке проблем в сексуальных отношениях (Ф. В. Василюк, 1984):

  1. Энергетический тип –  отнятие энергии от «болезненного объекта»:

а) снижение сексуальных побуждений – угнетение либидо;

б) разрядка энергии – отреагирование;

в) перевод энергии – например, трансформация чувства вины  в агрессию, которая выражается, например, в гиперсексуальности при супружеской измене;

г) придание энергии –  введение нового мотива, например, внебрачная сексуальная  активность жены, как акт мести мужу за дисгармоничные интимные отношения.

  1. Пространственный тип – изменение  содержательного или формально- тонического пространства объекта, вызвавшего психический дискомфорт:

а) перевод личностного конфликта с партнёршей  в психосоматическое нарушение (преждевременная эякуляция и т. п.);

б)  вытеснение из сознания неприемлемых для личности побуждений или сексуальных эталонов;

в) расширение или ограничение круга партнёров в связи с сексуальным расстройством;

г) закрытие своего внутреннего мира от партнёра;

д) вынесение внутреннего конфликта вовне и  объяснение его внешними причинами.

  1. Временной тип – сдвиг во времени как самой проблемы, так и возможного способа её разрешения:

а) перенос длительного «немого» конфликта с сексуальным партнёром в ближайшее время – «раньше всё было хорошо, и вот только теперь стало плохо»;

б) отодвигание на будущее возможного  полового акта; многократные обещания в ближайшее время  обратиться за профессиональной помощью; иллюзорная  надежда, что вскоре все проблемы  разрешатся сами собой.

  1. Генетический тип – самостоятельные поиски причин, которые привели к сексуальному расстройству, и попытки их устранения:

а) использование ложных объяснений происхождения половых  дисфункций, поддерживающих иллюзию интеллектуального контроля;

б) попытки устранить дисфункцию, исходя из собственных представлений.

  1. Познавательный тип – уход от адекватной оценки неприятного явления или искажение его смысла:

а) рационализация – обоснование адекватности снижения либидо мужчиной, занятым интенсивным интеллектуальным трудом;

б) изменение личностного смысла расстройства – например, обесценивание женщиной, страдающей аноргазмией, значения оргазма для личной и семейной жизни.

Как указывают В. В. Кришталь и Б. Л. Гульман (1997), психологическая адаптация к сексуальным дисфункциям может достигаться за счёт компенсации, псевдокомпенсации и гиперкомпенсации.

При компенсации сохранность сексуальных функций на достаточном уровне поддерживается включением дополнительных психических функций. Например, при недостаточной яркости оргастических переживаний у одного из супругов им  привлекается воображаемый образ другого партнёра, чем достигается полноценный оргазм. При этом действуют адаптивные механизмы фантазии, идеальной идентификации с воображаемым партнёром, перцептуальной защиты от актуального партнёра, подавление лёгких аверсионных тенденций к нему, диссоциация личностных и физиологических особенностей партнёра, частичная деперсонализация партнёра (как отказ ему в полной эротической привлекательности), эгоцентризм с ориентацией на достижение только индивидуального наслаждения и система рационализации собственного поведения.

Многокомпонентное обеспечение сексуальной сферы предопределяет возможность использования самых разнообразных путей для компенсации. Так например, недостаточность эрекции у мужчины может компенсироваться не только путём адекватной техники полового акта, но и за счёт личностной идентификации с супругой, интроекции её внутреннего мира, смещения ценности сексуальных отношений с сугубо  физиологического на интимно-личностный план. Могут участвовать и такие психологические механизмы, как позитивный перенос, идеализация отношений, вызывание симпатии к себе и переопределения сложившейся ситуации, использование эвфемизмов, смягчающих остроту проблемы.

Псевдокомпенсация помогает лишь сохранить отдельные компоненты сексуальной функции или имитировать её. Так, мужчины с недостаточной потенцией могут активно флиртовать и.Для псевдокомпенсации характерно использование защитной маски «сильного в половом отношении мужчины», что прявляется в активном флирте «на людях» или хвастовстве мнимыми многочисленными сексуальными связями Используется и механизм образования контрастных реакций по типу уверенного, властного в обращении с женщинами мужчины с одновременной их дискредитацией как аморальных существ, а также демонстрация женоненавистничества и социально отклоняющегося поведения, что позволяет под благовидным предлогом выйти из игры. Псевдокомпенсация всегда малопродуктивна и требует коррекции поскольку  «консервирует» или даже усугубляет имеющиеся сексуальные проблемы.

Гиперкомпенсация заключается в форсировании естественного ритма половой жизни. При этом применяются защитная идентификация с существующими на уровне обыденного сознания сексуальными образцами: владение особо изощрёнными техниками секса, идеализация своих сексуальных качеств, эгоизм, отрицание реакции партнёра, трансформация собственных эмоциональных реакций – например, страха в агрессию. Гиперкомпенсация может выполнять разные адаптивные функции: от искупительной до аутореабилитационной, что особенно затрудняет терапию.

В случае, когда личность смиряется с наличием сексуальной дисфункции, наступает психическое приспособление (привыкание) – последний этап психической адаптации, который обеспечивает минимальную сохранность сексуальной функции или состояние личностного равновесия. Привыкание характерно для выраженных сексуальных расстройств, сменяя другие, неудавшиеся виды психологической защиты. Проявляется в  обесценивании, а иногда и активной дискредитации половой жизни с подчёркиванием своих достижений в других областях. Наблюдаются также идеализация партнёра с одновременной его (её) позитивной десексуализацией либо, принятие на себя роли человека, нуждающегося в опеке – слабого, неудачника, больного.

Вышеперечисленные адаптивные тактики практически не встречаются в чистом виде, образуя сочетания, в которых преобладает одна из них.

Психологическая защита у больных с сексуальными дисфункциями может проявляться в  активно-оборонительной и пассивно-оборонительной форме (В. В. Кришталь,    Б. Л. Гульман 1997),.

Активно-оборонительная защита  выражается, например, при импотенции в обвинениях супруги в неправильном сексуальном поведении, упрёках по поводу утраты ею сексуальной привлекательности, идеализации прежних половых партнёрш. Имеют место фантазии мести, вербальная и поведенческая агрессия, которая может переходить в аутоагрессию. Встречается также активный поиск «истинных» причин дисфункции с помощью популярной литературы, эта информация используется для обоснования своей позиции.

Пассивно-оборонительная защита характеризуется избеганием половых отношений под предлогом потребности в отдыхе. Чувство подавленности из-за фрустрированной половой потребности при этом расценивается как усталость. Отрицается физиологическая и эмоциональная важность секса, не замечается недовольство супруга, его признание и самоуважение вызываются деловым или материальным вкладом в отношения, разделением увлечений, дружеской поддержкой. Как правило, подобная форма защиты вызывает нарастающую сексуальную аверсию у партнёра.

Достаточно часто сексуальная дисфункция, особенно на первых этапах её развития, наблюдается лишь в супружеской паре, нормализуясь во внебрачных отношениях. Возможен и обратный вариант, когда в супружестве у мужчины отсутствуют явные нарушения половой функции, но они возникают при попытках вступить во внебрачную сексуальную связь с новой партнёршей. Таким образом, сам парный характер сексуальной функции, её включённость в интимно-личные отношения, ставит перед необходимостью применять системный подход в попытке понять происхождение половых расстройств и наметить наиболее адекватные пути их коррекции.

 

 

 

 

 

Часть 2

 

МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ СЕКСУАЛЬНЫХ ДИСФУНКЦИЙ У МУЖЧИН

 

Психотерапия

Место психотерапии в  сексологическом лечении.

 

Психотерапия играет важную роль в сексологическом лечении. В ряде случаев она является единственной формой терапии сексуальных расстройств либо — используется как форма дополняющего лечения или как один из компонентов комплексного лечения (К. Имелинский, 1986). Половые расстройства в силу большой личностной значимости сексуальной сферы могут привести к различным невротическим нарушениям, депрессии с суицидальными тенденциями, что еще больше повышает значение психотерапии в лечении таких больных (Г. С. Кочарян, 1994). Так, по данным суицидологической службы г. Москвы, среди лиц, обратившихся за помощью, 26 % составляют пациенты с интимно-личными и сексуальными проблемами (Н. Д. Кибрик, 1999).

В одних случаях, невротические нарушения и психологические проблемы являются основной причиной сексуальных дисфункций, а в других — возникают вторично, на фоне уже имеющихся расстройств половой сферы органического генеза, усугубляют их течение, препятствуя полноценному восстановлению сексуальной активности пациентов даже при эффективном лечении основной патологии. Причем сексуальные нарушения невротической природы являются самой частой формой половых расстройств у мужчин (Х. Каплан,1987; Г. С. Васильченко, 1990;   З. Старович,1991 и др.). В связи с этим важнейшее место в сексологическом лечении пренадлежит эффективной психотерапевтической коррекции психологических механизмов (травмирующих переживаний и воспоминаний, неадекватных представлений, страхов и т. п.) половых дисфункций.

По мнению Л. Камерон-Бэндлер (1985), коррекция половых расстройств занимает уникальное место в психотерапии. В отличие от других психологических проблем, относительно которых сам психотерапевт должен интерпретировать достигнутые результаты лечения, успех или неудача в сексуальном функционировании вполне определены. Явные физиологические реакции пациента, его удовлетворенность половой жизнью являются прямой демонстрацией того, достигнуты ли желаемые изменения.

 Безусловно, что огромный арсенал психотерапевтических приемов и практик предполагает необходимость выбора наиболее адекватных из них, с учетом специфики сексологической проблематики и тесного взаимовлияния интимной жизни и супружеских отношений в целом.

Различные психотерапевтические школы по-разному объясняют причины половых расстройств и предлагают весьма отличающиеся друг от друга подходы к их коррекции. Так например, применение классического психоанализа основывается на представлении, что, например, нарушения эрекции являются результатом подсознательных страхов мужчин, связанных с эдиповым комплексом, в силу чего супруга воспринимается в качестве объекта, с которым должна существовать эмоциональная, но не половая близость (W. Lauman, 1972;  J. Bieber, 1974). Сторонники другой психодинамической ориентации полагают, что сексуальные дисфункции у мужчин связаны с общими аспектами межличностных взаимоотношений и рассматриваются, как проявления враждебности, направленной на партнершу (D. Hastings, 1971; L.  Salzman, 1972). Через призму базового внутреннего конфликта, обусловленного конфронтацией индивида с данностями человеческого существования, экзистенциальная психотерапия в ряде случаев позволяет понять истоки и найти адекватные пути решения сексуальных проблем, подчас являющихся лишь фасадом, за которым скрываются глубинные страхи пациентов перед конечностью бытия, личной свободой и вытекающей из нее ответственностью за свою жизнь, возможным одиночеством и отсутствием самоочевидного смысла жизни. (И. Ялом, 1999). Представители рационально-эмотивной психотерапии (РЭТ) помогают пациентам преодолевать затруднения в интимной сфере путем активной коррекции их иррациональных представлений, нереалистичных убеждений и надежд в отношении половой жизни, уделяя наибольшее внимание эмоциональным и когнитивным проявлениям сексуальных дисгармоний и улучшению межличностных отношений супругов (А. Эллис, 1985, 1990). Большое распространение получили приемы бихевиоральной (поведенческой) терапии, основанные на тщательном анализе проблематичного сексуального поведения и использовании положительных и отрицательных подкреплений, наиболее подходящих для данного случая (D. Wolpe, 1958, 1982; A. Mathews et al., 1976). Бихевиоральные техники используют как для устранения тревоги, являющейся стержнем любых невротических расстройств, в том числе и в сексуальной сфере (систематическая десенсибилизация на фоне мышечной релаксации, тренинг уверенности и т. п.), так и для уменьшения супружеских конфликтов и мотивации партнеров к конструктивному взаимодействию (структурированный тренинг общения, техника позитивных обменов и др.) (D. Wolpe, 1958; N. Jacobson, G. Margolin, 1979). Для коррекции психогенных сексуальных дисфункций также применяют гештальт-подход (F. Perls, 1973); телесно-ориентированные методы психотерапии (W. Reich, 1949; A. Lowen, 1965); гипнотерапию (D. Araoz 1980, D. Hamnond, 1991); нейролингвистическое программирование (L. Cameron-Bandler, 1985); метод десенсибилизации и переработки движениями глаз (V. Wernie, 1993); символдраму или метод кататимного переживания образов (Х. Лейнер, 1996; В. Стюарт, 1998) и др. Следует отметить, что отличительной чертой всех перечисленных подходов является «встроенность» приемов работы с лицами, предъявляющими сексологические жалобы, в определенную модель психотерапии, например психоаналитическую либо бихевиоральную.

Автор мультимодальной психотерапии А. Лазарус (1985, 2001) предлагает опираться в выборе наиболее подходящих для конкретного пациента методов и техник психотерапии на тщательное изучение его BASIC I. D. Это сокращение, составленное из первых букв семи исследуемых модальностей: поведение, аффективные реакции, ощущение, воображение, когнитивные элементы, межличностные отношения, медикаментозное воздействие или иные биологически факторы. Согласно Лазарусу, полноценное лечение любых нарушений, включая сексуальные, заключается в коррекции дезадаптивного и девиантного поведения, неприятных чувств, негативных ощущений, нежелательных фантазий, дисфункциональных убеждений и биохимического дисбаланса. Мультимодальная терапия предполагает технически эклектичный подход, а использование тех или иных психотерапевтических методов основывается на определении того, «какое и кем проводимое лечение и при каких обстоятельствах окажется наиболее эффективным для этого человека, с этой конкретной проблемой. По мнению  А. Лазаруса (1990), такой подход в высокой степени соответствует требованию, выдвинутому М. Эриксоном: «Каждый человек уникален. Поэтому психотерапия должна осуществляться так, чтобы соответствовать потребностям именно этого человека, а не пытаться приспособить индивида к прокрустову ложу той или иной гипотетической теории человеческого существования».

Следует отметить, что по свидетельствам его учеников сам М. Эриксон весьма эффективно работал с пациентами, имеющими сексуальные проблемы. Эриксоновский подход к лечению половых дисфункций основан на определении и гибком изменении имеющихся дезадаптивных стереотипов межличностного взаимодействия и/или сексуального поведения одного из партнеров либо супружеской пары. Он базируется на широком использовании многоуровневого (по сути, гипнотического даже без формальной трансовой индукции) метода воздействия. Применяют различные варианты косвенных суггестий, включая сообщения метафорического типа и сложные аналогии, которые позволяют обойти сопротивление, реорганизовать бессознательные процессы и активизировать внутренние ресурсы пациента для улучшения его интимных отношений. Кроме предъявления адекватной информации о психофизиологии сексуальности и помощи супругам в обнаружении всего лучшего в их взаимоотношениях; партнёрам даются рекомендации по совместному выполнению специальных упражнений, во многом сходных с приемами из арсенала сексуальной терапии (Д. Зейг, 1990; Д. Хейли, 1991)..Характерной чертой эриксоновского подхода также является использование парадоксальных интервенций. Например,  в терапии мужчин с психогенным торможением эрекции — наложение «строжайшего» запрета на любую сексуальную активность партнёров, которые при этом должны  продолжать спать в одной постели. Или смена «ярлыков», навешиваемых на супружеские проблемы. Суть этого приёма состоит в позитивном переопределении симптома или дисфункционального поведения, которое даёт паре возможность по новому взглянуть на всю ситуацию в целом. Ситуация фиаско в первую брачную ночь  может быть переопределена как следствие того ошеломляющего впечатления, которое произвела на мужа красота молодой жены, в результате чего он начал опасаться возможной неудачи, что фактически и произошло (Д. Уикс, Л.Л′Абат, 2002). Применение эриксоновских стратегий и недирективных гипнотических техник в коррекции  психогенных нарушений половой сферы и семейно-сексуальных дисгармоний  облегчает и существенно ускоряет достижение устойчивых позитивных изменений сексуального взаимодействия партнёров.

В настоящее время преобладающей тенденцией в сексологическом лечении является сочетанное использование различных методов психотерапии, нередко подкрепляемых назначением лекарственных препаратов, физиотерапевтическим воздействием и т. п. Такая интегрированная терапия часто используется в виде специальных лечебных программ, т. е. систематизированного и планового применения нескольких методов психотерапии (вместе со вспомогательными средствами) для устранения соответствующих сексуальных дисфункций или девиаций (К. Имелинский, 1986). Первой из подобных программ была сексуальная терапия, предложенная У. Мастерсом и В. Джонсон (1970) для лечения партнерской пары. Они разработали способы коррекции различных вариантов сексуальных дисфункций с использованием в ходе интимного взаимодействия партнеров специальных технических приемов. В основе модели У. Мастерса и В. Джонсон лежит бихевиоральный подход, а терапевтические усилия направлены на модификацию индивидуальных вариантов сексуального поведения и развитие подлинной, адекватной взаимосвязи между партнерами.

Х. Каплан (1974; 1994) объединила методы Мастерса и Джонсон с принципами психоаналитической терапии. В данном подходе симптомы психогенных сексуальных нарушений рассматриваются, как результат непосредственно действующих деструктивных ментальных и эмоциональных процессов и проявлений психологической защиты. Согласно многофакторной модели Х. Каплан (1979) все половые дисфункции имеют непосредственные (поверхностные) причины, например, беспокойство мужчины по поводу «изъянов» своих сексуальных действий, которое тормозит сексуальные рефлексы и/или блокирует эротические переживания. Вместе с тем во многих случаях эти непосредственно действующие факторы связаны с более глубокими проблемами человеческих взаимоотношений. Неосознанные сексуальные конфликты, негативные «сообщения» о сексе, неврозы, корни которых находятся в раннем психосексуальном развитии пациента, образуют глубинную этиологическую структуру в сексологической симптоматике супружеской пары.

По мнению Х. Каплан (1994), основная цель секс-терапии в ее поведенческом аспекте заключается в изменении «непосредственных» причин полового расстройства, ибо до тех пор, пока не устранены постоянно действующие стрессогенные факторы, пациенты сохраняют дисфункциональность, даже если они получили четкое представление о своих глубинных конфликтах, и ощущение вины, связанное с сексуальным удовлетворением. В то же время, если у супружеской пары имеются скрытые конфликты и проблемы во взаимоотношениях,  нередко можно наблюдать сопротивление сексотерапевтическому вмешательству, для ослабления которого и требуются сеансы активной психодинамической терапии.

G.Arentewicz, G.Schmidt (1986) предложили несколько иную терапевтическую модель, отличающуюся большей интегрированностью сексотерапевтической практики и психоанализа. Она ставит перед собой следующие цели: 1) ослабление механизмов самоукрепления полового расстройства в результате проведения парной психотерапии, которая способствует устранению страхов сексуальной несостоятельности или стратегии уклонения; 2) ликвидация дефицита просвещенности в сексуальной сфере; 3) разъяснение значения сексуального расстройства в отношениях между партнерами и проработка лежащих в его основе конфликтов; 4) разъяснение и проработка первопричинных психодинамических конфликтов и страхов.

К условиям успешной психотерапии G.Arentewicz und G.Schmidt (1986) относят многократные предварительные собеседования с целью обследования партнеров вместе и по отдельности для установления вида сексуального расстройства и определения предварительных показаний к лечению; урегулирование вопросов контрацепции; выяснение жилищных условий и  распределения свободного времени пар; их сексуального поведения в настоящее время; истории полового воспитания и отношения к сексу на данный момент. Все это позволяет разработать конкретную терапевтическую стратегию для пары и дать необходимые рекомендации относительно дальнейших совместных действий партнеров.

Следует отметить, что «в последние годы все большее число сексологов в США прибегают к эклектичным методам при лечении сексуальных расстройств, т. е. они используют самые разнообразные сочетания приемов терапии, учитывая особенности конкретного пациента настолько, насколько это возможно. Хотя они и могут заимствовать уже отработанные методы какой-либо известной научной школы, имеется понимание того, что необходимо проявлять гибкость и идти в ногу с меняющимися подходами и все возрастающим объемом научных знаний» (R. Rosen, S. Leiblum, 1995).

В России и других странах СНГ в работе с сексологическими пациентами наиболее   широко используются  традиционные для отечественных специалистов психотерапевтические методы и приемы: рациональная психотерапия (И. Е. Вольперт, 1972; Н. Д. Кибрик, 1999 и др.), аутогенная тренировка и самовнушение (В. В. Андрианов, 1968, 1993; Г. С. Кочарян, 1991 и др.), гипносуггестивная терапия (Д. Л. Буртянский, В. В. Кришталь, 1974; А. М. Свядощ, 1982); методики семейной и супружеской психотерапии (Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 2002 и др.). В последние годы появились сообщения о применении в сексологической практике иных психотерапевтических подходов: гештальт-терапии (Л. И. Козловская, 1996, 2001), психоанализа (Л. М. Щеглов, 1998; И. В. Белокрылов, 1999 и др.), нейролингвистического программирования  (Г. С. Кочарян,1994, 2002; В. А, Доморацкий,  К. Ю. Королёв, 1995), эриксоновского гипноза (В. А. Доморацкий,  1997).

В 1994 году в издательстве «Медицина» вышла в свет монография Г. С. Кочаряна, А. С. Кочаряна «Психотерапия сексуальных расстройств и супружеских конфликтов», в которой излагаются различные психотерапевтические методы, применяемые в сексопатологии. В книге описаны приемы и техники рациональной, косвенной, гипносуггестивной, поведенческой, групповой и семейной психотерапии. Кратко рассмотрены аутогенная тренировка, наркопсихотерапия, секс-терапия и психоаналитический подход, некоторые техники нейролингвистического программирования. Касаясь вопросов методологии, при выборе конкретной психотерапевтической стратегии авторы предлагают ориентироваться на диагностику у пациента психологических системных механизмов (защитных процессов и стратегий совладания). Они указывают на необходимость срыва в ходе психотерапевтического воздействия психологической защиты, дезорганизующей сексуальное поведение пациента, при одновременном усилении (формировании) механизмов совладания за счет правильного подбора компенсаторных техник и достижения устойчивой разрядки эмоционального напряжения (Г. С. Кочарян,  А. С. Кочарян, 1994).

В. В. Кришталь и Б. Л. Гульман во втором томе руководства для врачей «Сексология» (1997) рассматривают систему психотерапевтической коррекции нарушений половой сферы, которая состоит из трех основных элементов: 1) когнитивного (информационного), заключающегося в повышении уровня знаний в области общения, культуры межличностных отношений, улучшении взаимопонимания супругов и их информировании в вопросах психогигиены половой жизни; 2) аффективного (эмоционального), направленного на дезактуализацию переживаний, связанных с конфликтной ситуацией в семье, снижение неадекватных эмоциональных реакций и негативного отношения друг к другу; 3) конативного (поведенческого), который предполагает оптимизацию межличностных отношений супругов и их сексуальноповеденческих реакций. Подчеркивается непрерывность цепи лечебных воздействий, их комплексный и дифференцированный характер, последовательность (этапность проведения) психотерапевтических мероприятий.

В общем виде первый этап состоит в формировании у пациентов здоровых психологических установок с помощью цикла индивидуальных и групповых психотерапевтических бесед. Второй этап психотерапии служит преодолению невротических реакций больных на свою сексуальную несостоятельность и супружескую дисгармонию. Учитывают наличие и характер внутриличностных и межличностных конфликтов, характерологические особенности супругов, уровень их социально-психологической адаптации, клинические проявления и динамику сексуального расстройства, дисгармонии и самой невротической реакции. На этом этапе рекомендуется использовать рациональную и гипносуггестивную (в ее директивном варианте) психотерапию, аутогенную тренировку и самовнушение, наркопсихотерапию, групповую патогенетическую психотерапию, опосредованную и потенцирующую психотерапию. Третий этап психотерапии имеет целью непосредственно восстановление и активизацию сексуальных функций пациентов, научение правильному поведению, в частности сексуальному. С этой целью проводятся парная, супружеская психотерапия, тренинг общения, сексуально-эротический тренинг, а также сексуальная терапия (В. В. Кришталь,  Б. Л. Гульман, 1997).

 Отметим, что данная, по сути, интегративно-эклектичная, психотерапевтическая модель хорошо разработана, но в нее не вошел целый ряд высокоэффективных методов психотерапии (эриксоновский гипноз, НЛП, ДПДГ и т. п.). Кроме того, ориентация на супружескую пару с обязательным привлечением партнера к обследованию и лечению, безусловно целесообразна (с учетом парного характера сексуального функционирования), но не всегда осуществима на практике. Так, по мнению Ю. А. Решетняка (1974), «в аспекте различных ценностных ориентаций супругов: интеллектуальных, моральных, эмоционально-сексуальных, материальных, можно предполагать, что не всякий партнер окажется полезным в психотерапевтической работе». Автор полагает, что вопрос об участии обоих партнеров в сексологическом лечении у сексопатолога следует решать дифференцированно с учетом мотивов брака и факторов, связывающих супругов в их совместной жизни. Более того, жесткая установка на работу не только с пациентом, но и с его партнершей, при всех ее очевидных положительных моментах, невыполнима при отсутствии у мужчины стабильной сексуальной связи, а тем более каких-либо интимных отношений в принципе, например из-за сильного страха перед возможной несостоятельностью. В сексологической практике мы не можем игнорировать факт нередкого обращения за помощью мужчин, подолгу избегающих сексуальных контактов либо предпринимающих очередные, как правило, неудачные попытки коитуса со случайными партнерами, что ведет к еще большей их невротической фиксации на половой сфере и усугублению сексуальной дисфункции. Индивидуальная психотерапия одиноких мужчин, страдающих половыми расстройствами, может помочь им вновь обрести сексуального партнера и дает шанс на супружество. Современные психотехнологии существенно расширяют терапевтические возможности для решения этой задачи, а также позволяют более эффективно работать с супружескими парами.

Итак, на сегодняшний день существуют две основные тенденции применения психотерапии у пациентов с сексуальными проблемами. Большинство психотерапевтов осуществляют лечение психогенных сексуальных дисфункций исключительно в рамках того психотерапевтического подхода, которого они придерживаются в своей работе. Напротив, профессиональные сексологи, ориентированные психотерапевтически, чаще используют интегрированные лечебные программы, в которых на Западе сочетаются бихевиоральный и психодинамический подходы, а в странах СНГ достаточно широко применяется эклектичный набор приемов рациональной, поведенческой и гипносуггестивной психотерапии, реже — при работе с парой, техники семейной и супружеской терапии. Несмотря на предпринимаемые исследователями попытки выделить последовательные этапы психотерапии половых дисфункций, за исключением бихевиоральных программ сексуальной терапии, большинство психотерапевтических подходов в сексопатологии отличают декларативность и недостаточная структурированность. Это существенно затрудняет воспроизводимость предлагаемых психотерапевтических моделей в работе с реальными пациентами.

Всё вышесказанное и побудило автора к систематизации оптимальных стратегий и техник психотерапии мужчин, страдающих сексуальными дисфункциями, в рамках изложенного ниже оригинального интегративного подхода.

 

Основные принципы и составляющие интегративной

психотерапии  половых дисфункций у мужчин

 

Рассматриваемая модель интегративной психотерапии основана на тщательном выявлении и последовательной коррекции наиболее значимых психологических механизмов сексуальных дисфункций. Она предполагает дифференцированное использование различных приемов и техник психотерапии (вне зависимости от направлений и школ, в рамках которых они были разработаны), объединенных в индивидуализированные терапевтические программы, которые ориентированы на устранение у пациентов психологических препятствий для полноценных интимных отношений. В зависимости от особенностей патогенеза сексуального расстройства психотерапия может выступать в качестве ведущего метода лечения либо дополнять фармакотерапию и другие методы лечебного воздействия.

Интегративный подход отличают активность, динамизм и краткосрочность проводимой психотерапии; технический эклектизм и плюрализм используемых методов; клиническая направленность и адаптированность психотерапевтических методик к потребностям сексологической практики; сфокусированность на решении психологических проблем, стоящих за симптомами полового расстройства пациента; структурированность психотерапевтического процесса; гибкость в подборе оптимального соотношения директивных и недирективных методик психотерапии с учетом индивидуальных особенностей пациентов.

Терапевтическим прагматизмом интегративной модели обусловлен эклектичный выбор тех или иных технических приемов и методов воздействия. Они относятся к различным психотерапевтическим школам и направлениям, включая эриксоновский гипноз, нейролингвистическое программирование (НЛП), десенсибилизацию и переработку движениями глаз (ДПДГ), когнитивно-бихевиоральную, мультимодальную, семейную и супружескую терапию, а также элементы ряда других подходов. Используемые техники ориентированы на решение основной стратегической задачи психотерапии — устранение, в максимально возможной степени, имеющихся у пациентов сексуальных расстройств и восстановление удовлетворяющей их половой активности.

Преимущественная направленность психотерапевтического воздействия на достижение позитивных результатов в сексуальном функционировании может показаться односторонней, искусственно ограничивающей возможности психотерапии в решении широкого круга когнитивных, поведенческих и эмоциональных проблем, нередко сопутствующих половым дисфункциям. Однако в сексологической практике хорошо известно, что при успешном разрешении интимных затруднений пациентов, как правило, улучшается их психическое самочувствие и социальное функционирование, способствуя, в свою очередь, позитивным изменениям и в других сферах жизни. По-видимому, здесь приложим закон общей теории систем, гласящий, что изменения в одной области какой-либо системы способствуют перемещениям во всей системе и тем самым изменениям в ней (L. Bertalanffy, 1968). Это в полной мере, относится и к сексуальности, которая не является изолированным фрагментом человеческого существования, а хотим мы того или нет, буквально пронизывает все стороны нашего бытия, будучи значимой частью индивида как сложной динамической, саморегулирующей системы. По L. Bertalanffy (1968), система — набор взаимодействующих элементов в гипотетических границах, оставляющих большую или меньшую открытость для взаимодействия с окружающей средой. В психотерапевтической практике оно осуществляется через информационное влияние. Психотерапия оказывает неспецифическое и разноплановое воздействие на многих уровнях. Поэтому, даже будучи адресованная достаточно узкой сексологической проблематике, она, безусловно, приводит к более широким позитивным изменениям, что в конечном итоге и создает необходимые предпосылки для обретения психического комфорта и улучшения качества жизни обратившихся за помощью.

Структурированность психотерапии предполагает выделение последовательных этапов (фаз) психотерапевтического воздействия, а также прицельное использование наиболее адекватных, нередко взаимозаменяемых психотехник в коррекции идентифицированных негативных психологических факторов и порождаемых ими сексуальных проблем.

Специфика работы с лицами, страдающими половыми дисфункциями, требует проведения стандартного сексологического обследования, которое завершается структурным анализом полового расстройства и определением стержневой (ведущей) патологии. Это позволяет правильно оценить удельный вес психотерапии в системе лечебных мероприятий у конкретного пациента.

В рамках рассматриваемой интегративной модели можно выделить ряд последовательных этапов психотерапевтического процесса.

1. Создание устойчивых доброжелательных отношений с пациентом как основы терапевтического контакта и эффективного взаимодействия.

С этой целью используется подстройка (присоединение) к пациенту через уподобление ему в позе, движениях, дыхании, особенностях речи. В частности, чтобы быть лучше понятым, врач употребляет в беседе наиболее часто используемые пациентом процессуальные слова (глаголы, прилагательные и наречия), отражающие предпочитаемую сенсорную систему (визуальную, аудиальную либо кинестетическую), посредством которой он воспринимает, хранит и извлекает из памяти наибольшее количество информации. К приемам, облегчающим терапевтический контакт, относят употребление врачом ключевых слов, которыми больной описывает свои сексуальные затруднения, эмпатическое слушание, выражение искренней заинтересованности проблемами пациента и готовности помочь в их разрешении.

2. Изложение пациентом жалоб и собственной точки зрения на существующие проблемы в половой жизни, включая его «субъективную теорию болезни».

Важно выявить личностную значимость сексуальной дисфункции и представления пациента о возможных причинах ее возникновения, мотивированность к психотерапевтическому лечению.

Прояснению интимных проблем в ряде случаев может помочь предложение пациенту закончить три следующие фразы:

а) Я хочу избавиться от…

б) Я хочу получить (в результате лечение)…

в) Моя основная проблема заключается…

При этом мы имеем возможность выяснить, насколько жалобы пациента соответствуют предъявляемой проблеме, и получить кратко сформулированное им самим описание ее сути.

Дополнительную информацию о субъективной картине полового расстройства дает использование метафорического образа проблемы. Пациенту говорят: «Любая проблема похожа на стену. Если представить, что ваша проблема — это стена, то какая это была бы стена?» Важно получить детальное описание созданной воображением мужчины стены, которая символизирует актуальность и выраженность его затруднений в половой жизни. Далее пациенту предлагают подумать о том, как можно было бы преодолеть эту стену и оказаться по другую ее сторону. Очевидно, что образ монолитной, сделанной из очень прочного материала многометровой высоты и большой протяженности стены, которая представляется практически непреодолимым препятствием, в метафорической форме отражает представления пациента о всей серьезности и трудноразрешимости проблемы, его переживания безысходности и неверия в свои силы, что необходимо учесть при планировании психотерапевтических мероприятий.

3. Анализ возможных психологических причин сексуальных нарушений с учетом анамнеза жизни и полового расстройства, личностных особенностей и психосексуального развития индивида, предшествующего сексуального опыта, характера партнерских отношений либо отсутствие таковых.

4. Определение основных психологических факторов, приводящих к возникновению у пациента сексуальных проблем, («мишеней» для психотерапевтического воздействия) и планирование курса психотерапии.

Для прицельного и наиболее эффективного использования психотерапевтических техник целесообразно выделять следующие негативные психологические факторы:

1) нарушения психосексуального развития (нарушения его темпов и сроков, стереотипа полоролевого поведения и/или психосексуальных ориентаций);

2) фобические факторы, проявляющиеся в форме тревожных опасений возможной сексуальной неудачи или страха перед коитусом (являются наиболее частой непосредственной причиной сексуальных срывов у мужчин и закрепления дисфункционального стереотипа половой близости);

3) убеждения пациента (когнитивные конструкты), связанные со способом восприятия, неадекватными попытками решения и фиксацией имеюшихся сексуальных проблем;

4) интрапсихические конфликты;

5) нарушения межличностных отношений с партнером;

6) проблемы сексуального взаимодействия в паре (несоответствие сексуальных сценариев).

Указанные факторы могут сочетаться друг с другом или с патологией других систем, обеспечивающих копулятивную сферу, в связи с чем необходим дифференцированный подход к выбору психотерапевтической стратегии в каждом конкретном случае.

На четвёртом этапе важно сформулировать у пациента «лечебную перспективу» через разъяснение ему обратимого характера полового расстройства, функциональных механизмов, приводящих к неудачам в интимной жизни, конкретных путей восстановления собственных сексуальных возможностей.

5. Осуществление последовательных психотерапевтических интервенций для устранения выявленных у пациента психологических механизмов сексуальной дезадаптации (ликвидация тревожного ожидания неудачи при коитусе и страха перед половой близостью; коррекция когнитивных ошибок и неадекватных установок, внутренних противоречий, проблем в межличностном и сексуально-поведенческом взаимодействии партнеров). Это основной, наиболее трудоемкий и длительный этап психотерапии. Он заканчивается, когда пациент приобретает способность переносить результаты психотерапии и полученные навыки в реальную жизненную ситуацию, что проявляется устойчивым улучшением сексуального функционирования и партнерского взаимодействия.

6. Завершение психотерапии.

Сфокусированность психотерапии на сексуальной проблематике и ее краткосрочный характер предполагают проведение ограниченного количества терапевтических сессий (от 2-3 до 12) с частотой 1-2 раза в неделю при средней продолжительности одного сеанса 45-60 минут.

В отличие от завершения длительного курса глубинной (психодинамической) психотерапии, проблемы, связанные с прекращением терапевтических отношений, здесь не столь выражены. В значительной степени этому способствует изначальная договоренность о конкретных целях психотерапевтического лечения и устанавливаемый врачом и пациентом консенсус по поводу того, что считать позитивным результатом психотерапии. При устранении коммуникативных затруднений и восстановлении параметров сексуальной активности, удовлетворяющих пациента, основная задача психотерапии может считаться выполненной.

На рис. 1 схематично представлены вышеизложенные этапы психотерапии в интегративном ключе.

54649

Психотерапия является комплексным процессом с задействованием множества взаимосвязанных элементов, которые в совокупности и обеспечивают ее конечные результаты. Практически для всех направлений психотерапии, включая интегративноэклектические подходы, можно выделить общие элементы, составляющие основу психотерапевтического процесса на всех его этапах. Причем использование специальных технических приемов является важным, но отнюдь не единственным условием для достижения лечебного эффекта. Опираясь на работы Д. Мармора (1985, 1990), можно выделить следующие элементы психотерапевтического воздействия.

1. Хорошие отношения и сотрудничество между врачом и пациентом, в основе которых лежат уважение, доверие, рапорт, эмпатия, искренний интерес к обратившемуся за помощью и понимание его проблем.

2. Постепенное снижение в ходе терапии тревоги и эмоционального напряжения пациента, обретение им надежды на излечение.

3. Когнитивное научение, которое дает пациенту понятную, значимую и рациональную основу для понимания того, почему и как возникли его проблемы, каковы пути их разрешения и что для этого необходимо сделать.

4. Оперантное обусловливание — особый вид формирования условно-рефлекторных связей посредством явной или скрытой демонстрации врачом своего одобрения-неодобрения, поощрения-осуждения тех или других форм поведения и эмоционального реагирования пациента.

«Терапевты подкрепляют то или иное поведение посредством многочисленных вербальных и невербальных актов, таких как кивок, улыбка, разворот телом в сторону пациента, заинтересованное «ммм» или прямое обращение за дополнительной информацией. С другой стороны, терапевты стараются искоренить поведение, не считающееся желательным, посредством некомментирования, некивания или его игнорирования» (И. Ялом, 2000).

Другой вид оперантного обусловливания — корректирующий эмоциональный опыт (F. Alexander, 1950), сущность которого состоит в том, что врач, как правило, объективнее и реалистичнее, более эмпатически, чем окружение пациента, реагирует на его эмоциональные проявления и поведение. Все это дает пациенту новый эмоциональный опыт, позволяет по-иному взглянуть на существующие проблемы и отношения с окружающими людьми.

5. Идентификация, основанная на сознательном или бессознательном стремлении пациента видеть в психотерапевте модель для подражания, в силу чего он перенимает некоторые ценности и поведенческие особенности врача.

6. Внушение (явное и скрытое) — терапевтический фактор, присутствующий во всех видах психотерапии (даже в тех школах, которые пытаются это отрицать). В одних случаях, например, при проведении гипнотерапии, прямые или косвенные внушения являются важнейшей составляющей психотерапевтических интервенций. В других — суггестивный акцент в психотерапии менее выражен. Но «всякий раз, когда врач представляет суть своего метода и подразумевает или открыто формулирует, что пациент почувствует себя лучше, если последует этой терапевтической модели — будь она динамической, гештальтистской или бихевиоральной — он использует внушение» (Д. Мармор, 1990). Кроме того, известно, что чем сильнее вера пациента во врача, чем выше его идеализация, тем больший круг терапевтических действий обладает суггестивным потенциалом и тем мощнее воздействие внушений.

7. Закрепление на практике сформированных в ходе психотерапии новых адаптивных образов поведения через "репетиции" и повторения в форме домашних заданий. Фактически- это процесс обучения, путем конструирования в воображении и неоднократного проигрывания пациентом желательных поведенческих паттернов в ситуациях психотерапевтического сеанса, с последующей реализацией вновь приобретенных навыков в реальной жизни.

8. Использование психотерапевтических техник.

«Техника представляет собой систематическую процедуру, посредством которой решается та или иная комплексная или научная задача» (W. Morris, 1970). Это тщательно разработанный план действий, основанный как на теории, так и на практических наблюдениях. Каждая техника имеет определенную цель и должна использоваться в подходящих для нее обстоятельствах. (Р. Шерман, Н. Фредман, 1997). Применение той или иной техники предполагает, что, выполняя ряд конкретных приемов, предписаний и предложений, которые исходят от врача, пациент совершит серию действий (в воображении или в реальности), в результате чего он сможет лучше понять свое поведение, изменить его в позитивную сторону или освободиться от тревожащих его симптомов. Создатели техник отталкиваются от представления, что если у человека имеется А (нежелательное поведение или симптом), вводится определенная последовательность событий или шагов В (техника), на выходе получаем С (желаемый результат). По словам А. Бека (1990), «коммуникация — это почва для эффективной психотерапии, но именно техники приводят к росту на этой почве того, в чем нуждается пациент, т. е. ведут к позитивным изменениям. Проблема состоит в том, чтобы адекватно применять соответствующие вмешательства к соответствующему пациенту и соответствующим нарушениям».

Все вышеперечисленные элементы (факторы) терапевтического влияния в той или иной степени оказываются задействованными в психотерапии сексуальных дисфункций у мужчин. Предлагаемый подход, может быть отнесён, к инструментально-технической модели психотерапии интегративного типа, где наряду с высокой активностью врача и структурированностью многофакторного психотерапевтического процесса особое значение придается технической стороне работы (В. А. Ташлыков, 1992). Причем выбор конкретных приемов и методик воздействия определяется их терапевтическими возможностями, т. е. способностью эффективно корригировать выявленные у пациентов дезадаптивные психологические механизмы, препятствующие полноценным сексуальным отношениям.

Рассмотрим «технический инструментарий» интегративной психотерапии сексуальных дисфункций у мужчин. Описание используемых приемов и методов приведено в соответствии с основными точками приложения психотерапевтического воздействия. В зависимости от степени участия тех или иных психологических механизмов в формировании полового расстройства у пациента психотерапия фокусируется на коррекции нарушений психосексуального развития, личностных проблем и страха перед коитусом, неадекватного межличностного взаимодействия и сексуальной дисгармонии, обусловленной несоответствием взаимных ожиданий партнеров при половой близости.

 

Принципы коррекции нарушений

психосексуального развития

 

Наиболее частый клинический вариант нарушений психосексуального развития — его задержки (ретардации), являющиеся почвой для возникновения различных проблем в половой жизни. Задержки психосексуального развития нередко приводят к нарушениям коммуникаций уже на платонической и эротической стадиях формирования либидо, что придает отношениям подростков с представительницами противоположного пола исключительно товарищеский характер. У них складывается весьма узкий и ригидный поведенческий репертуар, используемый при контактах со сверстницами. В дальнейшем у таких мужчин могут возникать затруднения при попытках познакомиться с понравившейся женщиной, ухаживать за ней, в приемлемой форме выразить свои чувства и желания, наконец, вступить с ней в интимную связь. Психогенные сексуальные расстройства в дебюте половой жизни достаточно характерны именно для молодых мужчин с задержками психосексуального развития. В этих случаях непосредственное устранение сексуальных дисфункций — лишь завершающий этап терапии. Неудачи, преследующие таких пациентов с первых в жизни половых актов, прежде всего связаны с трудностями коммуникации из-за отсутствия необходимых навыков общения с противоположным полом. Поэтому вначале такому мужчине помогают сформировать адекватные представления об интимных отношениях и выборе потенциальной сексуальной партнерши. Необходимо совместно с пациентом определить основные критерии наиболее подходящего объекта для поиска (с учетом индивидуальной привлекательности женщины, особенностей характера, а не ее сексуальной доступности), выработать оптимальную для него модель поведения на всех этапах сближения (от первого знакомства и платонического ухаживания до эротических ласк и полового акта). Далее пациенту, находящемуся в состоянии мышечной релаксации или легкого транса, предлагают проиграть в воображении разработанный сценарий, мысленно «примерить» новую, адаптивную поведенческую роль на себя. При этом врач может суггестивно усиливать возникающие у мужчины картины благоприятного развития событий и давать соответствующие постгипнотические внушения, направленные на последующую реализацию данного сценария с партнершей. Для закрепления моделируемых навыков пациент получает домашнее задание, которое выполняется несколько раз. Ему предлагают выделить для упражнения 10-15 минут, принять удобную позу и, находясь в спокойном и расслабленном состоянии, последовательно и ассоциированно (т. е. погрузившись в представляемое событие, как если бы оно происходило с ним на самом деле) проиграть в воображении возможные варианты все более интимного общения с понравившейся женщиной. Положительный эффект конструирования зрительных образов и предвосхищения желаемых событий, их мысленных повторений находит объяснение в ряде нейрофизиологических исследований. Так, D. Bennet (1989) и D. Rumelhard (1989) показали, что, когда человек создает воображаемый образ какого-либо события, в его мозге возникает электрическая активность строго определенной нейронной сети точно так же, как если бы он принимал реальное участие в этом событии. Поэтому мысленные репетиции действий в каких-то трудных для индивида ситуациях создают постоянную нейронную цепочку, которая фиксирует желаемую поведенческую модель, постепенно превращая ее в привычный способ реагирования. Вероятно, сходные механизмы лежат в основе широко используемого приема эриксоновской терапии — формирования у пациента в трансовых состояниях «образа достижения», т. е. представлений и картин успешного разрешения жизненных затруднений. Применительно к психотерапевтической работе с пациентами, у которых на фоне задержек психосексуального развития возникли неудачи при интимных контактах в дебюте половой жизни, это означает создание в воображении мужчины четкого представления самого себя в недалеком будущем как человека, располагающего широкими коммуникативными возможностями и способностями для гармоничного перехода от ухаживаний и поверхностных ласк к более глубокому эротическому контакту с женщиной и его логическому завершению — обоюдожелаемому коитусу.

Практическая реализация модели интимного сближения, как правило, должна осуществляться такими пациентами постепенно, на протяжении ряда встреч с женщиной. С началом взаимных глубоких эротических ласк целесообразно предложить пациенту не стремиться к немедленному их завершению половым актом, а некоторое время (обычно в ходе нескольких интимных контактов) использовать для достижения сексуальной разрядки петтинг. В ходе петтинга мужчина сосредоточен не столько на качестве собственной эрекции (поскольку отсутствует тревожное ожидание наиболее «ответственного» для дебютанта, уже терпевшего ранее неудачи, момента интроитуса), сколько на сладострастных ощущениях при взаимной стимуляции гениталий и чувственных переживаниях женщины. Все это создает у пациента предпосылки для возникновения сильного полового возбуждения, сопровождающего эрекцией, и позволяет закрепить адекватные сексуальные реакции в процессе парного взаимодействия. Только при условии установления хорошего эмоционального и эротического контакта с постоянной партнершей возможен успешный переход к коитальной активности мужчины с задержкой психосексуального развития, который ранее не имел позитивного сексуального опыта. Причем крайне важно помочь пациенту создать весьма привлекательный для него, но вместе с тем реально-воспроизводимый образец коитального поведения, который вначале закрепляется в сфере воображения, лучше всего в гипнотическом состоянии, а в дальнейшем — на практике.

При неоднократных неудачных попытках в начале половой жизни для нейтрализации негативного сексуального опыта пациентов и устранения у них тревожных опасений нового фиаско применяются техники НЛП, эриксоновский гипноз, ДПДГ и другие методы психотерапевтической коррекции, изложенные далее.

Нарушения стереотипа полоролевого поведения у мужчин, как правило, не вызывают серьезных проблем с сексуальной адаптацией. Своеобразие поведения мужчины с трансформацией половой роли, его мягкость, покладистость, а в сексуальной сфере — ожидание инициативы сближения от женщины и пассивность в процессе полового акта могут приводить к сексуальным дисгармониям, что вызывает недовольство и упреки со стороны партнерши, способствуя невротической фиксации пациентов на половой сфере. Это происходит в тех случаях, когда для женщины наиболее привлекательным и возбуждающим является энергичное, напористое поведение сексуального партнера, совершенно не свойственное таким мужчинам, которые порой даже не улавливают суть предъявляемых к ним претензий, полагая, что основная проблема состоит в неполной эрекции либо в недостаточной продолжительности коитуса.

Психотерапия пациентов с полоролевыми нарушениями направлена на исправление искажений соответствующего этапа психосексуального развития. В коррекции поведенческого стереотипа при интимной близости основной акцент сосредоточен на моделировании в воображении пациента все более активных сексуальных действий и побуждении его к следованию разработанному сценарию в ходе половых контактов.

Коррекция нарушений психосексуальной ориентации (сексуальных деваций и парафилий) является сложной комплексной задачей, выходящей за рамки рассматриваемых стратегий психотерапии сексуальных дисфункций у мужчин.

 

 

Психотерапия тревожного ожидания

сексуальной неудачи и коитофобии

 

Боязнь сексуальной неудачи, которая в выраженных случаях может достигать степени коитофобии, является наиболее распространенной психологической причиной сексуальных дисфункций у мужчин. Как правило, в основе возникновения тревожного ожидания неудачи при коитусе лежат навязчивые воспоминания о предшествующих сексуальных срывах. Существует ряд альтернативных психотерапевтических методик, которые могут быть применены для нейтрализации негативного опыта пациентов. Одним из способов трансформации психотравмирующих воспоминаний и ослабления связанных с ними отрицательных эмоциональных реакций пациента — использование техники интеграции якорей, разработанной в НЛП (Д. Гриндер, Р. Бэндлер, 1994; Л. Камерон-Бэндлер, 1996). Якорь — это специфический стимул, предъявление которого позволяет перенести прошлый опыт человека в настоящий момент и воссоздать связанные с ним состояние и переживания. В основе применения техник «якорения» лежат классические работы И. П. Павлова об условных рефлексах. Чтобы добавочный стимул стал якорем, повторное использование которого приводило бы к обретению человеком требуемого переживания, следует соблюсти следующие условия.

1. Выбранный стимул, чаще всего кинестетический (сжатие плеча, надавливание на колено либо на пястные кости), вводят в момент максимальной погруженности пациента в воспоминание на высоте связанных с ним эмоциональных проявлений.

2. Для быстрого возвращения в это воспоминание якорь должен быть воспроизведен максимально точно, вплоть до интенсивности давления.

В зависимости от характера переживаний, с которыми сформирована условнорефлекторная связь, якоря могут быть положительными (ресурсными) или отрицательными (проблемными).

Интеграция якорей осуществляется следующим образом. Вначале пациенту предлагают как можно ярче и ассоциированно оживить в памяти проблемную ситуацию (особенно запомнившуюся сексуальную неудачу). В момент возникновения наиболее дискомфортных представлений врач осуществляет постановку негативного якоря, например, путем нажатия пальцами руки на левое колено пациента в течение 25-40 секунд. После короткого перерыва, уже на высоте приятных переживаний, связанных с удачным сексуальным опытом, на его правое колено аналогичным образом накладывается позитивный якорь. Если в прошлом у пациента не было сколько-нибудь успешных половых контактов, в качестве ресурсного можно использовать любое воспоминание, где он проявил себя как стеничный, уверенный в своих силах человек, успешно справившийся с той или иной задачей. Иногда для формирования более мощной положительной альтернативы позитивный якорь последовательно сцепливают сразу с несколькими ресурсными воспоминаниями. Далее производится собственно интеграция якорей. Для этого вначале накладывают негативный якорь, предлагая вновь погрузиться в сцену сексуального фиаско, а при возникновении отчетливых невербальных признаков страха перед близостью (побледнение кожи лица и изменение мимики, учащение дыхания, мышечное напряжение и т. п.) вводят позитивный якорь, причем не менее 30-40 секунд оба якоря удерживаются одновременно, а затем еще столько же — один позитивный. Если в результате совмещения якорей отрицательное переживание ослабло, подверглось нейтрализации — это отражается в изменении внешних реакций пациента, а при расспросе он отмечает, что воспоминание о предшествующей сексуальной неудаче поблекло, воспринимается с меньшим драматизмом, порой отстраненно. По нашему опыту, для этой же цели весьма эффективно использовать модифицированный вариант методики — замену двигательных якорей.

Замена двигательных якорей выполняется в три этапа. На первом, пациенту, который стоит напротив врача на расстоянии вытянутой руки, предлагают представить себя в психотравмирующей ситуации сексуального срыва. При этом его просят почувствовать некий внутренний ритм своего тела, а затем постепенно начать раскачиваться на прямых ногах в такт негативному воспоминанию, соединяя с ним темп, ритм и амплитуду раскачиваний. Врач суггестивно усиливает переживания пациента, способствуя большему погружению в образы, мысли, ощущения и, неоднократно подчеркивая, что они связываются, сцепливаются с движениями, которые совершает его тело. Затем врач берет пациента за плечи, чтобы точнее уловить «ритм негативного воспоминания» и, определив характер движений, может даже несколько их усилить. Если образовалась устойчивая связь между определенным типом раскачиваний пациента (негативным якорем) и переживаниями сексуальной неудачи, то при увеличении амплитуды этих движений обычно усиливается яркость воспоминания и интенсивность эмоционального реагирования. На втором этапе пациент максимально отчетливо представляет себе ситуацию наиболее удачного сексуального контакта (возможно, даже с другой партнершей), которая так же, как и в первом случае, связывается с раскачиваниями тела (позитивным якорем). Чтобы движения пациента как можно больше отличались от первоначально установленного негативного якоря, ему предлагают найти тот их ритм, темп и амплитуду, которые символизируют качественный половой акт. Затем пациента берут за плечи и, определив характер раскачиваний, усиливают их, чтобы убедиться в наличии связи между ними и ресурсным воспоминанием. При выполнении третьего этапа данной методики пациент вновь должен обратиться к негативной ситуации, причем, как правило, он спонтанно начинает воспроизводить связанные с ней движения тела. При появлении явных невербальных признаков оживления дискомфортного воспоминания врач берет пациента за плечи и начинает его раскачивать в ритме позитивного якоря. На фоне выполнения движений, соответствующих ресурсным переживаниям, пациенту предлагается еще некоторое время удерживать в воображении сцену фиаско, суггестируя, что «она постепенно начинает стираться, распадаться на отдельные фрагменты, превращаться в случайный эпизод, о котором прямо сейчас можно начать забывать вспоминать, одновременно припоминая самые приятные моменты интимного общения, ощущая в себе особую силу духа, твердость характера и удивительную легкость на подъем». Во время проведения завершающего этапа процедуры у многих пациентов возникает легкий гипнотический транс. Используемые прямые и косвенные внушения существенно усиливают нейтрализующее воздействие введенного в негативное воспоминание позитивного якоря. Суггестии строятся с учетом характера сексуальных проблем конкретного мужчины, а их продолжительность может варьировать от 2-3 до 5-8 минут. Уже во время сеанса ряд пациентов отмечает замещение негативных представлений сценой успешного полового акта, а после его завершения меняется субъективное восприятие сексуальной неудачи, которая нередко предстает малозначительным жизненным эпизодом.

Широко используемая в НЛП для работы с очень неприятными, травматичными воспоминаниями и фобиями, в том числе сексуальными, техника трехместной визуально-кинестетической диссоциации способна существенно снизить у пациентов интенсивность наиболее дискомфортных переживаний, связанных с предшествующими неудачами в интимной жизни.

Визуально-кинестетическая диссоциация (ВКД) позволяет отделить в сознании картину негативных событий прошлого от связанных с ними чувств, и таким образом существенно уменьшить аффективные реакции, возникающие у человека при оживлении их в памяти либо в сходных ситуациях. Техника основана на представлении о том, что если индивид зрительно вспоминает драматичное или, наоборот, очень приятное событие так, как будто в нем находится (ассоциированно), он начинает испытывать прежние сильные чувства. Но если человек увидит себя участником этого события со стороны (диссоциированно), интенсивность переживаний оказывается значительно меньшей. Если сцена сексуального фиаско длительно удерживается в памяти мужчины ассоциированно, то она легко может всплывать в сознании при последующих интимных контактах, вызывая у него множество отрицательных чувств и эмоций, которые тормозят адекватные генитальные реакции. Применение ВКД способно обеспечить эмоциональную отстраненность пациента от прежнего негативного опыта, что приводит к редукции тревожного ожидания новой неудачи и позволяет достигнуть большей вовлеченности в реальную близость.

Рассмотрим последовательность выполнения элементов адаптированного нами варианта техники ВКД.

1. Формирование у пациента «базисного» состояния безопасности и уверенности в успехе лечения, которое строится на взаимном уважении и доверии между ним и врачом.

2. Перевод пациента в позитивное состояние. Для этого просят его вспомнить ситуацию, когда он чувствовал себя особенно спокойно и комфортно, испытывал положительные эмоции. Достигнутое состояние внутреннего комфорта ставится на якорь, что обеспечивает возможность легко возвратиться к нему в ходе дальнейшей работы.

3. Удерживая позитивный якорь, пациенту предлагают представить себя в уютном безлюдном кинозале, где он чувствует себя в полной безопасности. Перед ним экран, где сейчас будет демонстрироваться черно-белый фильм о досадном эпизоде в его интимной жизни. Экран освещается, и он видит себя там, в прошлом, рядом с женщиной, и еще ничто не предвещает возможное фиаско. На этой сцене делается стоп-кадр, превращаяя её в слайд.

4. Далее пациент мысленно представляет себе, как он словно бы выходит из собственного тела и перемещается в задние ряды кинозала или в будку киномеханика. Фактически ему предлагается увидеть из третьего места себя в настоящем, сидящего в кинозале в ожидании предстоящего просмотра фильма о неприятном событии, произошедшем с ним в прошлом. После того как трехместная диссоциация осуществлена, она также ставится на якорь.

5. На следующем этапе работы пациент в своем воображении должен просмотреть этот фильм от начала (первый стоп-кадр) до самого конца, когда он потерпел очевидную неудачу и предстает на экране растерянным и подавленным, а женщина в той или иной форме проявляет свое недовольство (второй стоп-кадр). Принципиально важный технический момент — на протяжении всего фильма мужчина должен сохранять кинестетическую диссоциацию от травматического переживания. Он, как посторонний зритель, наблюдает за своими неудачными действиями, отделяя себя от тех чувств, которые испытал когда-то. Для этого врач, удерживая якоря внутреннего комфорта и диссоциации, время от времени подчеркивает, что пациент, ощущая полную безопасность, сохраняя спокойствие, видит себя сидящим в кинозале, где на экране идет фильм о нем в прошлом. Иногда, чтобы усилить кинестетическую диссоциацию от просматриваемого эпизода, можно предложить понаблюдать за разворачивающимися на экране событиями, как если бы они демонстрировались в режиме ускоренного показа (в несколько раз быстрее, чем в реальности).

6. Когда эпизод полностью просмотрен уже без прежнего оживления негативных чувств и эмоций по поводу пережитой неудачи, пациента просят вернуться с третьего места на второе, т. е. мысленно воссоединиться с собой, сидящим в кинозале.

7.Затем пациенту предлагают мысленно подняться с кресла в кинозале, подойти к экрану, где демонстрируется заключительный эпизод черно-белого фильма о ситуации фиаско (второй стоп-кадр). Он должен войти в этот завершающий кадр фильма и очень быстро прокрутить весь фильм назад (за 1,5–3 с), сделав его цветным. Пациенту разъясняют, что это похоже на то, как будто он заново оказался внутри сцены сексуальной неудачи и время быстро побежало назад. Тогда все события и действия разворачиваются в противоположном направлении и весь процесс происходит от конца к началу. Можно привести пример с видеомагнитофоном, в котором включена быстрая перемотка видеоленты назад с ее просмотром на экране. После быстрой прокрутки ситуации в обратном порядке (до первого стоп-кадра) пациент вновь возвращается в свое кресло.

8. Пациенту предлагается представить, что он «сам себе режиссер», поэтому у него имеется возможность переписать неудачный сценарий фильма так, чтобы все происходило по другому, к обоюдному удовольствию участников вновь отснятого эпизода. Затем он мысленно встает из кресла и переносится в прошлое, где оказывается наедине с самим собой незадолго до начала событий, закончившихся сексуальным срывом. Воображение мужчины должно нарисовать картину этой встречи, целью которой является предложение разыграть этот эпизод в соответствии с новым сценарием. В своих фантазиях пациент-режиссер может дать прямые инструкции не только самому себе как непосредственному участнику происходивших событий, но и партнерше, если ее поведение в реальной ситуации близости было не вполне адекватным.

9. Мысленно пациент вновь возвращается в свое кресло в кинозале и заново перепросматривает отрежессированный эпизод, где всё заканчивается благополучно. В ходе этого просмотра врач использует якорь комфорта и безопасности, всячески поощряя мужчину к тщательному выполнению данного этапа работы, и подчеркивает, что из прошлых ошибок важно извлечь необходимый опыт, который позволит ему в самом недалеком будущем вести и чувствовать себя иначе.

10. Заключительный этап данного варианта техники — проекция в будущее. С этой целью, удерживая якорь безопасности и комфорта, пациента просят нарисовать возможную сцену интимной встречи с актуальной партнершей, где события с самого начала развиваются по наиболее благоприятному сценарию. Ему предлагают дать волю своим фантазиям и представить тот чрезвычайно притягательный вариант близости, одна мысль о котором заставляет чаще биться сердце, вызывает растущее желание реализовать его наяву.

Предложенная модификация методики ВКД позволяет пациенту не только дистанцироваться от весьма болезненного опыта сексуального срыва, но нередко прояснить для себя непосредственные причины неудачной попытки полового контакта, а также создать в воображении новый, более адекватный сценарий дальнейших интимных отношений.

Техника взмаха, применяемая в НЛП, позволяет быстро и эффективно менять ригидный стереотип поведенческого реагирования человека на какие-то другие, более его устраивающие. В основе методики лежит врожденное стремление людей от «неприятного» к «приятному», от «неудовольствия» к «удовольствию», чем по сути обеспечивается их внутреннее равновесие, гомеостазис.

У мужчин с невротической фиксацией на сексуальных неудачах «взмах» может выполняться как самостоятельно, так и вслед за техникой ВКД, которая в этом случае проводится без последнего этапа (проекции в будущее).

В технике взмаха можно выделить три основных блока.

1. Определение триггера (негативного стимула), от которого начинается «взмах». У любого проблемного поведения есть свои собственные стимулы (триггеры), активизирующие нежелательные поведенческие стереотипы. При возникновении у мужчины дисфункциональных сексуальных реакций (например, резкого ослабления эрекции при попытке интроитуса) также выявляются некие внешние или внутренние стимулы, которые запускают процессы, блокирующие нарастание либо поддержание полового возбуждения, в частности его физиологические проявления.

Практика показывает, что такими тормозящими триггерами могут быть как вспыхивающие буквально на несколько мгновений в сознании мужчины сцены предшествующих неудач (внутренний негативный стимул), так и реальная картина какого-то момента сближения — образ возбужденной партнерши, не оставляющий сомнений в ее крайне негативной реакции в случае возможной неудачи, или вид обнаженных тел, свидетельствующий о том, что кульминация интимной встречи близка и сейчас потребуется «настоящая» эрекция (внешний негативный стимул).

Когда негативный стимул найден, следует определить, какие изменения в зрительном восприятии меняют реакцию человека на него. Обычно для большинства людей увеличение размера и яркости мысленного образа усиливают его воздействие, а их уменьшение — ослабляет.

2. Моделирование в воображении желаемого образа самого себя. Для этого пациенту предлагают подумать о том, как он хотел бы вести себя в ситуации половой близости. Просят его в воображении нарисовать оптимальный вариант сексуального контакта, когда все происходит так, как при наиболее запомнившихся ему интимных встречах и даже еще лучше. Если мужчина не имеет подобного позитивного сексуального опыта, врач помогает ему создать в своей фантазии некое представление о весьма удачном половом акте. Важно, чтобы этот новый, ресурсный образ обладал всеми желаемыми качествами и возможностями, буквально притягивал к себе, вызывал у мужчины сильное желание отождествиться с ним. Для усиления привлекательности сконструированной диссоциированной картины можно отрегулировать ее по размеру, цвету, яркости.

3. Быстрая повторная трансформация негативного стимула в желаемый образ. Врач говорит пациенту, чтобы он представил себе картинку негативного стимула. В углу этой картинки размещается маленький и темный желаемый (ресурсный) образ. Врач просит пациента приготовиться к тому, что, когда он скажет: «взмах», — большая негативная картинка (триггер) мгновенно начнет стираться, разрушаться, а маленький ресурсный образ взорвется всеми красками и быстро заместит ее, станет большим и ярким. Чем быстрее удается стереть негативный образ при одновременном росте позитивного, тем эффективнее техника взмаха. Процедуру смены негативной картинки (триггера) позитивной (ресурсной) повторяют от 5-6 до 10 раз. После каждого такого замещения пациент выходит из сферы воображения, как бы «очищает» внутренний экран, глядя по сторонам, затем вновь сосредотачивается на картинке негативного стимула и превращает её в ресурсный образ.

В заключение осуществляется проверка, которая состоит в том, что пациента просят вновь представить себе негативный образ. Если «взмах» был эффективным, ему будет трудно это сделать, а если и удастся, то образ будет тусклым, размытым, удаленным и, главное, неприятным. Картинка будет стремиться исчезнуть и заместиться другим образом, желательным. При правильном выполнении техники взмаха визуальные триггеры, запускающие дезадаптивное поведение пациента, разрушаются, что позволяет ему в дальнейшем проявлять в интимных ситуациях более адекватные эмоциональные и физиологически реакции.

Если установлено, что в роли триггера выступает также определенный звук или ощущение, «взмах» может быть проведен в слуховой либо кинестетической (связанной с ощущениями) системе. Однако, как показывает практика, эффективность данной методики наиболее высока именно в визуальной системе.

Нередко удается выявить своего рода цепочку внутренних триггеров, принадлежащих к различным сенсорным каналам, последовательное включение которых блокирует генитальные реакции пациента при половом возбуждении. Для разрушения этих внутренних пусковых стимулов (визуальных, аудиальных, кинестетических) весьма эффективен мультимодальный подход, предложенный А. Лазарусом (1985). Используя процедуру «отслеживания», пациент проигрывает в воображении ситуации фиаско и определяет, в какой последовательности у него возникают мысли, образы и чувства, непосредственно предшествующие торможению сексуальных реакций. Например, вначале возникает мысль: «Опять ничего не получится». Затем воображение рисует картину неудачи, а далее появляются дискомфортные ощущения в эпигастрии и чувство неприятного холодка в области промежности. Стратегия работы предполагает последовательное использование различных психотерапевтических приемов, воздействующих на модальности в том же порядке, в котором они включаются в реальной ситуации срыва, т. е. вначале проводится коррекция нежелательных мыслей, затем переключаются на сферу воображения (меняем картинку) и заканчивают трансформацией ощущений.

Автоматически возникающие мысли о возможной неудаче во многом влияют на дальнейший ход реального события, предопределяя его, и фактически становятся «самосбывающимися пророчествами». Их устранение возможно несколькими путями. Наиболее простой прием — раскрутка мыслей. Пациенту предлагают про себя проговаривать нежелательную фразу, начиная с очень медленной скорости (растягивая слова), затем медленно, средне, быстро и очень быстро. При этом он представляет себе, что мысль раскручивается как волчок, и когда достигает очень большой скорости, вылетает из головы, уносясь прочь. С короткими перерывами процедура повторяется 5-6 раз подряд, а для закрепления она рекомендуется в форме домашнего задания.

Может использоваться бихевиоральная техника остановки мыслей. В ходе сеанса пациента просят закрыть глаза и проговорить мысль, подлежащую контролю. Без промежуточной паузы врач резко и громко произносит слово «стоп!», которое должно прозвучать неожиданно и даже пугающе. Эта процедура повторяется несколько раз. Затем пациент произносит негативную мысль про себя, каждый раз поднимая при этом палец. Врач реагирует немедленным восклицанием «стоп!». Процедура многократно повторяется. Далее пациент обучается выкрикивать слово «стоп!» при преднамеренном вызывании у себя негативной мысли. На заключительном этапе пациент мысленно говорит себе «стоп!» сначала при намеренном, а затем и в случае непроизвольного появления нежелательной мысли. Процедура повторяется до выработки у пациента полного автоматизма. Возможен вариант, когда внутренняя команда «стоп!» сочетается с использованием легкого болевого раздражителя (например, сдавливания мочки уха) для резкого прерывания нежелательных мыслей.

Для закрепления и поддержания необходимого уровня автоматизма пациенту рекомендуется повторять упражнения самостоятельно 2-3 раза в день по 5 минут.

В качестве домашнего задания можно предложить следующее упражнение. Пациент, устроившись удобно, сосредоточивается на своем дыхании и добивается, чтобы оно стало спокойным. Затем он делает 4-5 глубоких вдохов и выдохов, ощущая, как с каждой выдыхаемой порцией воздуха негативные мысли выбрасываются из головы. Если мысли возвращаются, предлагается понаблюдать за ними со стороны (диссоциированно), как будто это медленно плывущие облака или пролетающие птицы.

Для разрушения внутренних негативных образов весьма эффективны вышеописанная техника взмаха либо сокращенный вариант метода ДПДГ, который подробно изложен далее.

Устранение кинестетических триггеров также может быть осуществлено различными приемами. Наиболее результативно использование техник визуализации дискомфортных ощущений или болезненных симптомов. Они основаны на многочисленных наблюдениях, свидетельствующих о том, что если человек создает в своем воображении некий образ неприятного ощущения, который затем подвергается трансформации вплоть до полного исчезновения, сцепленное с ним ощущение также ослабевает или полностью редуцирует. Одним из таких приемов визуализации является техника «светового потока» (S. Levine, 1991), в своем первоначальном варианте предложенная для помощи лицам, переживающим эмоциональные страдания, а также при острой и хронической боли.

Рассмотрим основные этапы данной техники.

 1. Врач предлагает пациенту сосредоточиться на воспоминании сексуальной неудачи и погрузиться в ощущения, которые предшествовали ослаблению (ненаступлению) эрекции в ходе взаимных ласк. Когда неприятные ощущения возникают, пациента просят описать их локализацию. Его спрашивают: Каким видится вам это ощущение? Имеет оно форму? Каковы его размеры? Какого оно цвета? Какова его консистенция? Какая у него температура? В абсолютном большинстве случаев, часто совершенно неожиданно для себя, пациенты начинают отвечать на эти вопросы, постепенно создавая некий метафорический образ ощущения.

2. Врач спрашивает у пациента: «Какой из любимых вами цвет ассоциируется у вас с исцелением, избавлением от всего, что мешает вам чувствовать себя здоровым и уверенным в себе мужчиной?» Принимается любой ответ, даже если назван тот же цвет, который пациент избрал для описания ощущений в теле. В этом случае ему предлагают подумать и назвать еще один цвет.

3. Пациенту предлагают представить, что световой луч того цвета, который он выбрал, проникает в голову и постепенно начинает распространяться по всему телу. Источник этого света — космос, наполненный энергией, самое огромное из всего, что он может себе представить.

Свет устремляется в тело, пронизывает его, вибрируя и переливаясь, заполняет голову, затем, струясь и перетекая, мягко, без усилия опускается через шею в плечи, руки до самых кончиков пальцев. Свет проникает в грудную клетку, живот, струясь, спускается в область таза, потом через ягодицы идет в ноги и дальше к ступням. Пациенту предлагают обратить особое внимание, как исцеляющая световая энергия направляется в то место, где локализовано дискомфортное ощущение, образ которого начинает изменяться.

По ходу сеанса у него уточняют, что происходит с этим образом. Как меняются его форма, размеры и цвет? Необходимо продолжать внушение целебного воздействия светового потока, пока образ негативного ощущения не подвергнется существенным изменениям или полностью не растворится в исцеляющем свете. Параллельно меняются или исчезают сами ощущения. В ходе выполнения упражнения пациенты, как правило, достигают релаксации, которая может быть усилена внушениями чувства умиротворения и глубокого спокойствия, после чего следует возвратить их в обычное состояние.

Если при выполнении техники не удается полностью убрать образ негативного ощущения, процедуру можно повторить на следующем сеансе.

Возможен иной вариант работы, когда мужчине, находящемуся в гипнотическом состоянии, предлагают совершить воображаемое путешествие внутрь себя и описать, что он видит в той области тела, где перед предстоящей близостью возникает дискомфорт. В ряде случаев пациенты приводят метафорические описания испытываемых ими неприятных ощущений: «они похожи на кусок льда голубоватого цвета и грушевидной формы», «это напоминает темно-коричневую пористую губку величиной с ладонь с изъеденными краями». Далее пациенту в трансе предлагают найти способ, который позволит избавить себя от этой визуализации либо превратить ее во что-то незначительное и малозаметное. Обычно пациенты легко представляют некие метафорические варианты решения поставленной задачи. Например, растопить кусок льда сфокусированным пучком солнечного света или растворить губку, локализованную в надлобковой области, а затем вывести ее наружу при мочеиспускании. Воображаемые сцены освобождения от образов негативных ощущений могут суггестивно усиливаться врачом, а в конце сеанса, перед реориентацией и выведением из состояния гипноза, пациенту дается закамуфлированное постгипнотическое внушение о том, что «комфортные ощущения, испытываемые им в трансе, заменят те, другие ощущения, которые были у него ранее».

Последовательное разрушение всех выявленных негативных внутренних стимулов способствует восстановлению нарушенных в ситуациях интимного контакта с партнершей генитальных реакций пациента.

В 1987 году Ф. Шапиро (США) разработала оригинальный психотерапевтический метод десенсибилизации и переработки движениями глаз (ДПДГ). С этого времени он с успехом применяется для лечения посттравматических стрессовых расстройств у участников боевых действий, жертв насилия, катастроф и стихийных бедствий, а также лиц, страдающих фобиями, паническими и диссоциативными расстройствами (Ф. Шапиро, 1998)

Метод основан на активизации с помощью повторных серий движений глаз процесса ускоренной переработки и нейтрализации травматических воспоминаний, а также любой другой негативной информации, заблокированной в нейронных структурах мозга. Предполагается, что движения глаз, используемые при ДПДГ, запускают процессы, аналогичные происходящим во сне, в фазе быстрого движения глазных яблок (F. Shapiro, 1989; T. Neiles, 1991). Ряд исследователей считает, что фаза быстрого сна является тем периодом, когда беcсознательный материал, в том числе связанный со стрессами, всплывает для адаптивной переработки (F. Winson, 1993). В ходе процедуры ДПДГ происходит быстрая десенсибилизация и переработка травматического материала. Воспоминания, имеющие высокий отрицательный эмоциональный заряд, переходят в более нейтральную форму, а соответствующие им представления и убеждения пациентов приобретают адаптивный характер (Ф. Шапиро, 1998).

 Появились сообщения, указывающие на эффективность приемов ДПДГ в разрешении сексуальных проблем (U. Wernie, 1993; А. П. Журавель, 1999; В. А. Доморацкий, 1999, 2000).

ДПДГ — психотерапия тревожного ожидания сексуальной неудачи и коитофобии у мужчин осуществляется в последовательности, предложенной автором метода, с некоторыми сокращениями и изменениями. Она включает следующие основные этапы:

1. Подготовка. На этом этапе устанавливаются терапевтические отношения с пациентом, разъясняется сущность ДПДГ-психотерапии, обосновываются ее высокие возможности в избавлении от чувства неуверенности в своих силах и тревоги перед близостью, формируется «лечебная перспектива».

2. Определение предмета (цели) воздействия. Основная цель воздействия — хранящаяся в памяти информация о психотравмирующих событиях, связанных с половой жизнью индивида, которая подвергается последовательной переработке:

а) наиболее запомнившиеся сексуальные неудачи;

б) воспоминания о негативной оценке партнершей сексуальных качеств мужчины и навязчивые мысли о собственной неполноценности;

в) неадекватная информация о сексуальности, приводящая к формированию ложных убеждений и искаженных установок в отношении половой жизни;

г) любые события, ведущие к появлению тревоги и страха перед проявлениями сексуальности или самим половым актом.

3. Определение типа и выраженности негативного эмоционального реагирования и телесного дискомфорта, возникающих в травмирующих ситуациях. Чаще всего такими эмоциями являются тревожное беспокойство и страх перед предстоящей близостью, иногда — раздражение, растерянность. Выраженность отрицательных эмоций определяют по шкале субъективного беспокойства (ШСБ), где 0 баллов — полное спокойствие, а 10 баллов — крайняя степень тревоги и панический страх. Беспокойство, как правило, связано у пациента с мышечным напряжением и неприятными ощущениями в различных участках тела, которые также следует выявить.

4. Определение негативного самопредставления — отрицательного убеждения, отражающего представление пациента о себе в момент сексуальных неудач, новых попыток и других тревожащих ситуациях. Это убеждение типа: «У меня ничего не получится», «Я не могу справиться с этим» и т. п.

5. Определение положительного самопредставления, т. е. того убеждения, которое пациент хотел бы иметь в отношении себя в интимных ситуациях: «У меня все получается», «Я могу испытывать радость от близости» и т. п. Затем по шкале соответствия представлений (ШСП) определяют, насколько истинным (на уровне чувств и интуиции) кажется пациенту желаемое представление о себе сейчас. По ШСП 1 балл — это полное несоответствие представления, а 7 баллов — полное соответствие (истинное убеждение).

6. Десенсибилизация и переработка. На этом этапе пациенту проводят серии движений глаз от одного края визуального поля до другого. Чаще всего используются серии из 24 движений глаз (туда и обратно — 1 движение). В разных сериях движения глаз могут изменяться: горизонтальные, вертикальные, круговые, в виде восьмерки. В качестве точки фокусировки взгляда пациента используются пальцы руки врача. Он перемещает их с максимальной скоростью, не вызывающей дискомфорта у больного. Пациент должен вначале сосредоточить внимание на мысленном образе психотравмирующей ситуации (особенно запомнившаяся сексуальная неудача и т. д.), отрицательном самопредставлении и ассоциативно связанных с воспоминанием негативных эмоциях и дискомфортных ощущениях.

Далее начинают серии стимулирующих движений глаз, после каждой из которых пациенту предлагают на время отбросить травматический образ и сообщить об ощущениях в теле, эмоциях и мыслях, которые приходят ему в голову. Врач повторяет серии стимуляций, периодически направляя внимание больного на наиболее тягостные ассоциации, спонтанно возникающие у него во время процедуры, а затем снова возвращаясь к основной цели — первоначальному негативному воспоминанию. Процедуру повторяют до тех пор, пока уровень беспокойства (тревоги, страха) при воображении исходной ситуации не снижается до 0-1 балла по ШСБ. Параллельно нивелируется образ травматического события и происходит дезактуализации первоначального негативного представления о себе.

7. Инсталляция. Пациенту предлагают снова обратиться к травматическому инциденту, но при этом использовать положительное самопредставление (позитивное убеждение в своих возможностях), повторяя его про себя на фоне очередных серий движений глаз. В результате степень соответствия положительного представления по ШСП постепенно достигает 6-7 баллов, т. е. пациент по новому начинает оценивать предшествующий опыт, проникаясь убеждением, что он вполне способен справиться со своей проблемой. При этом у пациента нередко возникают спонтанные представления успешно проводимой половой близости.

8. Сканирование тела. На этом этапе предлагают пациенту закрыть глаза и, удерживая в сознании первоначальное воспоминание и положительное представление о себе, мысленно пройтись по всему телу. Любое остаточное напряжение или телесный дискомфорт перерабатываются дополнительными сериями движений глаз до их устранения. Это своего рода проверка результатов переработки, поскольку при полной нейтрализации травматического воспоминания оно теряет не только отрицательный эмоциональный заряд, но и перестает вызывать связанные с ним дискомфортные ощущения.

9. Завершающий этап — присоединение к будущему. Пациенту предлагают представить ситуацию возможной половой близости в ближайшем будущем. При возникновении дисфункциональных эмоций, мыслей, образов и ощущений проводится их дополнительная переработка. Позитивные образы и представления, которые приходят им на смену, закрепляют несколькими сериями движений глаз.

Работа с будущим проводится на заключительной стадии психотерапии, когда переработке подверглись основные травмирующие воспоминания пациента, содержащие негативную информацию о его сексуальности и вызывающие внутренний дискомфорт.

Если в ходе сеанса ДПДГ дисфункциональный материал полностью не переработан, перед его окончанием пациента возвращают в состояние эмоционального равновесия и предлагают запомнить (записать) беспокоящие воспоминания, мысли и ситуации, которые могут возникнуть у него между психотерапевтическими сессиями. На следующем сеансе они могут быть также подвергнуты десенсибилизации и переработке.

Продолжительность одного сеанса составляет около 1 часа. Частота сеансов — 1-2 раза в неделю, при общем количестве от 2 до 6.

Нами предложена и широко используется аппаратная модификация метода ДПДГ, где серии движений глаз пациента вызываются при помощи аппарата визуальной цветоимпульсной стимуляции «АСИР». Для этого пациенту надевают специальные очки со светофильтрами, цвета которых по возможности подбирают с учетом предпочтений индивида. (К аппарату прилагается набор из 24 светофильтров различных оттенков). Обычно, десенсибилизация и переработка нагетивного материала проводится с использованием успокаивающих цветов (голубого, зеленого), для работы с ресурсами и присоединения к будущему используется импульсное воздействие активирующего светового потока (оранжевого, красного). Диапазон периодов повторения световых импульсов — 2 секунды. Пациенту предлагают, удерживая дискомфортное воспоминание, одновременно следить за попеременно вспыхивающими то в правом, то в левом окуляре огоньками. При этом его глазные яблоки совершают быстрые горизонтальные движения, обеспечивающие переработку негативного материала. После выполнения всех необходимых этапов процедуры ДПДГ врач устанавливает седатирующие светофильтры (синий, темно-зеленый), а цветоимпульсная стимуляция в течение 5-7 минут проводится в режиме поочередного постепенного увеличения и уменьшения яркости светового потока с длительностью световых импульсов от 5 до 8 секунд и паузами между ними 1-1,5 секунд. Заключительный этап визуальной цветостимуляции, особенно при использовании дополнительных суггестий, обеспечивает снятие эмоционального напряжения и мышечную релаксацию даже в тех случаях, когда наиболее травмирующие переживания пациента не были до конца переработаны в ходе одного сеанса.

В ряде случаев ДПДГ-психотерапия может быть вполне самостоятельным методом лечения психогенных сексуальных дисфункций у мужчин, поскольку позволяет эффективно нейтрализовать воспоминания о предшествующих сексуальных срывах; добиться существенной редукции тревожного ожидания новой неудачи при попытках коитуса; обеспечить когнитивное переструктурирование, следствием чего является трансформация убеждений пациента в своей сексуальной несостоятельности в растущее понимание того, что он сможет успешно разрешить проблемы в интимной жизни. В других случаях метод ДПДГ целенаправленно используется для быстрой переработки наиболее болезненных переживаний мужчины, связанных с конкретной сексуальной неудачей, дополняя иные психотерапевтические подходы.

Сокращенный вариант процедуры ДПДГ можно применять в рамках мультимодального подхода, как один из возможных способов нейтрализующего воздействия на визуальные и кинестетические триггеры, провоцирующие у мужчины дезадаптивные сексуальные реакции. При его выполнении пациенту вначале предлагают сосредоточиться на приятном (ресурсном) воспоминании, которое закрепляется в ходе 1-2 серий движений глаз, описывающих горизонтально расположенную восьмерку. Затем мужчина должен переключиться на ситуацию неудачной попытки коитуса и отчетливо вспомнить негативный образ или ощущение, предшествующие сексуальному срыву. Далее проводят повторные серии движений глаз (горизонтальных либо вертикальных), во время каждой из них пациент фиксируется на соответствующем визуальном или кинестетическом объекте воздействия. Обычно требуется от 4 до 8 серий движений глаз, чтобы произошло размывание (стирание) неприятной картинки или исчезновение дискомфортных ощущений. Позитивный эффект может быть усилен дополнительными внушениями, проводимыми на фоне движений глаз пациента. Процедура завершается возвращением в приятное воспоминание, которое подкрепляется серией движений глаз в виде восьмерки.

Другая группа техник используется для устранения тревожного гиперконтроля пациентов за состоянием половой сферы в интимных ситуациях и выведения из привычного для них диссоциированного состояния наблюдателя, опасливо оценивающего свои сексуальные реакции и действия партнера при попытках совершить коитус. Для этой цели может быть применена парадоксальная тактика «мнимого запрета», позволяющая уменьшить у мужчин произвольный контроль эрекции путем временного запрещения коитуса и параллельного поощрения интимных ласк, включая петтинг. Фактически, данный принцип во многом определяет успешное использование в этих случаях сексуальной терапии в виде ряда последовательных этапов: эротическое наслаждение без эрекции (на фоне ласк, исключающих непосредственную стимуляцию гениталий мужчины); эрекция без оргазма (при прямой стимуляции полового члена, но без попыток вызвать эякуляцию); экстравагинальный оргазм (при мануальной либо оральной стимуляции); интромиссия без оргазма (введение полового члена во влагалище и копулятивные фрикции при запрете завершать их эякуляцией); коитус (Х. Каплан,1987).

Усилить вовлеченность мужчины в чувственные переживания коитуса помогает техника ассоциирования в переживание, предложенная Л. Камерон-Бэндлер (1994). Используется процесс обратный визуально-кинестетической диссоциации. Пациент создает яркую визуализацию самого себя в ситуации, где он совершенно очевидно наслаждается сексуальной близостью. Мужчина отчетливо представляет себя реагирующим полной эрекцией на чувственные ласки женщины, потом создает картинку самого коитуса, в котором партнеры всецело захвачены упоительными ощущениями телесного контакта.

Пациент улучшает воображаемую сцену до степени, когда он будет полностью доволен увиденным. Затем мужчина мысленно входит в этот нарисованный воображением образ самого себя, отождествляясь с ним. Таким образом он ассоциируется в кинестетическую часть желательного визуального переживания половой близости, обретая соответствующие эмоции и ощущения. Данная техника помогает фиксировать пациента на чувственном компоненте сексуального взаимодействия, повышая его способность к восприятию всей гаммы островозбуждающих тактильных ощущений при половом контакте.

В случаях выраженной диссоциации пациентов от чувственных переживаний половой близости у них возникает своеобразный кинестетический блок. При этом мужчины парадоксальным образом реагируют на попытки партнерши использовать мануальную или оральную стимуляцию для достижения качественной эрекции, которая еще больше ослабевает либо вообще не возникает. Пациенты указывают, что, наблюдая в этот момент за собственными генитальными реакциями, они практически не ощущают ласк женщины, а отсутствие должной эрекции, несмотря на все попытки партнерши вызвать ее, столь резко усиливает тревогу, чувство бессилия и стыда, что вынуждает их немедленно прекращать интимный контакт.

Для коррекции нарушений такого рода нами предложена специальная техника, сочетающая процедуру локальной декомпрессии (ЛД) с визуализацией пациентом различных ситуаций половой близости. Для проведения локальной декомпрессии используют вакуумные насосы различных образцов, создающие в прозрачной колбе, надетой на половой член мужчины, пониженное давление воздуха, которое приводит к возникновению принудительной эрекции за счет возрастающего притока крови к кавернозным телам. (Г. С. Васильченко, Р. В. Беледа, Б. А. Горячев, 1981;1983). Врач, регулируя уровень декомпрессии в колбе, осуществляет своеобразный пневмомассаж полового члена пациента. По достижении выраженной эрекции мужчине предлагается 3-5 минут разглядывать свой максимально напряженный половой член, одновременно отмечая все нюансы и оттенки испытываемых генитальных ощущений. Параллельно врач суггестирует усиление переживаемых пациентом сексуально окрашенных «форлюстических» ощущений. Затем пациент закрывает глаза и, сохраняя фиксацию на сенсорных импульсах, исходящих из эрегированного полового члена, последовательно представляет себе сцены интимного контакта, включая эпизоды непосредственной стимуляции гениталий партнершей, а также сам половой акт. Он мысленно соединяет эти картинки с образом только что увиденного в колбе полового члена в состоянии полной эрекции и собственными ощущениями. При этом происходит своеобразное «якорение», т. е. устанавливается ассоциативная связь между нарисованными в воображении сексуальными действиями, видом напряженного полового члена и ощущениями, испытываемыми пациентом в момент эрекции. Чтобы добиться большей ассоциированности пациента в чувственные переживания, связанные с половым возбуждением и наступившей эрекцией, процедуры ЛД с визуализацией сцен сексуального взаимодействия с партнершей проводят 2-3 раза в неделю. Средняя продолжительность одного сеанса 15-20 минут при общем их количестве от 3 до 8.

Использование гипнотических техник позволяет существенно повысить восприятие мужчиной специфических телесных ощущений, возникающих в ходе интимной близости, и одновременно высвободить связанные с ними генитальные реакции из-под жесткого сознательного контроля. Причем, применение приемов и техник из арсенала эриксоновского гипноза существенно расширяет возможности гипнотерапии пациентов, испытывающих страх перед предстоящим коитусом.

Остановимся на общих принципах и некоторых стратегиях работы в гипнозе с данным контингентом.

В эриксоновском гипнозе используется модель наведения транса, основанная на взаимодействии и сотрудничестве между пациентом и гипнотерапевтом. Применяются гибкие, адаптивные стратегии достижения состояния измененного сознания: врач вначале следует за текущим поведением пациента (присоединяется к позе, дыханию, особенностям речи субъекта), а затем, незаметно, все больше начинает им руководить, постепенно вводя в гипнотический транс. На стадии индукции транса и в ходе терапевтической утилизации трансовых состояний широко используются разнообразные косвенные суггестии: последовательность принятия, иллюзия выбора, сложные составные и негативные парадоксальные внушения, пресубпозиции, трюизмы, аллюзии, контекстуальные внушения, метафоры и др.

Эриксоновский подход существенно повышает восприимчивость пациентов к гипнозу, позволяет избежать или изящно обойти сопротивление, которое нередко возникает у субъекта при использовании директивных, традиционно-однообразных методов гипнотизации, а также прямых императивных внушений, ориентированных на снятие симптомов или изменение поведения.

В работе с сексологическими пациентами трансовые состояния используются в качестве своеобразной стратегической рамки, внутри которой осуществляют различные терапевтические интервенции.

Э. Росси и М. Эриксон (1976) описали "микродинамику" транса, состоящую из пяти последовательных стадий, которые прослеживаются в ходе гипнотического сеанса и нередко переплетаются между собой:

1. Фиксация внимания. Гипнотерапевт фиксирует и удерживает сознательное внимание пациента (на каком — либо предмете, звуках, телесных ощущениях либо воображаемых картинах).

2. «Депотенциализация» сознательных процессов, т. е. изменение психического функционирования в сторону гипнотического. Например, на этой стадии используют приемы, вызывающие замешательство (конфузию) путем нарушения привычного хода мыслей пациента, что вызывает растерянность и недоумение, отвлекает и путает сознание. Также применяют насыщение (информационную перегрузку), когда пациенту дается столько сенсорной информации одновременно, что это превосходит возможности ее сознательного восприятия и блокирует активность доминантного полушария.

3. Запуск бессознательного поиска — это важный момент, предшествующий собственно терапевтической работе в трансе. Для этой цели гипнотерапевт использует особый диссоциативный язык, позволяющий разделить сознательные и бессознательные процессы, например: «Ваше сознание слушает меня, в то время как ваше бессознательное занято другой, более важной работой».

4. Бессознательный процесс. Терапевтические интервенции, основанные на косвенных суггестиях, активизируют бессознательное пациента, которое является для него важнейшим источником ресурсов в решении эмоциональных и поведенческих проблем. При этом происходит реорганизация и переструктурирование психики пациента.

5. Гипнотический ответ практически совпадает с активизацией бессознательных процессов и проявляется наблюдаемыми в трансе феноменами: амнезей и гиперамнезий, возрастной регрессией, телесными иллюзиями, позитивными и негативнымие галлюцинацинациями, мелкими движениями внутри транса (сигналинг), анестезией, левитацией, каталепсией.

На этой стадии врач, наряду с продолжением терапевтического воздействия, отслеживает любые изменения, происходящие у пациента, подтверждая (ратифицируя) их и давая понять, что все идет так, как и должно идти. Ратификация позволяет поддерживать хороший рапорт и необходимую для успешной работы глубину транса.

После завершения терапевтической интервенции гипнотерапевт осуществляет реориентацию пациента и выведение его из гипнотического состояния. На этом этапе возможно применение постгипнотических суггестий.

Универсальный способ работы в гипнозе с пациентами с выраженной невротической фиксацией на половой сфере — сопровождение в приятном воспоминании (Ж. Беккио, Ш. Жюслен, 1998). Данная техника способствует активизации внутренних ресурсов пациента за счет воссоздания в гипнотическом трансе ранее пережитого им состояния физического и душевного комфорта, удовлетворенности, радости, уверенности в себе. Она позволяет работать с сексологической проблематикой даже без непосредственного обращения пациента к его противоречивому опыту интимных отношений. Для «сопровождения в приятном воспоминании» врач предварительно расспрашивает пациента о различных деталях той комфортной ситуации, в которую он хотел бы перенестись в своем воображении. Последующие внушения направлены на то, чтобы помочь пациенту постепенно представить себе эту картину прошлого более отчетливо, во всех красках, погрузиться в нее, услышать ее звуки, заново пережить прежние ощущения и эмоции.

Например, если мужчина пожелал мысленно оказаться в ситуации отдыха на море, фрагмент суггестивного текста может выглядеть следующим образом: «…Берег моря. Пляж с золотистым песочком, нагретым солнечными лучами… И как приятно удобно расположиться на этом песке, ощутить его тепло… Ощутить, как струятся по всему телу солнечные лучи, наполняют его энергией, силой, создают удивительное чувство внутреннего комфорта, легкости и свободы… Какое это удовольствие — нежиться под ласковыми лучами солнца, ощущая всей кожей дуновение свежего ветерка… И можно наблюдать за неумолимым, размеренным движением морских волн, которые то набегают на песчаную косу пляжа, то вновь откатываются назад…, чтобы вобрать в себя всю мощь бескрайних морских просторов и снова решительно двинуться на побережье… А можно обернуться и окинуть взором горные вершины, горделиво возвышающиеся вдали, обратить внимание на высокие могучие деревья, произрастающие по их склонам… Или просто наслаждаться этим прекрасным «ничегонеделаньем», когда можно просто смотреть, просто слушать и, главное, чувствовать всем телом… радость жизни, ее дыхание, вкус и аромат… соприкосаться с самыми желанными ее моментами…. И как важно, что все это можно сохранить и даже усилить внутри себя… на уровне чувств, которые способны оживать каждый раз, когда действительно захочется… окунуться в те другие… еще более прекрасные и удивительные ощущения, которые знает и любит тело… Потому что существует возможность испытывать их всякий раз, когда твердое желание обрести эти чувства… придает телу особенную способность… легко войти в них, пропитаться ими изнутри…».

Подобная трансовая индукция позволяет осуществить одновременное воздействие на многих уровнях. Через погружение в приятное воспоминание реализуется непосредственная цель гипнотического сеанса — достижение пациентом в трансе ресурсного состояния, связанного с позитивными эмоциями, спокойствием и уверенностью, физическим комфортом, как мощного противовеса тревогам и волнениям повседневной жизни. Широкое использование контекстуальных внушений, т. е. интонационного подчеркивания определенных слов (ощутить, почувствовать, нежиться, наслаждаться и т.п.), способствует активизации у пациента чувственного канала восприятия. Постгипнотическая суггестия, осуществляемая в последних фразах, перекидывает своеобразный мостик между способностью мужчины концентрироваться на своих телесных ощущениях в трансе и его возможностью в дальнейшем полнее ассоциироваться с другими чувственными переживаниями. Причем пациенту не дается прямого указания на сексуальный характер последних, что само по себе является косвенным внушением через «отсутствие упоминания». Намеренное опущение того, что достаточно явственно подразумевается, выделяет недостающий фрагмент для бессознательного восприятия. К другим терапевтическим элементам приведенного текста относятся активизирующие внутренние ресурсы пациента динамичные, наполненные энергией образы морских волн, а также фаллическая символика (горные вершины, высокие могучие деревья), затрагивающие наиболее глубокие уровни бессознательного.

Другим способом  сопровождения в приятном воспоминании является использование модели Ж. Беккио. До начала гипнотической индукции пациент  фокусируется на цели (на том, что можно считать решением проблемы), фактически ориентируя всю последующую работу бессознательного на поиск оптимальных путей для достижения намеченной цели. По мере погружения в транс, через возрастную регрессию (её стимулирует врач, используя пространственно-временное искажение при описании собственного приятного воспоминания), пациент отыскивает в памяти ресурсное воспоминание и постепенно уходит в него, последовательно обретая картину того места, звуки и, наконец, физические ощущения.. Достигнутое в трансе состояние душевного и телесного комфорта является весьма благодатной почвой для «посева» различного рода косвенных суггестий направленных на снижение беспокойства пациента по поводу возможных сексуальных неудач и обретение уверенности в своих силах. Ниже приведена стенограмма сеанса, в которой отражены специфические особенности трансовой речи и основные элементы данной гипнотической индукции.

«Начнем  сеанс. Вы можете делать что хотите. Вы можете оставить глаза открытыми, а можете их закрыть. Вы абсолютно свободны. И сейчас мы попробуем приблизиться к цели или достичь той цели, которую вы зафиксировали в своем уме. Вы готовы? Начнем. Итак, начинайте делать ничего не делать. Потому что ничего не делать — это уже делать что-то. Ничего не делать, это, например, слушать звуки, которые нас окружают. Вот так. Просто слу­шайте их, не пытаясь как-то интерпретировать… Просто получать их, 'принимать как показатели того, что вокруг что-то происходит и люди заняты своим делом, а вы заняты своим… Смотрите как Вы этот делаете не глядя.., просто позволяя блуждать своему разуму и осознавать на несколько секунд  положение своего тела, чувствовать, как  ноги твердо стоят на полу и чувствовать контакт собственного  тела со стулом. Просто чувствовать.., не пытаясь расслабляться, потому что, то, что мы делаем, отличается от расслабления… Но если во время сеанса расслабление приходит, мы принимаем его с радостью. Хотя  это и  не та цель, которую мы ищем… Цель, которую мы ищем, мы попытаемся достичь или 'просто приблизиться к ней через то,.что можно было бы назвать  приятным воспоминанием…  И через несколько секунд Вы отправитесь на поиски этого приятного воспоминания. Приятное воспоминание — это может быть самый прекрасный день в Вашей жизни. Может быть это обычный день, час или два, утро или вечер, или поздняя ночь, в общем один из тех моментов, когда чувствуешь себя хорошо, когда все идет хорошо, и даже не можешь этого объяснить. Один из тех моментов, когда все просто замечательно… Есть такие моменты, и я , например, припоминаю, как впервые отдыхал на Черном море вместе с родителями… И этот восторг маленького мальчика, который, наконец, наяву  увидел, как выглядит море. И те чувства и эмоции, которые я испытал, когда впервые окинул взглядом бескрайние морские просторы, когда услышал звуки чаек и шум прибоя, когда почувствовал дуновение ветерка, наполненного запахами моря и какой-то особой свежестью, и нагретый солнцем песок под босыми ногами… И вот, через 20 лет случай еще раз привел меня на тот же берег моря. Это место не очень сильно изменилось. И я нашел странным оказаться почти в том же самом месте, которое практически не изменилось: то же море, солнце, голубое небо, теплый песок, крики чаек и шум прибоя, веселые голоса, загорающих на пляже людей- все как прежде, а я изменился, повзрослев на 20 лет.  В нашей жизни есть такие моменты, когда обретаешь ощущения, которые позволяют приходить  воспоминаниям об эмоциях… Эмоциях связанных с приятными моментами, которые мы можем использовать… И через некоторое время мы попросим Вашу память, или Ваше бессознательное, и я не знаю, кто из них ответит, отправиться на поиски и предоставить нам то, что является для вас приятным воспоминанием. И чтобы сообщить мне об этом Вам нет необходимости говорить вслух… Вы можете дать знать мне о том, что уже обрели приятное воспоминание очень просто, например, движением указательного пальца правой руки…И я вижу по движению этого пальца, что Вы сейчас обрели это воспоминание… Представьте себе тот момент дня, когда разворачивается это воспоминание. Очень хорошо… Представьте себе ту обстановку, в которой разворачивается приятное воспоминание. Как если бы Вы были художником и может быть Вы немножко являетесь им… И Вы хотите нарисовать картину, того места. Поэтому Вы изучаете его, окидывая взором все, что Вас окружает, глядя на разные объемы этого пространства, расположение различных элементов, составляющих его. Также Вы изучаете цвета, их нюансы и  оттенки. И среди этих оттенков, многообразия этих цветов, Вы можете развлекаться, выбирая тот цвет, который Вам подходит, который гармонирует с Вами неизвестно почему. И когда Вы выберете этот цвет, Ваш палец даст об этом знать… Очень хорошо. А теперь попытайтесь увидеть, обладает ли Ваша память способностью позволить Вам обрести то, что можно назвать музыкой воспоминания, т.е. звуки, шумы, которые Вы слышали в тот день. И если Вы обретете некоторые из этих звуков, то Вы уже прекрасно знаете, как  можно дать знать мне об этом… Очень хорошо. Оставайтесь в контакте с этой музыкой. Слушайте ее как следует. Слушайте как будто в первый раз… Ведь она позволяет Вам обрести физические ощущения, которые Вы испытали в тот день. Обретаете положение Вашего тела в тот день. Располагайте временем, чтобы как следует обрести эти приятные ощущения. Используйте время, которое Вам необходимо… Потому что в то время как одна часть Вас самих ищет эти ощущения, другая часть осуществляет работу на другом уровне, приятную и полезную работу, которая обладает способностью мобилизовать все, что может быть в Вас мобилизовано… И пока Ваше тело комфортно расположено, в течение нескольких мгновений у Вас будет время, чтобы иметь время для себя.., время, которое принадлежит только Вам… Возможно в Вашей жизни было не слишком много времени, когда в течение нескольких мгновений, которые здесь будут несколькими секундами, а может быть станут несколькими минутами,  которые Ваше воображение сможет превратить в несколько часов… Это будет Ваше собственное время, личное время, которое Ваше бессознательное сможет использовать с наибольшей пользой. А пока у Вас есть время, чтобы помечтать и позволить себе ещё какое-то время побыть в этом удивительном ресурсном воспоминании, пропитываясь теми чувствами, эмоциями и физическими ощущениями, которые и сделали его столь приятными и радостными для Вас… Обретая энергию этого воспоминания, которая позволит Вам  приблизиться к поставленной цели, а быть может достичь её… уже сейчас… или чуть позднее. Впрочем это неважно. Сегодня Вы хорошо поработали на разных уровнях себя и вправе расчитывать на успех. И энергия Ваших ресурсов  может быть направлена в то место Вашего тела, а быть может Вашего духа, которые в наибольшей степени будут нуждаться в этом… Чтобы обрести  особую силу духа, твёрдость характера и лёгкость на подъём… И сейчас, когда наша работа подошла к концу, Вы можете  начать возвращение обратно в реальный мир. Туда, где время течёт как обычно, и Ваш мышечный тонус становится обычным. Сделав это быстро или медленно, так как Вам было бы удобнее всего перенести эти комфортные ощущения, силу и уверенность в реальность сегодняшнего дня…».

Один из эффективных способов работы в гипнозе с симптомами, порождаемыми страхом перед сексуальными контактами,- применение трансов с заданной фабулой, где пациенту предоставляется возможность в метафорической форме расстаться с беспокоящей его проблемой. Вариантом такой работы является гипнотическая техника мост в прошлое. Приведем сокращенную стенограмму сеанса, в которой отражены его основные терапевтические элементы.

Вначале пациенту предлагают подумать и вместе с врачом четко сформулировать проблему или симптом, с которыми он готов работать на сеансе. Например: «я испытываю чувство сильной тревоги и неуверенность в себе каждый раз, когда оказываюсь наедине с женщиной». Далее следует трансовая индукция и работа в гипнотическом состоянии: «Хочу попросить вас начать с очень обычной вещи…, с достижения комфорта вашей позы и может быть поиска того положения в кресле, когда вам будет по- настоящему удобно… И вы можете обратить внимание на свое тело… попытаться почувствовать себя целиком… Почувствовать, как вы дышите… по мере поиска удобства вашей позы… И можете еще раз подумать о проблеме, с которой вам хотелось бы расстаться… И пусть она всплывет сама… просто от того, что вы можете позволить себе расслабиться и погрузиться внутрь себя… просто ощущая себя здесь в этой комнате, в этом кресле… И то же время, обретая возможность уйти внутрь своего воображения… сделав это быстро или медленно… так как вам удобно… чтобы там, в глубине себя… выполнить достаточно необычную, но очень важную работу… Я хочу попросить вас представить себе, что вы стоите где-то там, где перед вами начинается мост… И пусть ваше воображение нарисует сейчас, как выглядит этот мост… Потому что он может быть вполне реальным, пришедшим из ваших воспоминаний… А может быть это мост, увиденный вами однажды на картинке… И мне бы хотелось, чтобы вы… прежде чем вступить на этот мост, который поведет вас в прошлое… в то место и в то время, когда вашей проблемы еще не было… прежде чем ступить на него… очень ясно представьте себе, с чем вы готовы расстаться… с чем вы могли и хотели бы работать уже сейчас… И думая об этой, волнующей вас проблеме, вы можете даже усилить ее на уровне ваших чувств… на уровне ваших воспоминаний. Потому что вы находитесь в полной безопасности… и ваше тело остается здесь, в этой комнате… а ваше воображение может отправиться на ту сторону, в то место и то время, когда этой проблемы еще не было у вас… И вы можете вступить на этот мост и идти по нему… возможно, оживляя в памяти свои воспоминания, картинки прошлого… И вы можете делать это очень сознательно… но в то же время можно просто довериться своему бессознательному, в котором хранится так много знаний… И пусть оно пошлет вам какие-то воспоминания о том пространстве… в котором вы существовали когда-то, когда вашей проблемы еще не было… И тогда, ступая на этот мост, идя по нему в ту сторону, когда этой проблемы еще не было… вы сможете почти реально ощутить, как вы движетесь… увидеть, из чего сделан этот мост и как он устроен… И продолжая идти, разрешите себе одновременно погружаться в свои воспоминания, в свои ощущения, образы или чувства… Потому что вы очень свободны сейчас… И это время, и это пространство принадлежит только вам… И в конце концов вы сможете оказаться на той стороне, в том месте и в том времени, когда вашей проблемы действительно не было… И пусть ваше бессознательное вернет вам картины именно того места и времени, которые вы ищите там… внутри своей памяти… И у вас есть время для этого… И как важно, что вы можете использовать его… и побыть на той стороне… А может быть, даже увидеть себя со стороны… там на той стороне… И можно отчетливо вспомнить то, о чем казалось давно забыл… о своих возможностях жить иначе… чувствовать себя иначе: раскованно и свободно… И я хочу попросить вас прежде, чем вернуться обратно… оставить эту проблему где-то там, в прошлом… когда она еще только начиналась, и вы даже не подозревали об этом… Оставить ее на той стороне времени, на той стороне пространства… И есть очень много способов оставить ее… И важно найти свой собственный, наиболее подходящий способ расстаться с проблемой… И может быть, даже попрощаться с ней или уйти сразу, оставив ее там, где вы хотели бы ее оставить, оставив ее так, как вы хотели бы ее оставить… И тогда вы можете вернуться обратно старым путем, снова пройдя по уже виденному вами мосту… А возможно, это будет совсем другой мост, который создает ваше воображение… И вы сами выбираете, каким путем вам было бы удобнее возвратиться в свой сегодняшний день из этой картинки… И тогда вы можете идти быстро или медленно… так как это будет комфортно для вас… И по дороге обратно, возвращаясь в реальность сегодняшнего дня… вы можете очень отчетливо представить себе, что изменится в вашей жизни, когда этой проблемы не будет вовсе…. И если у вас есть некоторое ощущение незавершенности, а возможно, желание еще раз вернуться к работе над этой проблемой или тем, что от нее осталось… вам важно помнить о том… что достаточно устроиться удобно и вы снова сможете проделать этот путь…, ступая на этот мост или совсем другой… Мост, который приведет вас в прошлое, где вы сможете сделать что-то еще… и, в конце концов, окончательно расстаться с тем, что вам мешало… а затем вернуться обратно самым удобным и подходящим способом… так как вы это сделали сейчас, обретая чувство реальности…. И время снова будет течь, как обычно, и ваш мышечный тонус станет обычным… но все то полезное и важное, что произошло в ходе этого путешествия останется с вами".

Применение данной гипнотической техники позволяет, максимально сконцентрировав пациента на сексуальной проблеме, затем осуществить диссоциацию сознательных и бессознательных процессов с последующей возрастной регрессией при прохождении моста (метафорического пути в прошлое), что позволяет ему отчетливо вспомнить себя, лишенного каких-либо сексуальных комплексов; ориентирует на нахождение метафорического способа расставания с беспокоящей проблемой, который ярко визуализируется, активизируя бессознательные возможности ее разрешения в реальной жизни; обеспечивает при возвращении обратно «присоединение к будущему», т. е. моделирование пациентом в воображении удовлетворяющего образа самого себя; в случае необходимости создает установку на продолжение начатой работы в аутогипнозе.

Наряду с использованием в гипнозе метафорических образов, важная роль принадлежит суггестивному воздействию с помощью терапевтических метафор. В широком смысле, метафора — иносказание вообще или перенос по сходству, а в более узком смысле — обозначение предметов или явлений одного ряда с помощью свойств, характерных для предметов или явлений другого ряда. Терапевтическая метафора представляет собой новеллистический способ презентации психологических затруднений пациента и способов их разрешения. Она является особым видом вербального косвенного внушения и действует на нескольких уровнях. Буквальное (явное) значение метафоры обращено к сознанию пациента, в то время как второе, скрытое значение адресовано к его подсознанию, оказывая активирующее и реорганизующее влияние на бессознательные процессы (Ж. Беккио, Ш. Жюслен, 1998). В результате исследований установлено, что обработка сообщений метафорического типа происходит в правом (недоминантном) полушарии, которое в наибольшей степени связано с формированием невротических и психосоматических симптомов (Д. Миллс, Р. Кроули, 1996). Поэтому метафора идет к терапевтической цели по прямой, приводя в действие правополушарные процессы, активизируя неосознаваемые ассоциативные способности и ответные реакции, в результате чего возникает конечный продукт, который даруется сознанию в виде нового знания или поведенческой реакции (М. Эриксон, Э. Росси, 1976).

Согласно Л. Камерон-Бэндлер (1996), в общем виде правила построения эффективной терапевтической метафоры таковы: она должна быть изоморфной (подобной) проблеме пациента; метафора должна предлагать замещающий опыт; в ней должны содержаться примеры таких способов разрешения проблемы, которые пациент может обобщить и спроецировать на себя (найти подсказку, как можно справиться с собственными трудностями).

Такие, специально сконструированные терапевтические метафоры можно предлагать пациентам как без формальной трансовой индукции в ходе беседы с ними, так и использовать на гипнотических сеансах.

Несмотря на отсутствие в настоящее время научно обоснованной концепции терапевтического воздействия метафорических сообщений, целесообразность применения метафор в психотерапии неоднократно подтверждалась эмпирически (М. Эриксон, 1976, 1994; Д. Зейг, 1985; Д. Хейли, 1990, 1993; Д. Гордон, 1995 и др.). Метафоры, равно как и другие косвенные суггестии, позволяют успешно решать проблему сопротивления пациента психотерапевтическому воздействию. Метафорический рассказ о ком-то или о чем-то другом в принципе неспособен вызвать сопротивление. В то же время, если события метафоры чем-то напоминают личные проблемы человека, он подсознательно начинает «примерять» на себя рассказ, содержащий то или иное их решение. Если это решение подходит пациенту, он примет его как свое собственное, а не навязанное извне.

Например, при нарушении эрекции по механизмам тревожного ожидания неудачи в сексуальной связи с новой партнершей в трансе пациенту (особенно, если он водитель со стажем) может быть предложена следующая метафора: «Вы хорошо можете припомнить, как когда-то учились водить машину, как впервые сели за руль, постепенно обретая необходимые навыки и автоматизмы. С течением времени вы очень хорошо освоили свой автомобиль, все особенности его управления и тогда поездки на нем стали доставлять все большее удовольствие. Потому что вы легко и свободно вели машину, наслаждаясь самим процессом езды не ней… Но в какой-то момент ваш старый автомобиль перестал вас устраивать. Может быть, вам слишком часто приходилось чинить его или расход топлива был слишком велик. И это неважно… Потому что в один прекрасный момент вы решились купить другой автомобиль, более красивый, более мощный. Но когда вы впервые сели на место водителя этой более современной машины, вы почувствовали некоторую растерянность. Другая приборная доска, иное переключение скоростей и еще масса разных нюансов, которые призваны сделать поездку в этом автомобиле более комфортной… Но их надо изучить, к ним нужно привыкнуть и приспособиться. И это несложно сделать, ведь каждый автомобилист знает, что навыки вождения сохраняются очень долго, даже если некоторое время вообще не водил машину. И важно просто сесть за руль, просто разобраться в некоторых отличиях в управлении данным автомобилем, а затем тронуться в путь, потому что тело очень хорошо сохраняет все автоматизмы, связанные с вождением… И важно просто поверить в себя и свои возможности сделать это. И тогда, очень быстро, езда на новом автомобиле станет чрезвычайно приятным занятием. Когда можно прибавить газу или замедлить скорость, остановиться, чтобы затем снова двинуться в путь, наслаждаясь этим упоительным ощущением полного единения с этой прекрасной и очень надежной машиной…».

Здесь врач в метафорической форме сообщает, а фактически косвенно суггестирует, что прежние навыки сексуального взаимодействия не исчезли в никуда и пациенту нужно просто поверить в себя, свои силы, а также адаптироваться к новой партнерше, чтобы обрести сексуальную гармонию в общении с ней.

Следующая метафора адресована проблеме преждевременной эякуляции, обусловленной тревожным ее ожиданием и чрезмерным беспокойством мужчины по поводу качества полового акта, возможных упреков со стороны женщины: «Когда сильно проголодался, может возникнуть желание поесть в ресторане. И тогда, устроившись удобно за столиком, можно сделать заказ, выбрав из меню свои любимые блюда. И, находясь в предвкушении обильной и вкусной трапезы, волноваться, когда же, наконец, официант принесет заказ или даже переживать и сомневаться, хватит ли денег на его оплату. Но когда стол накрыт, расставленные не нем блюда выглядят столь заманчиво, что вызывают желание буквально наброситься на пищу, быстро поглащая ее, чтобы мгновенно наполнить желудок и утолить чувство голода… Но при этом, напротив, лишить себя возможности насладиться едой по-настоящему, ощутить ее тонкий аромат и нежный вкус… Но лучше поступить иначе. Ведь даже если человек голоден, можно позволить себе есть не торопясь, тщатально пережевывая, смакуя каждый кусочек пищи, на все лады ощущая изумительные вкусовые качества любимого блюда… Как это здорово — вкушать пищу спокойно и размеренно, время от времени приостанавливаясь, чтобы с еще большим удовольствием продолжать далее… до полного удовлетворения от этой неторопливой и очень приятной трапезы».

Данная метафора проводит подсознательно улавливаемую параллель между неспешной едой, позволяющей в полной мере насладиться ее вкусом, и половой близостью, которая происходит без спешки и тревожной суеты. Для пациента в гипнотическом состоянии — это суггестивное обращение к его бессознательным возможностям прервать прежний, дисфункциональный поведенческий паттерн.

 Могут использоваться многоуровневые метафорические сообщения, адресованные некоторым профессиональным навыкам пациентов. Де Шазе (1980) описывает гипнотерапию нескольких мужчин, страдающих нарушениями эрекции. Одному из них, архитектору по профессии, в трансе словесно изобразили высокое здание, которое имеет солидный фундамент. В описании особое внимание было уделено мощному основанию этого  высотного прочного здания циллиндрической формы, где в полной исправности водо-канализационная система и электрическая проводка. Другому пациенту, отставному военному, в гипнозе была дана простая директива: «Хотя Вы и ушли из армии, господин К., Вам следует время от времени становиться по стойке «смирно»». Де Шазе отмечает быстрое восстановление эрекционной функции у этих мужчин. Вместе с тем, подобные приёмы оказались неэффективными в лечении пациентов, у которых проблемы с эрекцией вытекали из супружеских конфликтов и требовали иных психотерапевтических вмешательств.

 Практика показывает, что метафорические послания в гипнозе, равно как и другие варианты косвенных суггестий, особенно эффективны при сочетании трансовых техник и различных сексотерапевтических (бихевиоральных) приемов. Так например, в случае преждевременной эякуляции психогенного генеза может быть применена техника сжатия (У.Мастерс и В.Джонсон, 1970), которая позволяет мужчине усилить произвольный контроль над эякуляцией. Её суть состоит в том, что в интимной ситуации партнёрша пациента мануально стимулирует половой член, а при приближении эякуляции на 3-4 секунды сдавливает его головку. При этом женщина кладёт свой большой палец на уздечку полового члена, а указательный и средний пальцы с противоположной стороны у венечной борозды (чуть ниже головки). Сдавление, произведённое своевременно и с достаточной интенсивностью, подавляет эякуляторный рефлекс, одновременно несколько снижая эрекцию. Через 20 — 30 секунд стимуляцию возобновляют до нового всплеска возбуждения, которое тормозится в предоргастической фазе при помощи очередного сжатия головки. Процедура выполняется не менее 4-5 раз, после чего мужчина может эякулировать экстравагинально либо в ходе последующего коитуса. «Техника сжатия» создаёт условия для разрыва условно-рефлекторной связи между началом копулятивных фрикций и резко возникающим, неконтролируемым позывом к эякуляции. Эффект, в виде удлинения коитуса, чаще достигается за период от 2 до 6 недель регулярного (3-5 раз в неделю) использования данной техники.

С аналогичной целью могут применяться некоторые приемы, известные из древнеиндийских источников. Например, неоднократное сжатие мускулатуры анального сфинктера, сопровождающееся втягиванием заднего прохода, которое может сочетаться с одновременным выполнением нескольких круговых движений глазных яблок, совершаемых мужчиной во время фрикций при высоком уровне полового возбуждения либо энергичное надавливание пальца женщины ему на «особую точку» на промежности (посередине между гениталиями и анусом) при приближения эякуляции (N. Duglas, Р. Slinger, 1979). Использование этих приёмов, описанных в тантрических текстах, также может способствовать пролонгации (удлинению) полового акта.

В работе с пациентами, которые испытывают сильный страх потерпеть неудачу при половом акте, весьма перспективна гипнотическая идеомоторная техника левитации руки (L. Wolberg, 1948; M. Erickson, 1961). Кратко перечислим основные технически моменты для ее успешного выполнения: 1) Зафиксировать внимание пациента на собственных телесных ощущениях, суггестируя постепенное усиление их комфортности; 2) перевести его внимание на руки, предложив максимально сосредоточиться на них; 3) усилить ощущения в руках за счет концентрации внимания пациента на том, как по-разному лежат они на бедрах, как чувствуют они соприкосновение с тканью одежды, давление ремешка от часов на запястье левой руки или обручального кольца на безымянном пальце правой руки; 4) связать движения грудной клетки пациента при дыхании с легкими, едва заметными движениями рук, которые на вдохе слегка приподнимаются, а на выдохе опускаются; 5) обозначить возможность для одной из рук чувствовать это особенно отчетливо, связав её с желанием почувствовать эту руку особенно свободно и легко, высвободить ее из поз сознательного контроля, предоставив возможность управлять рукой бессознательному (диссоциация); 6) усилить нарастающее ощущение легкости и невесомости в руке, вводя соответствующие образы ее движения (к запястью на тонкой ниточке привязана гроздь воздушных шариков, наполненных гелием, которые устремляясь вверх подталкивают руку за собой и т. п.); 7) отслеживать любые микродвижения, возникающие в пальцах или малейшие движения нити и предплечья вверх, комментируя их и усиливая с помощью суггестии «почувствовать в полной мере эту удивительную легкость, которая позволяет теряющей вес руке продолжить свободное и естественное движение кверху»; 8) подтвердить, что бессознательное пациента способно быстро или медленно поднимать руку на наиболее удобную высоту, одновременно погружая его на ту глубину, где он может проделать важную и нужную работу для себя, решить некую проблему; 9) осуществить собственно терапевтическое внушение, направленное на успешное разрешение сексуальных затруднений пациента, с последующей его реориентацией и выведением из транса по мере того, как рука снова постепенно опустится вниз.

Считается, что левитирующая рука — хороший индикатор той глубины трансового погружения, которая позволяет осуществить любые терапевтические интервенции. Причем собственно левитация руки является прекрасной телесной метафорой возникающей эрекции: «Как интересно узнавать, что рука может стать настолько свободной, что начинает двигаться вверх сама по себе, так легко и естественно… И может быть, это похоже на движение кверху другой части вашего тела, которая вновь обретает важную способность каждый раз, когда возникает желание, сделать это… ощущать в себе силу и особенную легкость на подъем».

Таким образом, гипнотические индукции с использованием разнообразных косвенных внушений, включая терапевтические метафоры, приводят к редукции тревоги перед возможной неудачей, способствуют ассоциированному восприятию пациентом полового контакта и оптимизируют сексуальные реакции на всех его фазах.

У пациентов с высоким самоконтролем и скептиков с негативной установкой на проведение гипноза суггестивное воздействие, направленное на устранение страха перед половой близостью, может быть осуществлено во время сеансов наркопсихотерапии с использованием закиси азота.

Многие современные психотерапевтические стратегии, основанные на депотенциализации сознательных процессов, косвенной суггестии и визуализации, могут быть применены на фоне действия закиси азота (Доморацкий В.А.,1999). При этом необходимо учитывать стадийность развития наркотического эффекта. Выделяют четыре последовательные стадии:

I — эйфория (сопровождается общим расслаблением, чувством легкости, эмоциональным подъемом, приятной эйфорией, облегчением способности к визуализации, ускорением ассоциативных процессов и повышением внушаемости);

II сонливость (напоминает процесс засыпания и сопровождается чувством отрешенности и душевного покоя, спонтанным наплывом мыслей, образов, на которых трудно сосредоточиться, иногда возникают легкие парестезии, внушаемость повышена);

III — легкая анестезия (сопровождается дремотным состоянием, возможно искажение чувства собственного тела, снижены болевая чувствительность и самоконтроль, сохраняется повышенная внушаемость);

IV — оглушенность (сознание сужено, возможна дезориентировка, могут возникать галлюцинаторные переживания, поддержание раппорта затруднено или невозможно).

Во время сеанса подача газовой смеси и регуляция соотношения кислорода и закиси азота осуществляется с помощью наркозного аппарата любого типа. Концентрация закиси азота может варьировать в пределах 25-75%, что зависит от индивидуальной чувствительности пациента и необходимости достижения той или иной наркотической стадии.

Большинство терапевтических интервенций связанных с управляемой визуализацией, использованием метафор и других косвенных внушений осуществляется на стадии эйфории с переходом в сонливость (I-II ст.) Средняя продолжительность процедуры составляет 10-15 минут. Общее количество сеансов от 1-2 до 6-8.

Перечислим некоторые из психотерапевтических методик, которые используются на фоне наркотического действия закиси азота. Это приемы, связанные с формированием у пациента «образа достижения» (ресурсного и весьма притягательного); создание в воображении метафорических визуальных образов сексуальной проблемы или отдельных симптомов половой дисфункции с последующей активной трансформацией этих образов; использование различных вставленных внушений, неспецифических метафор изменений, специально сконструированных терапевтических метафор, контекстуально соответствующих проблеме пациента и содержащих намек на возможные пути ее решения; диссоциация от ситуации фиаско с последующим моделированием в сфере воображения оптимальных вариантов собственного сексуального поведения и закрепления их в форме своеобразных постнаркотических суггестий.

В некоторых случаях при сохранении зафиксированных дисфункциональных сексуальных реакций (после тщательной проработки лежащих в их основе психологических проблем) можно использовать короткие, прямые суггестии, направленные на ликвидацию симптома и формирование его позитивной альтернативы. Такие внушения осуществляются в III и даже в IV стадии развития наркотического эффекта, а после сеанса, как правило, возникает частичная амнезия.

Таким образом, наркопсихотерапия при адекватном и умелом использовании позволяет в ряде сучаев облегчить и ускорить решение конкретных терапевтических задач, связанных с коррекцией дезадаптивного сексуального поведения мужчин и устранения у них страха перед половой близостью.

В качестве домашнего задания для пациентов с тревожным ожиданием сексуальной неудачи дополнительно применяется методика мысленной тренировки (А. Лазарус, 1977, 2000). Она заключается в том, что мужчина, находящийся в расслабленном состоянии, в воображении представляет себя участвующим в страстных сексуальных сценах, где он обнаруживает полноценную эрекцию и добивается успеха в половом акте. Причем, по Лазарусу, мысленной тренировкой потенции мужчине необходимо заниматься при отсутствии у него сильного полового возбуждения, так как фантазии, связанные с мастурбацией, не способствуют улучшению качества эрекции при реальном сексуальном контакте. Конечной целью таких неоднократных мысленных репетиций является способность пациента без малейшего внутреннего напряжения представлять себе благоприятный исход воображаемой интимной близости, что, в свою очередь, приводит к угасанию прежних страхов и облегчает восстановление нормальных генитальных реакций при коитусе.

 

Психотерапевтическая работа с неадекватными убеждениями

и интрапсихическими конфликтами

 

Важно учитывать, что сфера сексуальности насыщена у человека когнитивными конструктами, которые в немалой степени влияют на его ожидания, убеждения и установки в отношении интимной жизни. Нередко сексуальные проблемы возникают или приобретают остроту в результате недостаточной либо искаженной информации. Поэтому разъяснение и сообщение пациентам адеватных сведений о различных сторонах психологии и физиологии половой жизни, а нередко и технических нюансах интимного взаимодействия — важная составная часть психотерапевтического процесса. При необходимости используются специальные приемы когнитивной терапии, направленные на выработку более реалистичных ожиданий и установок в сфере сексуальных отношений. Причем высокоинтеллектуальные пациенты — не самые подходящие кандидаты для когнитивной психотерапии, поскольку они оказывают самое сильное сопротивление попыткам изменить их привычные схемы мышления. Более открыты когнитивному подходу пациенты, которые мало размышляют о своих чувствах и поведении, а также в случае расстройств, затрагивающих лишь отдельные аспекты их жизни (неуверенность в определенных ситуациях, в частности, при интимных встречах, трудности общения и ограниченные фобии). В рамках интегративного подхода элементы когнитивной терапии используются для того, чтобы установить рациональные причинноследственные связи и нейтрализовать дисфункциональные схемы мышления пациента, что способствует выработке у него более адаптивных образцов сексуального поведения. Для этой цели применяются следующие когнитивные техники: обнаружения автоматических мыслей, когнитивных ошибок и искажений, а также эмпирическая проверка реалистичности (А. Бек,1990).

Автоматические мысли отличаются тем, что возникают очень быстро, не являясь плодом размышлений, и часто не замечаются пациентом. Они существуют в вербальной форме или в виде образов и картинок, а их появление предшествует возникновению негативных эмоций, неприятных ощущений или подавлению активности определенных функциональных систем организма человека (например, функциональной системы, обеспечивающей копуляцию). В когнитивной терапии коррекция автоматических мыслей осуществляется в четыре этапа:

1. Распознавание автоматических мыслей, для чего пациенту предлагают представить сексуальную неудачу и вспомнить, какие мысли обычно приходят при этом.

2. Вербализация. Пациент должен произнести эти мысли вслух, от первого лица и, по возможности, в утрированно преувеличенной форме: «У меня опять ничего не получается с женщиной — пора уходить в монастырь».

3. Анализ. Вместе с пациентом анализируются причины возникновения и негативные последствия подобных установок. Соответствует ли констатация неудачи реальным фактам? Что конкретно утвердило пациента во мнении о своей сексуальной несостоятельности? Соответствует ли этот вывод действительности? Не является ли он односторонним и нелогичным? (Например,учитывая сохранные спонтанные утренние эрекции, эрекции при мастурбации и в обстановке, исключающей интимную близость). К каким возможным негативным последствиям ведут эти "самореализующиеся пророчества" новых сексуальных неудач? Что произойдет если и в дальнейшем все останется по-прежнему?

4. Изменения. Уже первые три этапа создают предпосылки для более реалистичной оценки пациентом своих сексуальных проблем, могут вести к изменениям установки. Дополнительно врач указывает пациенту на те его качества, опыт, предшествующие события, которые несовместимы с его негативной установкой. Если в истории жизни пациента удается найти убедительные факты, которые говорят об обратном (случаи весьма успешной половой близости, полноценные эрекции при просмотре эротического фильма или поверхностных ласках с партнершей), то существующая установка в силу потребности в согласованности убеждений и личного опыта начинает осознаваться как неадекватная, подлежащая исправлению. Полезно продемонстрировать пациенту ошибочный характер автоматических мыслей, этих молниеносных негативных интерпретаций ситуации, прослеживая шаг за шагом все их возможные последствия, которые способны довести его личную жизнь до полного абсурда.

Обнаружение когнитивных ошибок строится на выявлении умозаключений пациента, которые основаны на предубеждениях и ложных выводах. Перечислим наиболее типичные когнитивные ошибки:

1) сверхобобщение — использование единичных негативных фактов для построения общей пессимистичной картины развития аналогичных событий в будещем: «У меня были уже два срыва, поэтому и дальше ничего хорошего от интимных отношений ждать не приходится»;

2) дихотомическое мышление, осуществляемое по принципу «все или нечего», что проявляется тенденцией видеть мир «черно-белым», не замечая полутонов: «Или я буду всегда соответствовать самым высоким стандартам в сексе, или вообще не стоит вступать в половые контакты»;

3) преувеличение и преуменьшение — поляризованная оценка событий и навыков: «Чтобы удовлетворить мою супругу, я должен ежедневно проводить с ней половые акты »;

4) выборочное абстрагирование — фокусировка на деталях, вырванных из общего контекста: «Последние две недели я потерял всякий интерес к половой жизни», — говорит мужчина, фирма которого более месяца подряд подвергалась интенсивным проверкам контролирующих органов;

5) произвольная интерпретация — процесс, в ходе которого делаются выводы, не подкрепленные фактами или противоречащие им: «Женщины избегают меня, потому что догадываются о моей половой слабости»;

6) утопические ожидания — нереалистичные представления о себе или других: «Если бы я встретил идеальную женщину, то смог бы совершать с ней половые акты сколь угодно долго»;

7) персонализация — тенденция связывать внешние события, особенно негативные, с собой, даже когда для этого нет оснований: «Стоит уединиться с женщиной — обязательно кто-нибудь помешает»;

8) противопоставление недостатков достоинствам — тенденция в любом положительном переживании всегда находить отрицательные моменты. Это мышление по схеме: «Да, но…». Например: «Сегодня мне, наконец, удалось совершить половой акт, но эрекция была неполной, да и продолжительность маловата»;

9) нормативное мышление — убежденность субъекта в том, что все происходящее должно строго соответствовать установленным нормам и правилам: «В моем возрасте следует вступать в половые контакты 2-3 раза в неделю».

Коррекция выявляемых когнитивных ошибок проводится через вопросы, обнажающие суть недостаточно продуманных, порой алогичных и умозрительных интеллектуальных построений индивида. Это способствует более адекватному восприятию себя и имеющихся проблем в интимной жизни, дает понятную рациональную основу для определения возможных путей их решения.

Еще один прием когнитивной терапии эмпирическая проверка реалистичности. Его суть состоит в том, чтобы представить умозаключения пациента в виде проверяемых гипотез, что делает его мышление более объективным и реалистичным. Например, если одинокий пациент утверждает, что все женщины избегают знакомства с ним, совместно с врачом формулируется следующая гипотеза: «Если я попытаюсь подойти и заговорить с понравившейся женщиной, она обязательно проигнорирует меня». Далее в форме домашнего задания мужчине предлагается в выходной день прогуляться по городу, чтобы на практике подтвердить гипотезу о полном отсутствии к нему интереса со стороны противоположного пола. Он должен заговорить не менее чем с пятью женщинами и попытаться познакомиться с ними. На следующем сеансе пациент обсуждает с врачом результаты проделанного задания. Как правило, реальность опровергает представления мужчины, основанные на единичном негативном опыте. А в ряде случаев, к его большому удивлению, женщины проявляют интерес к продолжению неожиданного знакомства. Это заставляет пациента серьезно усомниться в истинности его прежних убеждений и позволяет с более конструктивных позиций строить дальнейшие отношения с понравившейся женщиной.

Далеко не все личностные особенности, искажающие восприятие пациентом окружающей реальности и себя самого, могут быть успешно скорригированы на рациональном уровне. Наличие глубинных личностных проблем и интрапсихических конфликтов требуют их тщательного анализа и выяснения бессознательных мотивов сексуальных затруднений. Здесь могут использоваться различные психодинамические подходы и гипноанализ. Выявление серьезных внутренних противоречий предполагает работу с полярными частями личности (в модели гештальт-терапии, эриксоновского гипноза или НЛП).

 Основной задачей техники полярностей является интеграция конфликтующих частей. В частности, сексуальные проблемы, порождаемые тревожным ожиданием очередной неудачи, могут быть представлены таким образом, что становится возможным проработать их более глубинные, личностные аспекты в технике работы с полярностями. Для этого мы условно рассматриваем крайне дискомфортное для мужчины противоречие между страстным желанием близости с партнершей и сильными тревожными опасениями неудачи при коитусе с ней как внешнее проявление метафорического внутреннего конфликта различных частей личности. При работе с полярностями в технике эриксоновского гипноза пациенту предлагают как-то обозначить эти полярные части личности, назвать их. Например, он выделяет опасающуюся часть, которая боится сексуального срыва, и желающую часть, которая стремится к половому контакту. Далее его просят представить, что эти части размещаются по разным рукам, причем надо дать возможность пациенту самому выбрать, какая рука будет представлять ту или иную часть, а фактически разнопропорциональный негативный и позитивный опыт интимных отношений с партнершей. Пациент приподнимает перед собой согнутые в локтях и прижатые к туловищу руки, обращенные ладонями друг к другу, удерживая их на весу. Используются техники быстрой индукции транса, чтобы руки не устали раньше, чем войдут в каталепсию. В ходе трансового погружения пациента врач неоднократно подчеркивает: «Сейчас вы передаете рукам возможность узнать и понять что-то важное о себе и о тех частях, опасающейся и желающей, которые представлены на правой и на левой руке… И благодаря различиям в ощущениях или движениях рук вы можете начать осознавать, что означают эти различные части, посылающие столь противоречивые сигналы… И можно даже обратиться к одной из них или обеим с каким-то важным вопросом и понять ответ по изменению характера ощущений в той руке, которая представляет эту часть, или тем движениям, которые она совершает. А возможно, он будет получен в виде образов или внезапно возникшей мысли… Какая-то подсказка, что можно изменить в отношениях этих частей, или даже позволить им договориться между собой… И когда руки двинутся навстречу друг другу, это может свидетельствовать о происходящем контакте частей, обмене информацией… И может быть благодаря этому вы обретаете новые знания, новое понимание имеющихся проблем… И если руки сойдутся, части скажут друг другу "да", и это может означать начало реальных изменений в вашей личной жизни». Каталептическое бессознательное схождение рук в символической форме обозначает некий консенсус, достигнутый между конфликтующими частями личности.

В эриксоновском гипнозе возможен и иной, еще менее директивный вариант работы с полярностями, который не носит завершенного характера, а скорее является разновидностью техник гипноанализа. В этом случае врач, отслеживая малейшие движения рук, комментирует их через вопросы, активизирующие подсознательные процессы: « И что означает там, на уровне бессознательного, когда ваша рука так осторожно движется, и то направление, которое она выбирает?.. О чем говорит ваша правая рука, которая медленно, как бы нехотя, опускается на бедро?..» Или «разрешите рукам говорить, используя свой особый язык, понятный бессознательному… И потому, что руки обретают сейчас возможность говорить от имени представленных на них частей, вы можете почувствовать, понять истоки своих проблем, а может быть, искать и находить, сейчас или потом, оптимальные пути их решения». При этом врач избегает каких-либо собственных интерпретаций движений рук пациента, лишь констатируя сам факт таковых, и серией достаточно неопределенных вопросов, побуждает его к интенсивной внутренней работе, направленной на поиск новых знаний и новых возможностей решения своих сексуальных проблем. Этой же цели может послужить гештальттерапевтическая техника двух стульев (F. Perls ,1951), позволяющая получить доступы к тем частям своего Я, которые ранее не были интегрированы в целостную индивидуальность. Техники телесно-ориентированной терапии также дают возможность эффективно работать с отвергаемыми частями собственного Я, способствуя гармонизации личности (А. Лоуэн, 1997, 1998).

Ряд экзистенциально-ориентированных авторов указывают на то, что столкновение человека с экзистенциальными данностями своего существования (смерть, свобода, одиночество, бессмысленность) вызывает сильную тревогу, которая может смещаться и символизироваться проблемами сексуальности (И. Ялом ,1997,1999; Р. Мей, 1998 и др.). Опыт показывает, что в ряде случаев осознание пациентом некоторых очевидных фактов собственного бытия и глубинных страхов способствует смягчению его тревоги перед возможной сексуальной несостоятельностью, что позволяет гораздо успешнее работать с симптомами сексуальной дисфункции и непосредственно связанной с ними, более поверхностной психологической проблематикой (В. А. Доморацкий, 2000). Глубинный страх смерти, актуализирующийся при столкновении индивида с фактом смерти близких людей или знакомых, нередко приводит к попыткам смягчить его путем активизации половой жизни, гипертрофированного отношения к ней. Сексуальная активность позволяет выстроить мощный бастион отрицающей защиты неизбежной старости и угасания витальных функций (И. Ялом, 1999). Секс-символ жизнеутверждающего начала, потенциально он позволяет продлить себя в своем потомстве. Одновременно сексуальный контакт — проявление максимальной жизненной активности индивида. Поэтому за фасадом конкретного страха перед импотенцией у мужчин нередко можно обнаружить глубинную тревогу перед конечностью бытия.

Сексуальная поглощенность и компульсивность некоторых людей может быть понята через призму экзистенциальной тревоги смерти, от которой они защищаются чередой беспорядочных сексуальных контактов (И. Ялом, 1999). Психотерапевтическая работа над осознанием смерти может катализировать процесс личностных изменений и помогает легче достичь изменений на поведенческом уровне, в том числе и в сфере сексуального функционирования. Для этой цели используются различные упражнения с последующим обсуждением. Например, пациенту предлагают начертить отрезок, один конец которого его рождение, а другой — смерть. Просят поставить крестик, где он находится сейчас, и поразмышлять над этим в течение пяти минут. Или проводят «шоковую терапию», по сути десенсибилизируя пациента к факту собственной смерти. Ему предоставляется возможность написать на себя некролог. Затем представить свою смерть и последующие похороны с подробным описанием своих фантазий. В некоторых случаях конфронтация со смертью приводит к переопределению жизненных приоритетов, что сопровождается всплеском подавленного сексуального влечения и активизицией половых контактов.

Осознание ответственности (свободы) для многих людей также является источником тревоги. По словам Ж. П. Сартра, «быть ответственным — означает быть автором своего жизненного замысла». Избегание ответственности происходит через создание субъективного мира, в котором нет переживания свободы, а есть лишь существование под властью некой «неодолимой силы». Индивид, охваченный непреодолимой, завораживающей силой сексуального желания, часто снимает с себя ответственность за возможные негативные последствия его реализации как для себя, так и для других людей. «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо», — этой фразой конкретная личная ответственность за свои поступки иногда подменяется их абстрактной биологической детерминированностью. С другой стороны, избегание ответственности в глубинном, экзистенциальном смысле может привести к ее гипертрофии на локальном, поведенческом уровне и, в частности, чрезмерно ответственному и от того пропитанному тревогой перед возможной неудачей отношению к выполнению определенных сексуальных действий, которые утрачивают свою спонтанность и естественность, нередко вызывая дезавтоматизацию генитальных реакций мужчины. Кроме того, принятие на себя роли «исполнителя супружеского долга», позволяет без излишних хлопот и тревог следовать привычным жизненным путем, избегая столкновения с проблемой личного выбора и необходимостью принимать ответственные решения по радикальному изменению отношений в браке, которые во многих аспектах совершенно не удовлетворяют, но приносят иллюзию устойчивой стабильности и предсказуемости. Поскольку пациенты обычно более или менее осознанно сопротивляются принятию реальной ответственности за свои жизненные затруднения (в том числе и сексуальные), пытаются переложить их на других людей, важно заставить их осознать, каким образом они сами создают проблемы в межличностных отношениях. Наиболее подходящий приём для этого — концентрация «на здесь и теперь». Пациенты склонны воспроизводить в терапевтической ситуации (особенно в ходе групповой психотерапии) те же поведенческие паттерны, что и в реальной жизни. Поэтому концентрация на том, что происходит непосредственно во время психотерапевтической сессии, позволяет врачу прямо указать на неадекватные способы реагирования на других людей, а также помочь пациенту найти им более конструктивную замену.

Столкновение человека с экзистенциальной изоляцией (одиночеством, обусловленным непреодолимым разрывом между субъектом и другими людьми) вызывает тревогу, которую он пытается рассеять через межличностные контакты. Сексуальные отношения в браке или стабильном партнерстве, создавая иллюзию слияния с близким человеком, в наибольшей степени позволяют избежать пугающего осознания одиночества в этом мире. При этом могут возникать невротические отношения созависимости, когда любое отдаление партнера вызывает сильную тревогу одиночества. В этом случае даже незначительные проблемы в интимной жизни актуализируют страхи индивида оказаться покинутым, никому не нужным, абсолютно одиноким, что, в свою очередь, влечет за собой нарастание у него сексуальных затруднений.

Другим способом преодолеть чувство изоляции являются беспорядочные половые связи, в которых люди используют друг друга как средство борьбы со своим одиночеством. Бесконечная череда сексуальных контактов служит для них лучшим подтверждением, что в этой жизни они не одиноки. Психотерапевтическая работа с экзистенциальной изоляцией заключается в развенчивании попыток иллюзорных решений пациентом этой до конца неразрешимой проблемы, а также в повышении его способности к продуктивным отношениям с другими людьми.

Отсутствие самоочевидного смысла жизни — еще одна экзистенциальная проблема, с которой так или иначе сталкивается любой человек. Для многих людей вполне удовлетворяющим объяснением их жизненной позиции является стремление к удовольствию как самоцель. Такой гедонистический подход легко может быть реализован через поглощенность сексуальными отношениями, поскольку они позволяют регулярно испытывать чувственное наслаждение. Некоторые мужчины заполняют все свободное время фантазиями на тему секса и поисками все новых сексуальных объектов. Однако в полном согласии с В. Франклом (1990), «чем больше человек намеренно ищет удовлетворение, тем больше оно ускользает от него». Так, нарушается эрекция у мужчины, который всячески стремится побыстрее возбудиться, пытаясь сознательно усиливать непроизвольные механизмы, обеспечивающие его генитальные реакции.

По мнению И. Ялома (1999), «человек ищет смысл и уверенность в мире, не имеющем ни того, ни другого… Эффективный психотерапевт должен помочь пациенту отвернуться от вопроса: "Зачем я живу?" Ибо поиск смысла, как и поиск счастья, возможен только косвенным путем… Нужно переориентировать человека на вовлеченность в жизнь… Вовлеченность — самое эффективное терапевтическое средство: обрести дом, заботиться о других, искать, творить, любить — все это обогащает и является мощным противовесом дисфории бессмысленности».

Очевидно, что в рамках рассматриваемого интегративного подхода фокусировка на экзистенциальных проблемах пациента осуществляется лишь по мере необходимости, а психотерапевтическая проработка ограничивается отдельными их аспектами. Вместе с тем даже краткое, на протяжении нескольких сессий, обращение к базисным проблемам человеческого существования может уменьшить у пациентов проявления глубинной тревоги, способствуя более адекватному отношению к собственной сексуальности и, создавая предпосылки, для эффективной терапии половых дисфункций.

 

Психотерапия нарушений

межличностностных отношений

и сексуального взаимодействия в паре

 

Половая функция человека адекватно реализуется в процессе тесного взаимодействия с другим человеком. Поэтому любые нарушения партнерских отношений могут негативно влиять на сексуальное функционирование индивида. Проблемы межличностного взаимодействия с партнером могут быть успешно решены с помощью приемов и техник семейной и супружеской психотерапии. Фокус применения данных психотехник направлен на улучшение взаимной психологической и сексуальной адаптации супружеской пары. Для выполнения этой задачи важно определить основные поведенческие паттерны, приводящие к усилению негативных тенденций во взаимоотношениях супругов и помочь им выработать и закрепить на практике более продуктивные формы общения друг с другом; повысить уровень коммуникации партнеров, что способствует их переходу от конфронтации к сотрудничеству, а также росту взаимопонимания и доверия, открытости в выражении собственных чувств и желаний по отношению друг к другу. Осуществляемая параллельно с индивидуальной психотерапией мужчины, страдающего половой дисфункцией, работа с парой создает очевидные предпосылки для более гармоничного сексуального взаимодействия партнеров.

Если супруги находятся в конфликте, они мало и непродуктивно общаются друг с другом. Видоизменить характер коммуникаций в паре помогает техника незаконченных предложений в модификации А .В. Черникова (1998, 2001). Супругов просят расположиться напротив друг друга и поочередно заканчивать следующий ряд незавершенных предложений: 1) Мне нравится, что ты… 2) Я расстраиваюсь, когда… 3) Я злюсь, когда… 4) Я благодарен тебе за то…. 5) Мы могли бы по-другому…

Эмпирическим путем было выявлено, что оптимальным в такой работе является завершение пяти предложений. Оба супруга должны пройтись по этому списку 34 раза, что занимает 1520 минут и, как правило, не встречает сильного сопротивления. Они получают возможность наглядно убедиться, как легко проявлять негативные чувства по отношению друг к другу и как непросто начать открыто признавать достоинства партнера по браку. Техника стимулирует диалог между супругами, структурируя их общение и делая его более безопасным (формулировки в виде Я-высказываний, сбалансированность в выражении негативных и позитивных чувств, обозначение направления желаемых изменений). Озвучивание позитивных характеристик особенно важно в ситуации супружеского конфликта, когда партнеры обмениваются в основном негативными подкреплениями, провоцируя нарастание ссоры. Прием позволяет обеспечить равный вклад в разговор, сдерживая многословного и поощряя молчаливого супруга. Помимо изменения процессуальных характеристик общения, данная техника позволяет исследовать основное содержание взаимных претензий.

Известно, что хорошие отношения между людьми во многом зависят от того, насколько точно они воспринимают информацию, передаваемую друг другу. Многочисленные недоразумения между партнерами могут возникать из за того, что они невнимательны к высказываниям друг друга. Вместо того чтобы осмыслить суть сказанного, постараться максимально точно понять собеседника, супруги очень быстро начинают делать свои собственные, нередко ошибочные заключения, принимая их за истину в последней инстанции. Важно разъяснить паре, что полноценное слушанье предполагает соблюдение ряда условий (цит. по В. Сатир, 1997):

  1. Слушающий полностью сосредоточен на говорящем.
  2. Слушающий отказывается от любых предубеждений в отношении к говорящему.

 3.Слушающий никогда не пользуется чужими и предвзятыми оценками.

4.Слушающий абсолютно свободен от какого бы то ни было смущения и может задавать любые вопросы.

 5.Слушающий показывает говорящему, что тот услышан и смысл сказанного понят.

В тех случаях, когда соблюдение вышеперечисленных условий по каким либо причинам невозможно, правильнее перестать притворяться и честно сказать: «Извини, но мне сейчас не до тебя. Я не могу сосредоточиться на том, что ты мне говоришь. Давай вернемся к этому разговору чуть позже».

Чтобы обучить клиентов подлинному слушанью вместо домысливания слов собеседника, В. Сатир предложила технику трех положительных ответов.

Паре предлагается сесть лицом к лицу. Один из партнеров произносит какое то утверждение, которое представляется ему верным. Например: «Мне кажется, здесь жарко», «я чувствую себя одиноко», «ты мне не доверяешь» и т. п. Тот кто слушает должен выразить свою реакцию на высказывание партнера фразой, начинающейся словами: «Ты имеешь в виду, что…», и дальше в вопросительной форме передать как он понял содержание данного утверждения. Цель слушающего — трижды добиться положительного ответа. Это будет означать, что в конце концов он правильно уловил смысл высказывания говорящего. Если задающий вопросы, неверно интерпретируя фразу произнесенную партнером, так и не сможет получить три утвердительных ответа, говорящий должен объяснить ему, какой именно смысл он вложил в те или иные слова. Партнеры несколько раз поочередно меняются ролями, стараясь через уточняющие вопросы, как можно лучше понять друг друга. При повторных выполнениях данного задания в паре постепенно растет понимание того, что люди могут вкладывать в одни и те же слова совершенно разный смысл. Осознание этих разных смыслов и означает, что собеседники начинают понимат друг друга. В свою очередь улучшение коммуникации между партнерами способствует возрастанию доверия и взаимной симпатии.

В конфликтных ситуациях люди склонны злоупотреблять оценочными суждениями, «навешивая ярлыки» на своих ближних. Обоюдные негативные оценки приводят к усилению конфронтации в паре. Если партнеры избегают оценок и ограничиваются только описанием своих чувств — они общаются открыто, напрямую. Им может не понравиться то, что они услышат, но зато они смогут лучше понять друг друга.

Перейти от языка оценок к языку описаний помогает техника высказывания трех истин (В. Сатир, 1997). Партнеров просят поочередно высказать три истины о другом и три истины о самом себе. Предполагается, что эти истины справедливы только на данный момент. Возможно, в будущем они станут неверными. Чтобы лучше сосредоточиться на собственных чувствах необходимо начинать каждую реплику со слов: «Мне кажется, что сейчас о тебе можно сказать, что ты…». Если суждение носит негативный характер, следует найти подходящие слова, которые позволят высказаться откровенно и вместе с тем доброжелательно, оставаясь в рамках описания и избегая оценок. Каждый из партнеров сообщает о тех чувствах, которые возникли у него в связи с высказываниями другого. Умение проговаривать не только положительные, но и отрицательные суждения способствует более доверительным и стабильным отношениям в паре. Паре обычно рекомендуют выполнять данное упражнение хотябы один раз в неделю. Кроме всего прочего, оно вносит в супружеские отношения очень важные представления о гармоничном общении. Когда один человек откровенно делится своими внутренними переживаниями с другим человеком, достигаются две важнейшие цели: они по-настоящему знакомятся переходя от непонимания к близости; в их отношения вносится элемент доверия, в котором мы все постоянно нуждаемся.

Важный аспект полноценного общения между людьми — контакт через взаимные прикосновения. Наше знакомство с миром начинается с прикосновения человеческих рук, и тактильные ощущения остаются на всю жизнь наиболее надежным источником информации о другом человеке. Люди скорее верят прикосновению, чем словам. Близкие отношения во многом зависят от того, как они воспринимают прикосновения друг друга. Каждое прикосновение имеет определенный смысл и выражает любовь, ненависть, доверие, страх, слабость, восхищение, пренебрежение. Специалисты нередко сталкиваются с проблемными супружескими парами, в которых существует своего рода запрет на тактильные контакты, возникший на основе предшествующего опыта блеклых, дисгармоничных сексуальных отношений. В этих случаях может быть использована модифицированная нами техника общения руками (В. Сатир, 1997). Партнерам предлагают сесть напротив и в течении одной минуты рассматривать друг друга. Затем они должны закрыть глаза, протянуть друг другу руки и начать осторожно исследовать их. Необходимо сосредоточиться на своих ощущениях и постараться понять, что это значит — чувствовать руки другого человека и одновременно позволять другому ощущать ваши собственные руки. После двух минут такого исследования партнеры открывают глаза и продолжают «встречу руками». Далее нужно снова закрыть глаза и почувствовать малейшие изменения в ощущениях. Следующий этап — не открывая глаз, только при помощи тактильного контакта рук партнеры поочередно передают друг другу различные чувства: удовольствие, тревогу, озабоченность, спокойствие, нежность, страсть и т. п. Принимающая сторона по возможности должна идентифицировать сигналы, исходящие от рук партнера и сообщить, что именно они выражают. Затем руки медленно, как бы прощаясь убирают, оба партнера открывают глаза и делятся своими чувствами. В заключении они еще раз по очереди закрывают глаза. Тот, кто закрыл глаза, проводит руками по лицу партнера, стараясь прочувствовать каждое свое касание. Потом другой сделает то же самое, и они обменяются своими впечатлениями.

Выполняя это упражнение, люди начинают осознавать, что их ощущения и переживания очень субъективны и могут быть по-разному интерпретированы. Партнеры касаются друг друга руками, но при этом могут испытывать совершенно разные чувства. Важно чтобы они поделились тем, что каждый из них испытывал при прикосновениях. Например, если я хотел передать любовь и нежность, а ты почувствовала в этом прикосновении грубость и резкость, мне очень важно узнать об этом. Все это способствует лучшему пониманию и принятию друг друга. Если супруги постепенно входят во вкус и начинают наслаждаться обоюдными прикосновениями, их отношения значительно улучшаются. Повысить способность к восприятию тонких тактильных ощущений при эротической стимуляции помогают специальные сексотерапевтические приемы «чувственного фокусирования», изложенные далее.

В ситуации острого семейного кризиса, когда супруги испытывают сильные и противоречивые чувства по отношению друг к другу, весьма эффективна техника прояснения коммуникаций (Спиваковская А.С.,1988). Она позволяет организовать конструктивное выражение эмоций, постепенно углубить диалог между супругами, выводя его на уровень Я-высказываний и проговаривания реальных страхов и опасений. По сути, техника прояснения коммуникаций является развитием психодраматической техники дублирования. Хотя в идеале ее использование требует работы двух психотерапевтов, при определенной тренировке техника может осуществляться и одним специалистом. Паре предлагают обсудить любую тему, представляющую обоюдный интерес. Перед началом обсуждения врач говорит: «В ходе беседы я буду периодически прерывать говорящего и кое-что за него формулировать. Если та или иная формулировка не подходит вы можете меня поправлять…». По мере того как диалог между супругами становится все более и более эмоционально насыщенным, создаются условия для перехода к прояснению коммуникаций. При этом врач поочередно старается подключиться к эмоциональному состоянию каждого из супругов, озвучить их непроговоренные переживания от первого лица и помочь выразить себя более полно, не прибегая к защитным маневрам. Если такой «перевод» удается, сообщения партнеров становятся более ясными, проявляются скрытые ранее страхи, и супруги постепенно переходят к реальному живому диалогу, все глубже продвигаясь в понимании себя и друг друга. Одновременно происходит их обучение более открытому общению. Врач трансформирует критическое Ты-высказывание супругов («Ты плохой», «Ты меня не любишь») в Я-высказывание («Я испытываю обиду на тебя», «Я чувствую, что ты меня не уважаешь», «Я боюсь, что недостаточно хорош для тебя»). Это позволяет управлять переговорным процессом, сдерживать поток обвинений и взаимных нападок, побуждая пару к все более продуктивному контакту, который способствует росту взаимопонимания и доверия между супругами. Данная техника показана, в первую очередь, в случаях, когда супруги, конфликтуя, продолжают испытывать сильные взаимные чувства, но избегают открытого обсуждения тех своих сомнений и опасений, которые реально стоят за чередой бесконечных ссор и обид.

 Техника инсценировки (С.Минухин, Ч. Фишман, 1998) позволяет вначале пронаблюдать особенности спонтанного дисфункционального взаимодействия между партнерами непосредственно в ходе приёма. Затем, исходя из увиденного, врач создает свой собственный сценарий, который он предлагает разыграть в его присутствии привычным (проблемным для пары) способом. При этом врач может вмешиваться в этот процесс, повышая его интенсивность, продлевая время взаимодействия супругов, подсказывая паре возможные альтернативные способы общения друг с другом, позволяющие прийти к конструктивному разрешению ситуации. Фактически пара разыгрывает свою реальность в терапевтическом контексте и при помощи специалиста обучается более продуктивной модели взаимодействия.

Для выявления ценностей, влияющих на супружеские отношения, применяется прием сравнение ценностей (Н. Floyd, 1982). Техника основана на системном подходе, который исходит из того, что любые отношения в супружеской паре могут быть рассмотрены целостно. С её помощью выявляются ценности и социальные роли каждого из супругов, влияющие на отношения между ними, а также предоставляется возможность получить доступ к проблемам, сходствам, различиям и взаимодополняющим позициям, существующим в данной паре.

Врач предлагает партнерам поразмыслить о том, что является наиболее значимым в их жизни. Каждый должен дома приготовить два списка личностных ценностей. Один список собственные ценности, другой ценности партнера. Ценности размещают в порядке их важности, причем не существует никаких ограничений по содержанию ценностей и их количеству. До новой встречи с врачом пару просят не обсуждать составленные списки. На следующей сессии партнерам предлагают прочитать их вслух, а затем для удобства сравнения списки мужа и жены заносят на один лист бумаги. Пока пара сравнивает представленные списки, врач может подумать над следующими вопросами: возможный источник ценностей каждого, противоречия между списками и внутри каждого списка, различия и сходства в их содержании, правильно ли супруги воспринимают ценности друг друга и т. д. Затем пару просят рассказать о своих впечатлениях от знакомства со списками. При этом актуализируется целый ряд обоюдоважных проблем, подлежащих обсуждению. Например, может оказаться, что важность семьи для мужа не замечается женой или что ни один из супругов не отдает себе отчет в том, насколько важны интимные отношения для другого. Анализируются общие интересы и увлечения, причины невнимания к тому, что представляется наиболее значимым для другого, связь восприятия ценностей партнера с собственными ценностями.

Техника позволяет помочь супругам в эффективном общении друг с другом, прояснить подозрения по поводу того, что кто-то кого-то не ценит, кто-то кем-то манипулирует. Она дает информацию о внутрисемейных взаимоотношениях, особенностях межличностного восприятия и степени сбалансированности супружеской системы.

Если пара «погрязла» во взаимных претензиях и представляет проблему неудовлетворительных взаимоотношений таким образом, что один или другой партнер делает что-то не так, либо, наоборот, не делает то, что необходимо, весьма эффективная стратегия работы — использование модификации техники вечеринка частей (В. Сатир,1972).

Супругам разъясняют, что у каждого человека имеется множество различных граней личности, которые так или иначе проявляются при взаимодействии с другими людьми. Затем партнеров просят взять по четыре чистые бумажные карточки, на которых следует указать название ролей (черт характера), наиболее часто проявляющихся у каждого из них при взаимном общении. Например, сексуальность, требовательность, отзывчивость и т. п. Рядом с подписью рисуется некий символ, характеризующий эту роль или черту характера. Затем происходит сличение и выяснение того, какие грани (роли, качества) совместимы, какие конфликтны, а какие дополнительны. По ходу обсуждения врач задает уточняющие вопросы: «А что это за роль? Когда она проявляется наиболее отчетливо? Что этому способствует?» Как правило, человек охотно предъявляет свои позитивные роли или черты характера, а попытки партнера заострить внимание на его негативных качествах вызывает сопротивление, проявляющееся отрицанием таковых и выражением крайнего недовольства по поводу «беспочвенных» претензий. В такой ситуации задачей врача является немедленное переопределение этой роли позитивно. Такая переоценка позволяет представить определенные аспекты проблемного поведения в другом, более выигрышном свете. Целью положительного переопределения не является отрицание проблемы или ее минимизирование. Специалист просто помогает обнаружить, а иногда и прямо указывает на те или иные аспекты роли или качеств характера одного из супругов, которые были ранее заслонены негативными эмоциями и предубежденностью другого. Например, одна из характеристик, которые дает жена своему мужу: «чурбан бесчувственный. Врач должен подвести пару к позитивному переопределению этой роли. Это разговор на тему о том, что мы всегда делаем что-то полезное для себя. Жену можно спросить: «А в каких ситуациях это качество помогает вашему мужу?». Ответ: «Твердость характера и отсутствие сентиментальности помогает ему преодолевать жизненные трудности, защищаться, успешно заниматься своим делом». Далее на карточке под «чурбаном бесчувственным» полезно подписать его переопределение. Затем партнера просят «навесить свой ярлык» на то, что женщина назвала «чурбаном бесчувственным». При таком подходе возможно привести партнеров к согласию даже по поводу тех их качеств, которые изначально они в себе полностью отвергали. В заключение проводится обсуждение того, что сближает супругов друг с другом, а, что, наоборот, отталкивает, какие качества им следует держать под контролем при совместном общении. Причем, каждый из них выдвигает свою версию, а врач помогает паре прийти к общему знаменателю и тем самым обеспечить определенный балланс в супружеских взаимоотношениях.

В приёме создание аналогичных ситуаций (А. Napier, С. Whitaker,1978) используют метафоры для того, чтобы эффективно войти в партнерскую систему и в игровой форме «отщепить» от нее стойкие дисфункциональные паттерны.

Получив ясное представление о трудностях супружеской пары, врач выбирает для беседы ситуации или виды деятельности, отражающие проблемы партнеров, но в то же время не вызывающие излишнюю тревогу. Так, если жена высказывает претензии, что муж не обращает должного внимания на ее сексуальные потребности, игнорирует их, паре может быть предложена история, где супруги заняты совместным приятным времяпровождением, в той или иной мере напоминающим сексуальное взаимодействия, но более легким для открытого обсуждения. В подобных случаях М. Эриксон подолгу говорил с супругами о принятии пищи, когда за накрытым столом сидят только они вдвоем. Он касался вопроса о большом разнообразии в привычках и поведении людей во время еды. Одни долго раскачиваются, начиная с закусок и засиживаясь перед тарелкой с супом, тогда как другие сразу же съедают первое, а затем немедленно приступают к мясу с картофелем. Эриксон мог сказать о том, «как гармонично некоторые мужья могут дополнять своих жен за обеденным столом». Если супруги начинали связывать «обеденную тему» с сексуальными отношениями, он переводил их внимание на что-либо другое, а затем вновь возвращался к этой аналогии. Преследуемая цель бессознательное связывание конфликтов в отношениях между супругами и кулинарной темы. Затем Эриксон давал им домашние задание пообедать вместе так, чтобы каждый из супругов получил от еды максимум удовольствия и стимулировал аппетит другого. При этом сформулированная ассоциативная связь способствует получению парой большего удовлетворения не только от обеда, но и от сексуальных отношений (D. Zeig, 1980). Использование метафорических сообщений (аналогий) в супружеской терапии побуждает пару искать новые формы общения с партнером по браку. Недирективность данной техники минимизирует вероятность сопротивления или восприятия ее супругами в качестве угрозы их личным интересам.

Еще одна метафорическая техника супружеская хореография (П. Пэпп,1998), направлена на фокусировку супругов на ведущей проблеме в отношениях между собой. Партнеров просят обратиться к своей фантазии и мысленно представить друг друга в некой символической форме (растением, животным, сказочным героем и т. п.). Затем им предлагают точно так же представить самих себя в виде некой символической фигуры или образа. Следующий шаг – нарисовать в воображении возможное взаимодействие между этими образами. Далее, по очереди, партнеры излагают свои фантазии вслух и, привлекая другого, создают «скульптурную композицию», в символической форме отражающую их видение особенностей взаимоотношений в паре. Врач через вопросы, обращенные к автору «скульптуры», проясняет ее глубинный смысл, пытается найти тупик, в который зашли партнеры в своих попытках решить проблему, а также переопределяет ее, придавая проблемному поведению супругов иное значение. Как и любой терапевтический прием, построенный на метафорах, данная техника позволяет эффективно обойти сопротивление и через символические образы получить важную информацию о реальной супружеской ситуации, наметить возможные пути к ее изменению в позитивную сторону.

Если отношения между супругами приобретают все более отчужденный характер, каждый из них начинает чувствовать себя неуверенно и старается обрести поддержку и понимание где-то на стороне: на работе, в кругу друзей, в отношениях с детьми, с другим сексуальным партнером. Когда между мужем и женой устанавливаются бесцветные, безжизненные отношения, им становится тоскливо и скучно наедине друг с другом. Скука ведет к равнодушию, которое, безусловно, является одним из самых распространенных поводов для развода. По словам В. Сатир, «любые сильные переживания, даже ощущения опасности лучше, чем  скука… Когда в общении между супругами рождается нечто неожиданное и интересное, жизнь обретает новые краски. Отношения становятся глубже, приносят больше удовлетворения, каждый начинает лучше относится к себе и партнеру по браку».

В супружеской терапии широко применяются бихевиоральные техники, которые при наличии в паре хотя бы минимальной установки на восстановление нарушенных взаимоотношений довольно быстро приводят к позитивным изменениям. Они построены на выполнении супругами определенных, заранее оговоренных взаимных обязательств.

Одна из простых, но эффективных процедур техника семи основных правил (А. Лазарус, 2001), которая заключается в обсуждении с супругами каждого из следующих пунктов.

1.Никогда не критикуйте; предлагайте конкретные изменения в поведении супруга.

2. Никогда не занимайтесь измышлениями (т. е. не говорите за другого человека, что он думает или чувствует)

3.Остерегайтесь говорить: «Ты всегда…» или «Ты никогда…». Говорите о конкретном случае.

4.Избегайте категорий правильно неправильно, плохой хороший. Когда возникают разногласия, ищите компромиссное решение.

  1. Используйте сообщения «Я чувствую…» вместо сообщений «Ты…». Например, скажите: «Я чувствую обиду когда ты меня игнорируешь!», а не говорите: «Ты эгоист и совсем меня не замечаешь».
  2. Будьте откровенны и честны. Говорите, что думаете, и думайте, что говорите.
  3. Я в порядке, ты в порядке. Я имею значение, ты имеешь значение.

Затем супругам дают копии этих правил с тем, чтобы они почаще в них заглядывали и по возможности строили свои отношения, руководствуясь ими.

Специалисты по бихевиоральной терапии определяют супружеские конфликты как проблему несбалансированного или редкого подкрепления. Когда супруги посылают друг другу очень мало положительных сигналов и пытаются манипулировать друг другом с помощью отрицательных приемов взаимодействия, их отношения будут совершенно неудовлетворительными. На такой брак (далеко не романтический) можно посмотреть с позиций теории социального взаимообмена (A. Thibault и R. Kelly, 1959), согласно которой отсутствие обмена позитивными импульсами весьма неблагоприятно отражается на отношениях между супругами.

J. Gottman (1994) на основе обширного исследования супружеских пар обнаружил так называемое «магическое соотношение 5:1». Он выявил, что пока во взаимоотношениях мужа и жены в пять раз больше положительных чувств и взаимодействий чем негативных, брак, вероятно, будет стабильным. Этой информацией полезно поделиться с супружеской парой с последующим обсуждением реальной ситуации в их семье.

 Для повышения удовлетворённости браком широко применяют специальный поведенческий прием двойственный договор. Договор представляет собой письменное соглашение между супругами, направленное на подкрепление положительного поведения, причем в этом соглашении основной упор делается на укрепление положительного поведения, а не на устранение отрицательного. Такая расстановка акцентов связана с тем, что трудно заметить и подкрепить отсутствие каких-то поступков. На принципе взаимных договорных обязательств основан целый ряд бихевиоральных техник супружеской терапии.

Если супруги погрязли в рутине семейных отношений, мало и неэффективно взаимодействуют друг с другом, используется один из вариантов «двойственного договора» техника тройного увеличения (А. Лазарус, 2001). Каждого из них просят составить список из трёх видов поведения, которые он или она хотели бы, чтобы их партнёр делал чаще. При этом им объясняют, что просьба изменений в позитивных терминах (увеличения, а не снижения более конструктивна). Вместо фразы: «Я бы хотел, чтобы ты прекратила грызть свои ногти, потому что твои руки выглядят просто отвратительно», лучше сказать: «Я бы хотел чтобы ты отрастила ногти, так твои руки будут выглядеть более красивыми».

Составляя свои списки, большинство людей выражает свои пожелания слишком обобщённо. «Я бы хотела, чтобы он стал внимательнее и заботливее». Супругам предлагают заменять такие неопределённые предложения на более конкретные. Затем обсуждается каждый пункт, чтобы выяснить насколько он приемлем для другого партнёра. Если нет пункт изменяется. Когда супруги соглашаются с обоснованностью каждой просьбы, фокус перемещается на их практическую реализацию. Уточняется как часто готовы он и она идти навстречу пожеланиям друг друга. После завершения переговоров каждый из партнёров расписывается в своём листе обещаний, обязуясь скурпулёзно выполнять пункты договора. Основное достоинство этого метода состоит в том, что он учит шести важным видам поведения, которые входят в супружеский сценарий, повышая общий уровень удовлетворённости браком.

А. Лазарус (1990) также предложил специальный опросник супружеской удовлетворённости, который охватывает основные моменты разногласий мужду супругами (см. приложение № 1). При оценке этого опросника более наглядным является обсуждение баллов по отдельным пунктам, а не подсчёт суммарного результата (хотя низкий общий балл будет свидетельствовать о превалируещем отсутствии удовлетворения в супружестве). Опросник помогает определить весь спектр взаимных противоречий и выявить наиболее дезадаптивные паттерны супружеского взаимодействия, основанные на игнорировании либо непонимании потребностей партнёра по браку. Это позволяет сфокусировать терапию на «узловых точках» конфликтных отношений.

Лучшему пониманию потребностей и желаний друг друга в супружестве способствует техника прояснения взаимных ожиданий. Врач предлагает супругам подумать о том, каких изменений в отношениях они бы хотели, а затем составить собственные списки ожиданий и предложений. Каждый из них делит лист бумаги на две части: справа указываются свои ожидания от партнера, а слева — то, что ему можно предложить взамен. В ходе выполнения этой техники врач выступает как регулятор ситуации. Иногда, перебивая партнеров, он может вскрывать их манипуляции, стимулируя пару к ясному и прямому изложению взаимных ожиданий. Достигнутая договоренность фиксируется на бумаге, причем вначале каждый из супругов пишет свой текст, а затем они обмениваются этими проектами «супружеского соглашения». После обсуждения и уточнения некоторых пунктов взятых на себя обязательств супруги составляют совместное соглашение, которое остается у врача. Если заключенный контракт выполняется, у супругов, измотанных взаимными упреками и обидами, появляется реальный шанс изменить свое поведение, начать делать пусть маленькие, но конкретные шаги навстречу друг другу. Если обязательства не выполняются, это подлежит совместному обсуждению с парой во время очередной психотерапевтической сессии. Врач выясняет возможные причины несоблюдения контракта, в него вносятся уточнения, после чего супругам предлагают прийти к новому, более конструктивному соглашению.

Техника дни заботы (R. Stuart,1980) основана на позитивной модели поведения. В процессе ее выполнения супружеская пара обучается использовать язык, ориентированный на изменения, и получает возможность убедиться, что чувства по отношению друг к другу могут стать иными, если изменить конфронтационный стиль поведения. Для этого супружеской паре рекомендуют вести себя так, как будто они «хорошо относятся» друг к другу. Поскольку положительные изменения в отношениях супругов зависят от их обоих — каждый может способствовать позитивным переменам независимо от другого, не ожидая от него ответных действий. Супругам предлагают ответить на вопрос: «Что должен сделать ваш партнер, чтобы вы поняли, что он хорошо к вам относится?» Просьбы должны быть позитивными, конкретными и недлинными, а также не связанными с актуальным супружеским конфликтом. Врач помогает составить паре общий список возможных просьб и пожеланий друг другу как минимум из 18 пунктов. Супругам следует еженедельно добавлять в этот список несколько новых пунктов, чтобы он охватил все существенные потребности обоих. Партнер, высказывающий просьбу, точно указывает, что, когда и как должен делать другой. Каждому из супругов предлагается ежедневно выполнять пять пунктов из этого списка, а также отмечать в нем, когда он получил позитивные знаки внимания от другого. В результате применения данной техники супруги обучаются формулировать ясные, прямые, позитивные требования, вместо того чтобы высказывать претензии и жаловаться на недостатки другого, переходя к конструктивному диалогу и сотрудничеству.

К. Роджерс (1972) сформулировал наиболее важные позитивные характеристики брачного союза, которые могут служить ориентирами в супружеской терапии:

  1. преданность – супруги должны стремиться к сотрудничеству в браке, что взаимно обогащает их жизнь;
  2. общение – супруги должны уметь выразить свои чувства и требования без взаимных обвинений, даже негативные высказывания следует облекать в такую форму, которая не препятствовала бы решению проблемы;
  3. гибкость отношений – супруги должны жить вместе согласно собственному выбору и своим чувствам и не позволять направлять себя в соответствии с желаниями, правилами и ролями, которые навязываются им окружением;
  4. самостоятельность – каждый из супругов должен быть самим собой («найти себя и оставаться самим собой»). Семья должна стать основой совместного и индивидуального развития каждого из них.

Неадекватное сексуальное поведение одного или обоих партнеров может быть устранено путем повышения их информированности о психофизиологических и технических нюансах сексуальных отношений. В необходимых случаях специалист должен разъяснить паре, что гармоничные интимные отношения определяются умением понимать желания партнера и адекватно выражать собственные сексуальные потребности в общении с ним. Гармония в половой жизни зависит от хорошей психологической совместимости и возникает при взаимной сексуальной адаптации партнеров, часто требующей обоюдной гибкости и своеобразной «притирки», ибо далеко не всегда то, что очень нравится одному, изначально вызывает такой же восторг у другого. Вместе с тем если пара стремится к взаимоудовлетворяющим сексуальным отношениям, партнеры могут попеременно «солировать»: быть то дающей, то принимающей ласки стороной. Кроме того, при регулярном позитивном подкреплении те эротические ласки или позиции коитуса, которые поначалу казались малопривлекательными, со временем нередко начинают вызывать все больший чувственный отклик.

 Таким образом при наличии в паре взаимных претензий к техническим нъюансам половых контактов очень важно прояснить индивидуальные сексуальные предпочтения партнеров, обсудить с ними обоюдоприемлемые варианты интимных отношений и выработать наиболее подходящую в данном случае модель сексуального взаимодействия.

Важную роль в повышении сексуальной адаптации пары играет библиотерапия. Партнерам предлагается специально подобранная литература, откуда они могут почерпнуть недостающие сведения, получить более полные и адекватные представления о человеческой сексуальности, найти для себя наиболее приемлемую модель поведения в ситуациях интимной близости. Следует подчеркнуть, что среди имеющихся в настоящее время на книжном рынке многочисленных популярных изданий, посвященных различным аспектам сексуальных отношений, далеко не все книги "про это" формируют у читателя реалистичную картину половой жизни людей, навязывая подчас весьма субъективные и искаженные представления об оптимальном интимном взаимодействии. Поэтому для прочтения пациентам лучше рекомендовать следующие проверенные временем и весьма компетентно написанные, книги: К. Имелинский «Психогигиена половой жизни» (1972); М. Яффе, Э. Фенвик «Секс в жизни мужчины» и «Секс в жизни женщины» (1990); У. Мастерс, В. Джонсон, Р. Колодны «Мастерс и Джонсон о любви и сексе» в двух частях (1991); А. Комфорт «Радости секса" (1992).

Специальныех обучающие видеофильмы также позволяют супругам расширить репертуар интимного взаимодействия. В частности, паре можно порекомендовать совместный просмотр видеопрограммы, разработанной сексологами Х.Ликинс и М.Пэри «Сексудовольствие на всю жизнь» в двух частях (1998). Данная программа предлагает ряд технических приемов и упражнений, которые способствуют повышению взаимной удовлетворенности партнеров половой близостью.

Совместное выполнение сексотерапевтических упражнений является важным фактором развития у пары способности открыто говорить о своих сексуальных желаниях и реализовывать их в интимном контакте (K.Hawton, 1993). Для улучшения сексуальной адаптации супружеской пары могут применяться приемы поведенческой терапии, объединенные в единую программу, которая состоит из ряда последовательных ступеней (Г.Келли, 2000):

1. Научение тому, как при несексуальных прикосновениях и массаже получать наслаждение от тела партнера и расслабляться.

2. Легкая генитальная стимуляция, которая должна быть для партнера приятной, но не вызывать у него сильного полового возбуждения и оргазма.

3. Обучение тому, как объяснить друг другу, какие формы стимуляции являются для каждого из партнеров наиболее эффективными и выработка умения физически помогать при их осуществлении.

4. Использование специальных упражнений, направленных на устранение дисфункциональных привычек и выработку модели сексуального взаимодействия, которая приятна обоим партнерам и удовлетворяет их.

Для осуществления первых трех из перечисленных выше задач сексолог рекомендует различные виды упражнений, нацеленных на то, чтобы партнеры научились доставлять друг другу физическое удовольствие. Это приемы чувственного фокусирования (У. Мастерс, В.Джонсон, 1970, 1971; Х. Каплан, 1975,1994), которые позволяют парам выработать с помощью партнера и оценить ощущения, привносящие в интимные отношения чувство физического наслаждения. Первая фаза чувственного фокусирования включает негенитальные прикосновения в виде массажа и поглаживаний, которые поочередно совершают партнеры. Иногда это дает возможность паре впервые по-настоящему насладиться физической близостью, не испытывая напряжения, возникающего ранее при сексуальных контактах. Во второй фазе допускается легкая генитальная стимуляция и ласки, не переходящие в прелюдию полового акта. Партнеры должны просто получать наслаждение, а в случае возникновения сексуального возбуждения дать ему возможность незаметно исчезнуть. Заключительная фаза обычно состоит из каких-то направляющих действий, при помощи которых один партнер показывает другому, какой вид стимуляции является для него оптимальным. Партнеры принимают обоюдоудобную позу, и один из них помещает свою руку поверх руки другого, мягко направляя ее во время генитальной стимуляции.

Длительность прохождения парами различных фаз чувственного фокусирования зависит от того, насколько успешно и быстро они продвигаются вперед. Сексолог выявляет потенциальные помехи или иные трудности в процессе терапии и стремится к тому, чтобы на каждой ступени были достигнуты позитивные результаты, прежде чем упражнения перейдут в следующую фазу. Важно, чтобы пара выработала модель позитивного сексуального опыта, преодолев неудачи, которые были вызваны непониманием потребностей друг друга или половым расстройством. Поэтому на ранних этапах лечения пациентам предлагается избегать коитуса или иных видов сексуальных контактов, которые были отягощены проблемами. Постепенно, по мере того как будут вновь обретаться уверенность и способность расслабляться на каждой последовательной ступени, пара может снова начать практиковать половые сношения.

Основанный на предположении, что большинство гетеросексуальных пар в Европе и США используют (и, вероятно, предпочитают) в ходе коитуса позицию, когда мужчина находится сверху, а женщина снизу, типовой сексотерапевтический подход рекомендует поэтапный переход к привычному варианту интимной близости. Вначале женщине предлагается занимать во время полового акта верхнее положение, что дает ей больше возможностей регулировать протекание коитуса, а мужчине позволяет легче расслабиться. Промежуточным шагом, помогающим сформировать у мужчины чувство уверенности при сношениях, является боковая позиция "лицом к лицу", которая обеспечивает партнерам наибольшую физическую релаксацию. Никому из них не приходится выдерживать вес другого. Когда партнеры лежат на боку, они оба принимают участие в контроле фрикционных движений, а их руки остаются свободными для взаимных прикосновений и ласк. Считается, что эта позиция доставляет многим парам такое наслаждение, что они начинают практиковать ее при половых актах чаще, чем позицию, когда мужчина находится сверху. Заключительный терапевтический шаг при условии, что он является для партнеров желанной целью, достижение успеха в их привычной позиции, когда все сексуальные действия происходят так, как хочется им обоим, и партнеры испытывают обоюдное удовольствие от полового акта.

В заключение рассмотрим некоторые примеры возможного использования интегративного психотерапевтического подхода у сексологических пациентов. Так, если мужчина страдает психогенно обусловленной эрекционной дисфункцией (F52.2), в основе которой лежат тревожное ожидание неудачи при коитусе, неадекватные убеждения и установки, создающие у пациента искаженные представления о нормальной половой жизни, а также нарушения взаимоотношений с партнершей, психотерапевтическая стратегия строится с учетом всех психологических факторов, ведущих к сексуальной дезадаптации. На первых индивидуальных сессиях могут применяться техники когнитивной терапии для коррекции у пациента дисфункциональных схем мышления и когнитивных ошибок. Параллельно, для устранения страха перед возможной неудачей при половой близости, используется ДПДГ-психотерапия либо приемы из арсенала НЛП (трехместная ВКД с последующим выполнением техники «взмах»). В дальнейшем индивидуальные сессии с применением техник для последовательного разрушения триггеров, тормозящих генитальные реакции мужчины в ситуациях интимной близости, чередуются с работой с парой, в ходе которой осуществляется супружеская психотерапия, направленная на повышение уровня коммуникаций партнеров и улучшение взаимоотношений между ними.

При наличии органической, в частности сосудистой патологии, приводящей к нарушению гемодинамических механизмов эрекции, мужчина также может испытывать тревогу и неуверенность в своих силах, а супружеские отношения нередко все больше ухудшаются. В этом случае лечебные мероприятия, направленные на улучшение генитального кровотока (ЛД-терапия, вазоактивные препараты общего и локального действия), сочетаются с психотерапией, которая фокусируется на тревожном ожидании сексуальной неудачи пациента и проблемах неадекватного супружеского взаимодействия.

Таким образом, интегративная модель психотерапевтической коррекции сексуальных дисфункций у мужчин исходит из прагматического эклектизма, обращаясь для решения конкретных сексологических проблем к различным методам психотерапии и использует многочисленные приемы и техники, объединенные общей идеей восстановления сексуальной активности пациентов и улучшения их качества жизни. Объем и последовательность психотерапевтического воздействия определяется строго индивидуально, а перечисленные техники в необходимых случаях могут быть дополнены другими методиками, адекватными задачам терапии или сочетаться с иными способами лечения, в частности, с фармакотерапией.

 

ФАРМАКОТЕРАПИЯ

 

Лечение большинства сексуальных дисфункций у мужчин является комплексным и предполагает использование фармакотерапии, которая сочетается с методами психотерапевтической коррекции. Выбор лекарственных средств при нарушениях половой функции определяется причиной расстройства, характером его течения, возрастом пациентов, сопутствующей соматической либо психической патологией. В соответствии с этим медикаментозное лечение может быть этиологическим, патогенетическим или симптоматическим (В. В. Кришталь, Б. Л. Гульман Б.Л.,1997). В целях систематизации ниже представлена оригинальная классификация лекарственных препаратов, применяемых в терапии различных сексуальных дисфункций у мужчин.

 

1. Адаптогены и сходные с ними стимулирующие вещества:

А. Средства растительного происхождения и продукты пчеловодства препараты из женьшеня, аралии манчжурской, левзеи, родиолы розовой, заманихи, элеутерококка, лимонника китайского; тентекс-форте, мастонг, цветочная пыльца, апилак, пасак-бувано, вука-вука.

Б. Средства животного происхождения пантокрин, касолин;

В. Комбинированные (животно-растительные) средства нань-бао, тестис-композитум, хай-ма, пенисил, золотой конек.

2. Витамины и поливитаминные комплексы, содержащие макро и микроэлементы и биоактивные вещества

Токоферола ацетат, аскорбиновая кислота, тиамин, аевит, юникап-Т, супрадин, витрум, теравит, витамакс, витамаунт-комплит.

3. Половые гормоны и средства, влияющие на гормональное обеспечение половой сферы

А. Андрогены и их синтетические аналоги тестостерона пропионат, метилтестостерон, андриол, провирон, сустанон-250; небидо.

Б. Анаболические стероиды метандростенолон, ретаболил;

В. Гонадотропины прегнил, профази;

Г. Ингибиторы секреции пролактина бромкриптин, достинекс.

Д. Антиандрогены андрокур.

4. Вазоактивные препараты

А. Общего действия трентал-400, танакан, сермион, йохимбин, актовегин;

Б. Селективного действия папаверина гидрохлорид, каверджект (вводимые интракавернозно), трансуретральные системы по доставке фосфодиэстеразы (MUSE); силденафил (виагра), тадалафил (сиалис), варденафил (левитра).

5. Препараты, стимулирующие центральную и периферическую нервную систему

Стрихнин, прозерин, убретид, амиридин.

6. Метаболиты и ферменты, регулирующие обмен веществ

Милдронат, АТФ, карнитин, рибоксин.

7. Психотропные препараты

А. Транквилизаторы грандаксин, рудотель, ксанакс, буспар.

Б. Нейролептики сонапакс, терален, сульпирид.

В. Антидепрессанты коаксил, анафранил, золофт, феварин, тразодон, триттико.

Г. Психостимуляторы сиднокарб, сиднофен.

Д. Ноотропы пиридитол, пикамилон.

8. Гепатопротекторы

Лив-52, эссенциале, карсил, легалон.

9. Препараты, действующие в области периферических нервных окончаний:

А. Местноанестезирующие средства аэрозоли и мази на основе лидокаина, дикаина, тримекаина и т.д.

Б. Местнораздражающие мази химколин, крем эректа-абсолют и т.д.

   10. Препараты, улучшающие функцию простаты:  трианол, простатилен, спеман, спеман форте, и др.

Рассмотрим подробнее некоторые из лекарственных средств, используемых в лечении нарушений половых функций у мужчин. Ниже приведены их названия, основные характеристики и рекомендации по применению в сексологической практике.

 

Адаптогены и сходные с ними стимулирующие вещества

 

А. Средства растительного происхождения и продукты пчеловодства.

Корень женьшеня. Химический состав сложен — содержит эфирные масла, пектины, специфические гликозиды (панаксозиды и глизенозиды), сапонины и другие вещества. Издавна применяется в качестве тонизирующего средства при гипотонии, переутомлении и астенических состояниях. Является неспецифическим стимулятором половой сферы. Усиливает либидо и повышает потенцию. Назначают внутрь (до еды) в виде 10 % спиртовой настойки по 10 -25 капель 1-3 раза в день, либо в капсулах, содержащих по 1 г экстракта корня женьшеня, 1-2 раза в день. Курс лечения женьшенем при половых дисфункциях составляет 30 — 40 дней. Противопоказания: артериальная гипертензия, повышенная нервная возбудимость, бессонница.

Лимонник китайский. Содержит схизандрин, эфирные масла, органические кислоты, углеводы, витамин С и другие вещества. Лечебные препараты готовят из дикорастущей лианы китайского лимонника, причем наиболее выраженным стимулирующим действием обладает 10 % настойка семян растения. Оказывает возбуждающее влияние на ЦНС, стимулирует сердечно-сосудистую систему и дыхание. Улучшает работоспособность при умственном и физическом утомлении. Способствует повышению полового влечения и потенции, а также усилению сперматогенеза. Применяют по 20 -30 капель 1-3 раза в день (до еды) не менее 1 месяца. Противопоказания: заболевания желудочно-кишечного тракта, нарушения сна, повышенное артериальное давление.

Сапарал. Содержит сумму аммонийных оснований солей тритрерпеновых гликозидов, получаемых из корней аралии маньчжурской. Оказывает стимулирующее влияние на ЦНС. Применяют при гипотонии, астении. Как тонизирующее и стимулирующее средство при снижении потенции назначают по 0,05 г (1 таблетка) 2-3 раза в день в первой половине дня. Курс лечения 15-30 дней. После 1-2 недельного перерыва можно проводить повторные курсы по 0,05-0,1 г в день в течение 10-15 дней. Противопоказания: эпилепсия, гиперкинезы, гипертония, бессонница.

Тентекс-форте. Препарат, разработанный с использованием рецептов древней индийской медицины, содержит 10 ингредиентов стительного происхождения. Обладает стимулирующим и общетонизирующим эффектом. Повышает либидо и улучшает качество эрекций. Назначается для повышения сексуальной активности после перенесенных соматических заболеваний, облучения; для поддержания сексуальной активности в пожилом возрасте. Эффективен у пациентов в алкогольных ремиссиях (в сочетании с гепатопротекторами и поливитаминами). Рекомендуемая дозировка: по 1 таблетке 2-3 раза в день, при недостаточном эффекте суточная доза может быть увеличена до 6 таблеток. Курс лечения 30-40 дней. В инволюционном периоде тентекс-форте назначают по 1 таблетке дважды в сутки в течение 50 дней. Курс лечения повторяют каждые 6 месяцев. Эффективность препарата усиливается при совместном применении с кремом химколин (см. ниже). Противопоказания: артериальная гипертензия, выраженный атеросклероз, хронические заболевания почек и сердечная недостаточность.

Пасак-бувано (мужская сила). В состав препарата входят пять лекарственных растений, произрастающих на острове Ява. Обладает тонизирующим и афродизиатическим действием, улучшает обмен веществ, стимулирует половую функцию. Применяется в качестве симптоматического средства для улучшения качества и стабильности эрекций у мужчин, усиления остроты и яркости сексуальных переживаний. Повышает физическую и умственную работоспособность. Дозировка: по 1 капсуле 1-2 раза в день. Противопоказания не выявлены.

Вука-Вука. Представляет собой натуральную смесь из десяти растений южноафриканского региона. За счет афродизиатического действия (усиления полового влечения, эрекций и обострения сексуальных переживаний) обладает симптоматическим действием при снижении либидо и потенции у мужчин. Выпускается в таблетках по 550 мг. Способ применения: по 2 таблетки ежедневно. При разовом использовании рекомендуется принимать по 4-5 таблеток вместе с едой за 2-3 часа до половой близости.

Леветон. Комбинированный препарат, состоящий из цветочной пыльцы, порошка корней левзеи (содержит фитоэкдистероид-экдистен), витаминов Е и С. Эффективен при астенических состояниях и переутомлении. Стимулирует иммунитет и обладает общеукрепляющим действием у людей пожилого возраста. Усиливает либидо и улучшает качество эрекций. Для повышения потенции особенно эффективен у лиц с алкогольной зависимостью, находящихся в ремиссии.

Рекомендуется по 3-4 таблетки в день непрерывно на протяжении 20-30 дней (до 4-5 курсов в год). Противопоказания: артериальная гипертензия и бессонница.

Элтон. Композиция из порошка корней элеутерококка, витаминов Е, С и цветочной пыльцы. Препарат стимулирует ЦНС, повышает физическую и умственную работоспособность, особенно при астенических состояниях и переутомлении. Способствует регенерации поврежденных тканей, является иммуностимулятором. Усиливает либидо и эрекцию у мужчин, повышает уровень сексуального возбуждения.

Применяется по 1 таблетке 3 раза в день в течение 30 дней. В год может быть проведено до 4 курсов лечения препаратом. Противопоказания: повышенное артериальное давление, нарушения сна.

Апилак — сухое вещество нативного пчелиного маточного молочка (секрета аллотрофических желез рабочих пчел). Маточное молочко содержит микроэлементы, в частности цинк, который играет у человека огромную роль для поддержания нормальной генеративной и сексуальной функций. В нем также представлены витамины, аминокислоты, ферменты, гормоноподобные вещества и биокатализаторы. Маточное молочко способствует более интенсивному обмену веществ, стимулирует синтез гормонов, улучшает физическое самочувствие. Препарат оказывает позитивное влияние на сексуальную активность и качество эрекций. К его достоинствам следует отнести возможность применения у лиц, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Апилак назначается сублингвально по 10 мг (1 таблетка) 3 раза в день. Курс лечения в среднем составляет 20-25 дней. Противопоказания: болезнь Аддисона, идиосинкразия к препарату.

 

Б. Средства животного происхождения

 

Пантокрин — наиболее распространенный адаптоген животного происхождения. Представляет собой жидкий спиртовой экстракт (на 50 % спирте) из пант (молодых неокостенелых рогов) марала, изюбра и пятнистого оленя. Также выпускается в таблетках по 0,15 г (соответствует 1 мл спиртового экстракта с активностью 30-35 %) и в виде раствора для инъекций по 1 и 2 мл. Применяют в качестве тонизирующего средства при переутомлении, астенических состояниях, гипотонии. В ряде случаев приводит к усилению полового влечения и эрекций.

 Эффект от приема пантокрина по 45 капель 2 раза либо по 1 таблетке 2-3 раза в день (за полчаса до еды) наблюдается уже через 6-8 дней, достигая максимума на 3-4 неделе. Препарат вводят подкожно или внутримышечно по 1-2 мл в день на протяжении 2-3 недель. Существуют данные, что частые повторные введения пантокрина ослабляют и даже полностью угнетают реакцию организма на этот препарат.

Противопоказания: выраженный атеросклероз, заболевания сердца, нефриты, диарея.

Касолин — сложная смесь химических соединений, получаемая из спиртового экстракта бобровой струи, переэкстрагированного в растительное масло, выпускается в желатиновых капсулах по 0,1г и 0,2 г. Бобровая струя — мускусоподобный секрет касторовых или препуциальных желез преимущественно самцов бобра речного, содержащий около 40 биологически активных ингредиентов. Касолин оказывает общетонизирующий эффект, стимулирующе воздействует на репродуктивную функцию, может повышать уровень тестостерона в плазме крови, способствует усилению либидо и потенции у мужчин. Рекомендуется применять внутрь по 0,1-0,2 г (1-2 капсулы) 3 раза в день во время еды в течение 15-30 дней. Противопоказания: органические поражения мочеполовой системы, венерические заболевания и патология надпочечников.

В. Комбинированные средства (животно-растительного происхождения).

Нань-бао — комбинированный препарат, составленный по китайским традиционным рецептам. В состав входит около 30 трав, а также почки осла, панты, зори, морской конек, эвкоммию. Оказывает мягкий стимулирующий эффект, повышает потенцию, при ускоренной эякуляции может увеличивать продолжительность коитуса, улучшает функциональную активность предстательной железы при хронических простатитах. Применяют внутрь 2 раза в день по 3 капсулы (утром и вечером после еды). Курс лечения 1 месяц. Противопоказания не выявлены.

Тестис-композитум — представляет собой многокомпонентный гомеопатический препарат, состоящий из адаптогенов, микроэлементов, витаминов и ингредиентов из эндокринных желез животных. Оказывает регулирующее воздействие на эндокринный аппарат мужчины, приводя к постепенному усилению либидо, остроты оргастических ощущений и возникновению более качественных эрекций. Эффективен при сексуальных дисфункциях в периоде возрастной инволюции. Способствует редукции астенического симптомокомплекса. Выпускается в ампулах для инъекций по 2,2 мл. Препарат вводят подкожно либо внутримышечно 2 раза в неделю на протяжении 5 недель (на курс 10 инъекций). В зависимости от достигнутого эффекта количество инъекций может колебаться от 1 до 3 в неделю. Противопоказания неизвестны.

Золотой конек – биостимулятор, содержащий пять натуральных ингредиентов, главными из которых являются морской конек и корень женьшеня. Препарат способствует повышению либидо и яркости оргастических переживаний у лиц обоего пола, усилению эрекции и некоторому увеличению продолжительности полового акта у мужчин. В классической фитотерапии применяется для поддержания активного физического и умственного состояния, преодоления усталости, повышения устойчивости к стрессам, усиления полового влечения, потенции, остроты оргастических ощущений.

Дозировка: по 2 капсулы 2 раза в день утром и вечером, запивая теплой водой, или 2 капсулы за 1,5 – 3 часа до предполагаемой сексуальной активности. Противопоказанииия: гипертония, нарущения сердечной деятельности, повышенная нервная возбудимость, бессонница, выраженный атеросклероз.

Хай-ма – пилюля для улучшения функции почек. Состав: женьшень, панты, геккон, морской конек, половой член и яички морского котика, осла и оленя и др. Согласно традиционным восточным подходам, пилюля Хай-ма усиливает энергию Янь почек, благодаря чему улучшается кровоснабжение органов малого таза, почек и нижних конечностей, повышается общий жизненный тонус. Прием препарата повышает умственную и физическую работоспособность, снимает нервное напряжение, усиливает потенцию у мужчин. Применяется в комплексном лечении хронических воспалительных заболеваний мочеполовой системы (в частности, простатитов), а также на начальных стадиях аденомы предстательной железы. Выпускается в пилюлях по 10 г. Способ применения и дозировка: от 1/4 до 1 пилюли внутрь, запивая солоноватой водой. Курс лечения 20-30 дней. Получены клинические результаты от применения малых доз 1/12 – 1/48 пилюли в 5-7 и 17-19 часов.

 

Витамины и поливитаминные комплексы,

 содержащие макро- и микроэлементы и биоактивные вещества

Токоферола ацетат — синтетический препарат витамина Е. Токоферолы содержатся в зеленых частях растений, особенно в молодых ростках злаков, в растительных маслах, в меньших количествах — в яйцах, жире, мясе и молоке. Витамин Е тормозит перекисное окисление липидов, являясь природным антиоксидантом. Он участвует в важнейших процессах тканевого метаболизма, в регуляции функции репродуктивных органов. Применяется в виде капсул по 0,05 и 0,1 г, а также в виде 5, 10 или 30 % раствора для внутримышечных инъекций в ампулах по 1 мл соответственно (50, 100 или 300 мг). Используется в комплексном лечении мужчин с нарушениями сперматогенеза и потенции по 150-300 мг в сутки в течение 4-6 недель. Необходимо с осторожностью назначать препараты витамина Е у больных с тяжелым кардиосклерозом.

Аскорбиновая кислота (витамин С) — участвует в регуляции окислительно-восстановительных процессов углеводного обмена и синтеза стероидных гормонов, нормализует проницаемость капилляров, улучшает регенерацию тканей. Выпускается в драже по 0,05 г, таблетках по 0,05 и 0,1 г, в ампулах по 1 и 2 мл 5 % раствора для внутримышечных инъекций. Рекомендуемые лечебные дозы при приеме внутрь составляют 0,05-0,1 г 3-5 раз в день; парентерально вводят по 1-3 мл 5 % раствора ежедневно. Курс лечения 20-30 дней.

Противопоказания: не следует назначать большие дозы витамина С больным с тромбофлебитами и склонностью к тромбозам, при сахарном диабете, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

Витамакс комбинированный препарат, выпускаемый в капсулах. Содержит комплекс жирорастворимых, водорастворимых витаминов, макро- и микроэлементы в сочетании с: экстрактом женьшеня, маточным (пчелиным) молочком, цветочной пыльцой и другими биологически активными ингредиентами. Устраняет гиповитаминозы и дефицит макро- и микроэлементов, оказывает тонизирующее, адаптогенное действие, активизирует иммунную систему. В качестве дополняющего лечения применяется при невротических расстройствах, заболеваниях почек, атеросклерозе, сахарном диабете, кожных заболеваниях и др. Оказывает неспецифическое стимулирующее влияние на половую сферу, способствуя повышению либидо и потенции у мужчин. При инволюционном снижении половой функции у пожилых мужчин способствует улучшению общего состояния и настроения, усилению физиологических реакций на эротические стимулы, увеличению сексуальной предприимчивости. Показан при половых дисфункциях у лиц с алкогольной зависимостью (как в периоды постоянного либо эпизодического употребления алкоголя, так и при полном воздержании). Назначают по 1 капсуле ежедневно на протяжении месяца.

Противопоказания: эпилепсия, повышенная чувствительность к компонентам препарата.

Витамаунт-комплит — комбинированный препарат, действие которого определяется эффектами входящих в его состав витаминов, макро- и микроэлементов, а также биологически активных веществ (маточное молочко, экстракт корня женьшеня, цветочная пыльца, масло пшеничных зародышей и др.) и аминокислот (аргинин, лизин). Улучшает обменные процессы в организме. Оказывает отчетливое адаптогенное действие, активизирует деятельность иммунной системы. В сексологической практике применяется в составе комбинированной терапии при снижении потенции и либидо различного генеза.

Назначают по 1 капсуле в сутки после завтрака. Курс лечение — месяц. Противопоказание: повышенная чувствительность к компонентам препарата.

Юникап-Т — комбинированный поливитаминный препарат, содержащий макро- и микроэлементы. Используется для профилактики и лечения гиповитаминоза и дефицита минеральных веществ, в частности в период реконвалесценции после продолжительных или тяжело протекающих заболеваний, а также при алкогольной зависимости. Препарат усиливает неспецифическую резистентность организма, повышает общий тонус, позитивно влияет на сексуальную активность мужчины (особенно при функциональных гиповитаминозах). Юникап-Т выпускается в таблетках, которые назначают 1 раз в сутки на протяжении месяца.

 

 Половые гормоны и средства,

влияющие на гормональное обеспечение половой сферы

 

А.Андрогены и их синтетические аналоги.

Тестостерона пропионат — синтетический аналог эндогенного андрогена тестостерона. Постоянная выработка тестостерона в мужских половых железах начинается в период полового созревания и продолжается до периода угасания сексуальной функции в глубокой старости. Циркулирующий в крови тестостерон превращается в органах-мишенях в дегидротестостерон (с помощью фермента 5a-редуктазы), который связывается с рецепторами андрогенов, обеспечивая специфическое действие, присущее мужским половым гормонам. Тестостерона пропионат выпускается в ампулах по 1 мл 1 % или 5 % раствора в масле для внутримышечных инъекций. Его применение у мужчин способствует повышению либидо, однако, на частоту и качество эрекций препарат отчетливо влияет лишь при имеющейся андрогенной недостаточности (содержание тестостерона в плазме крови не превышает 5 нг/мл). Неоправданное назначение препаратов мужских половых гормонов является наиболее частой ошибкой в терапии эрекционных дисфункций различной этиологии. Напротив, проведение заместительной терапии андрогенами у мужчин, страдающих первичным (тестикулярным) гипогонадизмом, приводит к усилению у них либидо, появлению сексуальных фантазий и желания близости, увеличивает частоту возникновения эрекций и эякуляции, активизирует сперматогенез. Обычно назначают по 1 мл 5% раствора тестостерона пропионата внутримышечно 2-3 раза в неделю в течение 1-2 месяцев. Необходимо отметить, что применение у мужчины андрогенов, особенно в высоких дозах, приводит к снижению секреции гипофизарных гонадотропинов, что в свою очередь ведет к угнетению выработки собственного (эндогенного) тестостерона, а также может способствовать развитию гипертрофии простаты. Тестостерона пропионат влияет на водно-электролитный баланс, вызывая задержку в организме натрия и воды. Как и любые другие андрогены, препарат противопоказан при раке предстательной железы и опухолевых процессах печени.

Андриол — препарат тестостерона, активен при пероральном применении. Действующим веществом является тестостерона андекаонат, который в отличие от чистого тестостерона не подвергается первичному печеночному метаболизму, распределяясь в лимфатической системе. Андриол выгодно отличается от активных при пероральном использовании С-17 метилированных производных тестостерона (например, метилтестостерона) тем, что не оказывает отрицательного влияния на функцию печени. Препарат применяется для гормонозаместительной терапии при нарушениях, связанных с дефицитом тестостерона: посткастрационном синдроме; евнухоидизме, гипопитуитаризме, некоторых видах бесплодия, обусловленных нарушением сперматогенеза, половых расстройствах эндокринного генеза.

Рекомендуемая начальная доза составляет 120-160 мг/сутки (3-4 капсулы) в течение 2-3 недель. Поддерживающая доза — 40-120 мг/сутки. В отдельных случаях может вызывать задержку воды и солей в организме, поэтому лечение пациентов с сердечной недостаточностью, нарушениями функции почек, артериальной гипертонией, эпилепсией и мигренью следует проводить под постоянным врачебным контролем.

Провирон — синтетический андроген для приема внутрь. Выпускается в таблетках, содержащих 25 мг местеролона. В отличие от препаратов тестостерона, провирон не превращается в соединения, обладающие эстрогенной активностью, и практически не влияет на уровень гонадотропинов в крови. В терапевтических дозах препарат не подавляет синтез собственного тестостерона, а также не оказывает гепатотоксического действия. Для проведения стимулирующей сперматогенез терапии препарат используется в дозе 150 мг/сутки в течение 3-9 месяцев. Провирон устраняет обусловленные недостатком эндогенных андрогенов снижение либидо и нарушения потенции. Рекомендуемая доза составляет 75 мг/сутки в начале лечения с постепенным ее снижением (через 2-4 недели) до 50 — 25 мг/сутки.

Противопоказан больным с раком предстательной железы, а также при имевших место или существующих опухолях печени.

Небидо (инъекционная форма тестостерона ундеканоата пролонгированного действия). Каждая ампула содержит 1000 мг действующего вещества в 4 мл раствора для внутримышечных инъекций (250 мг тестостерона ундеканоата в 1 мл).

Небидо является первым препаратом для лечения гипогонадизма у мужчин, который применяется 1 раз в 3 месяца. После одной инъекции уровень тестостерона поддерживается в физиологических пределах в течение 3 месяцев, без патологических повышений и снижений. Небидо эффективно снижает проявления гипогонадизма и предотвращает осложнения, связанные с дефицитом тестостерона, такие как: ослабление эрекции и полового влечения, уменьшение мышечной массы и силы, повышенная утомляемость, депрессивные состояния, недоразвитие или изменение вторичных половых признаков, риск возникновения остеопороза.

           Преимуществом небидо для пациента является быстрое наступление эффекта и длительность действия препарата. Исходя из оптимального сочетания эффективности, физиологического действия и безопасности, небидо в ближайшем будущем имеет все основания, чтобы стать «золотым стандартом» для пролонгированной терапии как при «классическом» гипогонадизме, так и при возрастном дефиците андрогенов.

Небидо вводится очень медленно, глубоко в ягодичную мышцу. После введения, тестостерона ундеканоат постепенно высвобождается из депо и расщепляется эстеразами сыворотки крови на тестостерон и ундеканоат. Действие тестостерона ундеканоата на организм идентично действию эндогенного тестостерона.

Повышение уровня тестостерона в сыворотке крови по сравнению с исходным отмечается уже на следующий день и достигает физиологических значений через три дня после первой инъекции. Препарат обладает хорошей переносимостью. При длительном применении небидо рекомендуется измерять уровень тестостерона крови 1 раз в год. Противопоказания: злокачественные опухоли простаты или молочной железы, опухоли печени, повышенная чувствительность (аллергия) на тестостерона ундеканоат или на любой из остальных компонентов препарата.

Б. Анаболические стероиды.

Метандростенолон — обладает андрогенной активностью примерно в 100 раз меньшей, чем тестостерона пропионат при примерно одинаковом анаболическом эффекте. Стимулирует синтез белка в организме. Выпускают в таблетках по 5 мг. В эндокринологии применяют при межуточно-гипофизарной недостаточности, хронической недостаточности надпочечников, тиреотоксикозе, в комплексном лечении диабетических ангиопатий, в том числе с вовлечением генитальных артерий. Снижение либидо и потенции у реконвалесцентов после перенесенных травм, операций, ожогов, соматических заболеваний, а также при затяжных астенических состояниях различного генеза являются показаниями для назначения метандростенолона по 1 таблетке (5 мг) 1-2 раза в день в течение 4-8 недель. Метандростенолон противопоказан при раке простаты, остром простатите, тяжелых заболеваниях печени.

Ретаболил — обладает сильным и длительным анаболическим действием. Андрогенные эффекты выражены мало. Стимулирует белковый синтез, способствует фиксации в костях кальция. Клинически его действие проявляется в повышении аппетита, улучшении общего состояния и постепенном увеличении мышечной массы. Выпускается в ампулах по 1 мл 5 % раствора (50 мг) в масле. После инъекции эффект достигает максимума к 7-му дню и продолжается не менее 3 недель. У лиц пожилого и старческого возраста ретаболил используют для улучшения компенсаторных и адаптационных процессов. Препарат можно применять в комплексном лечении мужчин со снижением либидо и потенции не фоне выраженной астенизации. Назначают внутримышечно по 1 мл 1 раз в 3-4 недели. На курс 3-4 инъекции. Ретаболил с осторожностью используется при недостаточной функции печени и почек. У больных сахарным диабетом применение ретаболила может уменьшать потребность в инсулине, в связи с чем необходимо тщательно проверять толерантность к глюкозе.

 

В. Гонадотропины.

Профази — активное вещество, которое представляет собой хорионический гонадотропин, получаемый из мочи беременных женщин. У мужчин препарат стимулирует развитие интерстициальных клеток Лейдига в семенниках и выработку тестостерона. Выпускают в виде сухого вещества для инъекций по 1000, 1500, 2000, 5000 МЕ в ампулах в комплекте с растворителем. При гипогонадотропном гипогонадизме у мужчин в целях нормализации уровня тестостерона в сыворотке крови вводят подкожно или внутримышечно до 4000 МЕ профази еженедельно в течение 3 недель. Для индукции сперматогенеза назначают до 12 000 МЕ профази каждую неделю на протяжении 6-9 месяцев. При идиопатическом отсутствии или выраженном снижении полового влечения у мужчин иногда используют короткие «триггерные» курсы лечения, где 6-8 инъекций тестостерона пропионата (по 1 мл 5 % раствора), осуществляемых через день, чередуются с аналогичным числом инъекций профази по 1500 МЕ, вводимых также через день. Данная комбинация позволяет добиться усиления либидо и максимально ослабить побочные эффекты синтетических андрогенов в виде снижения секреции гипофизарных гонадотропинов и угнетения выработки эндогенного тестостерона. Профази может вызывать задержку жидкости в организме и отеки. Препарат противопоказан при опухолях гипофиза и предстательной железы.

 

Г. Ингибиторы секреции пролактина.

Бромкриптин (парлодел) — полусинтетическое производное алкалоида спорыньи эргокриптина. Выпускают в таблетках по 2,5 мг и в капсулах по 5 мг. Стимулируя центральные допаминовые рецепторы, оказывает тормозящее влияние на секрецию гормонов передней доли гипофиза, особенно пролактина и соматотропина. В результате стимуляции допаминергической передачи в нигростриальной системе уменьшает симптомы паркинсонизма. Эффективен при различных расстройствах, обусловленных повышенным уровнем пролактина. У мужчин гиперпролактинемия может проявляться снижением либидо и потенции, клиникой гипогонадизма, галакторий и гинекомастией. В 50 % случаев гиперпролактинемию вызывают пролактинсекретирующие макро- и микроаденомы гипофиза. Другие причины гиперпролактинемии — параселлярная опухоль (менингиома, краниофарингиома), которая сдавливает ножку гипофиза или гипоталамус, гипотиреоз, патология печени, почек, прием медикаментов, стимулирующих секрецию пролактина. Иногда возникает умеренная, но стойкая пролактинемия неясного происхождения (идиопатическая).

 При пролактиномах назначают ежедневно по 2,5-3,75 мг (по 0,5 таблетки 2-3 раза в сутки) с постепенным повышением дозы до терапевтически эффективной. В небольших дозах (1,25 мг/сутки) бромкриптин как стимулятор Д2-допаминовых рецепторов может применяться для повышения либидо у мужчин даже при отсутствии стойкой гиперпролактинемии. Противопоказания: гипотония, после недавно перенесенного инфаркта миокарда, при нарушениях сердечного ритма; ангиоспазмах, заболеваниях желудочно-кишечного тракта и психических расстройствах.

Достинекс — производное алкалоида спорыньи эрголина. Выпускается в таблетках, содержащих по 0,5 мг каберголина. Является новым селективным агонистом допамина. Его сродство к допаминовым рецепторам в 20 раз выше, чем у бромкриптина. Обеспечивая снижение уровня пролактина, достинекс не влияет на концентрацию других гормонов, в частности гормона роста. Препарат применяется для лечения дисфункций, обусловленных или сочетающихся с гиперпролактинемией. В их числе снижение либидо и потенции у мужчин.

Терапию гиперпролактинемии начинают с приема 0,25-0,5 мг достинекса 1 раз в неделю. В зависимости от терапевтического эффекта и под контролем уровня пролактина недельная доза увеличивается на 0,5 мг в месяц. Обычная недельная терапевтическая доза составляет 1 мг (2 таблетки). Противопоказания: печеночная недостаточность. С осторожностью назначают больным с сердечно-сосудистой патологией, синдромом Рейно, печеночной недостаточностью, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, психическими заболеваниями в анамнезе.

Д. Антиандрогены.

Андрокур (ципротерона ацетат) — оказывает выраженный антиандрогенный эффект за счет конкурентного ингибирования андрогенных рецепторов. Дозозависимые эффекты препарата: атрофия половых желез, уменьшение оволосения кожных покровов, снижение сперматогенеза и полового влечения. Андрокур выпускают в таблетках по 50 мг и в ампулах по 300 мг для внутримышечных инъекций.

 У мужчин препарат угнетает либидо без изменения психосексуальной ориентации. Применяется при патологической гиперсексуальности, особенно если повышенное половое влечение направлено на детей, выражается в угрожающих актах насилия или других сексуально мотивированных действиях противоправного характера (эксгибиционизм). Терапия антиандрогенами не устраняет сексуальных парафилий, однако вследствие снижения либидо пациенты становятся более управляемыми, упорядочивается их поведение, облегчается проведение обязательных в этих случаях психокоррекционных и социотерапевтических мероприятий. Предпосылкой к назначению антиандрогенов, как правило, является осознание пациентом необходимости терапии и добровольное согласие на лечение. Для устранения сексуальной расторможенности и склонности к импульсивным поступкам андрокур назначают в дозе от 100 до 200 мг в сутки в течение 2-4 недель или до достижения отчетливого эффекта (снижение либидо, ослабление эрекции и оргазма). Затем дозу постепенно снижают до 75-50-25 мг в сутки, этого обычно достаточно для длительного поддерживающего лечения. В ряде западных стран для принудительного лечения по приговору суда применяется андрокур-депо по 300 мг (1 ампула) внутримышечно 1 раз в 10-14 дней с последующим уменьшением дозы.

Среди побочных эффектов андрокура отмечают геникомастию, снижение фертильности, депрессивные состояния. Препарат противопоказан при гепатитах, депрессии, наклонности к тромбоэмболиям.

 

4. Вазоактивные препараты

 

  А. Общего дествия.

  Трентал-400 ретардированная форма, содержащая в 1 драже 400 мг пентоксифиллина. Механизм действия препарата связывают с угнетением фосфодиэстеразы и накоплением цАМФ в клетках гладкой мускулатуры сосудов, в форменных элементах крови и других органах и тканях. Пентоксифиллин тормозит агрегацию тромбоцитов и эритроцитов, усиливает фибринолиз, что уменьшает вязкость крови и улучшает ее реологические свойства. Оказывает сосудорасширяющее действие, улучшает микроциркуляцию и снабжение тканей кислородом, особенно в конечностях и ЦНС. Применяют при атеросклеротической и дисциркуляторной энцефалопатии, нарушениях периферического кровообращения атеросклеротического генеза, в том числе при диабетических ангиопатиях. В сексологической практике трентал-400 используется при васкулогенных эрекционных дисфункциях, обусловленных атеросклеротическим поражением артерий, кровоснабжающих гениталии мужчины. Обычно его назначают внутрь в дозах 400 мг 2-3 раза в сутки. Курс лечения 1-2 месяца. Необходимо соблюдать осторожность при назначении препарата пациентам с выраженным атеросклерозом церебральных и коронарных артерий, нарушениями сердечного ритма, с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и желудка в анамнезе. Трентал-400 противопоказан при остром инфаркте миокарда и кровоизлиянии в мозг.

  Йохимбин – блокатор пресинаптических центральных и периферических a2-адренорецепторов. Повышает двигательную активность. Оказывает антидиуретическое действие. Улучшает периферический кровоток, способствует усилению кровенаполнения пещеристой ткани кавернозных тел за счет некоторого увеличения притока крови по генитальным артериям. При сексуальной стимуляции йохимбин уменьшает спастические реакции артерий, кровоснабжающих половой член, чем можно объяснить позитивный эффект в ряде случаев психогенных эрекционных дисфункций. В комплексе с другими препаратами показан при сексуальных дисфункциях инволюционного генеза. Назначают по 5 мг 3 раза в сутки. Курс лечения около одного месяца. Йохимбин может применяться по 1-2 таблетки перед предстоящим половым актом. Курение существенно ослабляет действие препарата. Противопоказания: ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, заболевания печени и почек.

  Танакан – растительный препарат, который выпускают в таблетках по 40 мг стандартизированного экстракта из листьев реликтового дерева Гинкго билоба, а также в растворе для приема внутрь (в 1 мл – 40 мг действующего вещества). Препарат улучшает мозговое кровообращение, обладает вазорегулирующим влиянием на всю сосудистую систему (артерии, вены, капилляры). Уменьшает агрегацию эритроцитов и тромбоцитов. Нормализует метаболические процессы, обладает антигипоксическим действием на ткани. Препятствует перекисному окислению липидов клеточных мембран. Оказывает противоотечное действие как на уровне головного мозга, так и на периферии. Влияет на нейромедиаторные системы, усиливая высвобождение из пресинаптических терминалий и ингибируя обратный захват биогенных аминов, чем объясняется определенный антидепрессивный эффект тонакана. Отмечен положительный эффект препарата при периферических нейропатиях. Танакан применяется при дисциркуляторных энцефалопатиях различного генеза, нарушениях периферического кровоснабжения и микроциркуляции. Его назначают по 1 таблетке или 1 мл раствора (40 мг) внутрь 3 раза в сутки во время еды. Средняя продолжительность курса лечения – 3 месяца.

  Уменьшая церебрастенические явления, танакан способствует улучшению общего тонуса и может усиливать либидо у мужчины пожилого возраста, а также у лиц, перенесших черепно-мозговую травму либо инсульт. При нарушениях эрекционной функции вследствие атеросклеротического поражения артерий, кровоснабжающих половой член (в том числе, при диабетических ангиопатиях и сопутствующих иннерваторных нарушениях генитальной области), препарат используется в дозе 120-160 мг/сутки в течение 2-4 месяцев. Наилучший эффект у больных с васкулогенными эрекционными дисфункциями достигается при сочетанном применении танакана, сермиона и различных общетонизирующих средств. Противопоказания к приему танакана не установлены.

  Сермион – обладает a2- адреноблокирующим, а также активизирующим метаболизм действием. Выпускают в таблетках для приема внутрь, содержащих по 5 или 10 мг ницерголина, а также в виде порошка для инъекций в ампулах по 4 мг действующего вещества в комплекте с растворителем. Препарат уменьшает сопротивление мозговых и легочных артерий, расширяет периферические сосуды. Повышает скорость кровотока в артериях верхних и нижних конечностей. У пациентов с артериальной гипертензией сермион может вызывать постепенное снижение кровяного давления. Препарат применяют при наличии показаний для усиления церебрального кровотока и активизации метаболических процессов мозга, а также для улучшения периферического кровоснабжения. Сермион назначают внутрь по 5-10 мг 3 раза в сутки до 2-3 месяцев. В случаях более выраженных нарушений кровотока начинают с парентерального введения препарата: внутримышечно по 2-4 мг раза в сутки, внутривенно капельно в дозе 4-8 мг разведенных в 100 мл физиологического раствора или 5 % раствора глюкозы. При эрекционных дисфункциях вследствие патологии артериального русла, кровоснабжающего гениталии, сермион применяется в вышеуказанных дозировках, нередко в сочетании с другими вазоактивными препаратами: тренталом, ксантинола никотинатом, актовегином. Следует отметить, что в случаях выраженных атеросклеротических изменениях артерий малого таза пораженные сосуды могут утратить способность реагировать даже на высокие дозировки сосудорасширяющих средств. Иногда это приводит к еще большему ослаблению эрекций у больных при назначении им сермиона и других вазоактивных препаратов, что связано с развитием своеобразного феномена «обкрадывания тазового кровотока», т. е. перераспределением крови через непораженные артерии в пользу нижних конечностей. Сермион противопоказан при повышенной к нему чувствительности.

 

  Б. Вазоактивные препараты селективного действия.

  Папаверина гидрохлорид – миотропное спазмолитическое средство. Препарат является ингибитором фермента фосфодиэстеразы и вызывает внутриклеточное накопление цАМФ, способствующее релаксации гладкомышечных волокон органов брюшной полости и периферических сосудов. При интракавернозном введении 2 % раствора папаверина гидрохлорида от 20 до 100 мг (1-5 мл) усиливается кровенаполнение пещеристых тел полового члена, что вызывает эрекцию. С 1982 года препарат используется в лечении эрекционных дисфункций различного (преимущественно органического) генеза. Эффективная доза подбирается индивидуально, начиная с 20 мг (1 мл). Такое количество препарата в ряде случаев способно вызвать полноценную эрекцию у больных с поражениями проводящих нервных путей, например при диабетической нейропатии. Оптимальной является дозировка препарата, которая обеспечивает возникновение полноценной эрекции продолжительностью от 30 до 90 минут. Причем фармакологически индуцированная эрекция сохраняется у мужчин на протяжении этого отрезка времени даже после эякуляции. При импотенции органического генеза может проводиться длительная терапия, в ходе которой папаверина гидрохлорид вводится 1-2 раза в неделю в течение многих месяцев. Пациентов обучают самостоятельному выполнению интракавернозных инъекций препарата непосредственно перед половой близостью.

  В качестве нагрузочной пробы 20-30 мг папаверина гидрохлорида используют при ультразвуковой допплерографии генитальных артерий. Препарат можно применять как скрининг-тест для исключения васкулогенного характера нарушений эрекционной функции. Возникновение полной эрекции после внутрикавернозного введения 20 мг (1 мл) папаверина гидрохлорида указывает на отсутствие нарушений кровотока в половом члене. Напротив, слабая эрекция или ее отсутствие после инъекции 60 мг (3 мл) препарата с высокой вероятностью свидетельствует о патологии генитального кровотока.

  К достоинствам препарата следует отнести его низкую стоимость и достаточно высокую эффективность. Вместе с тем многочисленные осложнения и побочные эффекты существенно ограничивают его использование у пациентов, особенно для длительного курсового лечения. Наиболее серьезное осложнение – развитие затяжной эрекции, которая сохраняется свыше 4 часов. В ряде случаев мужчина может добиться ее исчезновения самостоятельно: приняв ванну с прохладной водой и/или при помощи физической нагрузки на нижние конечности (приседания и т. п.). При эрекции, продолжающейся 6 часов и более, говорят о приапизме. Вероятность его возникновения на фоне интракавернозного введения папаверина гидрохлорида составляет около 5 %. Длительно сохраняющийся приапизм приводит к деструктивным изменениям в пещеристых телах полового члена с постепенной заменой гладкой мускулатуры пещеристых тел фиброзной тканью, что в дальнейшем влечет за собой грубые и стойкие нарушения эрекционной функции. Основным способом лечения данного осложнения является пункция одного из кавернозных тел с выпуском крови и промыванием пещеристой ткани раствором гепарина. При сохраняющейся эрекции интракавернозно вводят раствор адреналина или норадреналина (0,05-0,1 мг), чтобы вызвать сужение артерий, кровоснабжающих половой член. Как правило, этих действий бывает достаточно для снятия фармакогенного приапизма.

  Иногда отмечаются более легкие осложнения: гематома в месте инъекции, понижение артериального давления из-за выхода сосудосуживающего препарата в общий кровоток. Среди других осложнений зарегистрированы нарушения сердечного ритма, токсические поражения печени и почек. При длительном регулярном использовании препарата (свыше 12 месяцев) по различным оценкам у 16-57 % больных наблюдаются фиброзы и деформации кавернозных тел (E. Wespes, 1989).

  Даже единичные интракавернозные инъекции папаверина гидрохлорида противопоказаны больным с нарушениями атриовентрикулярной проводимости сердца, заболеваниями крови, болезнью Пейрони.

  Каверджект – синтетический простагландин Е 1. Выпускается в виде стерильного порошка алпростадила для интракавернозного введения по 10 и 20 мкг во флаконе в комплекте с растворителем.

Простагландин Е 1 (алпростадил) стимулирует аденилатциклазу, что приводит к увеличению цАМФ, которая вызывает расслабление гладкомышечных волокон кавернозных артерий и синусоидов пещеристых тел, обеспечивая развитие эрекции полового члена.

Внутрикавернозное введение каверджекта используется в терапии наиболее тяжелых нарушений эрекционной функции, в первую очередь при патологии генитального кровотока и поражениях структур, связанных с иннервацией полового члена. В зависимости от характера расстройства доза препарата, обеспечивающая достаточную для полового акта эрекцию, может составлять от 2,5 до 60 мкг. Подбор эффективной дозировки осуществляют в кабинете врача, начиная с интракавернозной инъекции 5-10 мкг каверджекта. Если у пациента возникла полная эрекция, продолжающаяся свыше 2 часов, доза для следующего введения уменьшается в 1,5-2 раза, при недостаточной эрекции она увеличивается на 5 мкг. Оптимальной считается наименьшая дозировка препарата, обеспечивающая полноценную эрекцию через 5-10 минут после его введения длительностью 30-60 минут. Рекомендуемая частота инъекций не превышает одной в день и не более 3 раз в неделю. При хранении в холодильнике в оригинальном флаконе разведенный раствор каверджекта сохраняет свою стабильность 7 суток и в течение этого времени может использоваться повторно. Для проведения длительной терапии в домашних условиях пациентов обучают самостоятельному выполнению инъекций препарата. Непосредственный эффект при использовании каверджекта наблюдается по разным данным в 70-94% случаев (В. Morik et al., 1988; W. Michaelis,1989 и др.). Имеются указания, что в случаях длительного применения препарата при различных эрекционных дисфункциях органического генеза, около трети пациентов отмечает улучшение качества самостоятельных эрекций, которые начинают возникать и без предварительного введения каверджекта (А. Bücher et al. Н. Porst, 1992).

Каверджект может использоваться в качестве скрининг-теста для диагностики нарушений генитального кровотока. Отсутствие полной эрекции с максимальной ригидностью полового члена в течение 10 минут после введения 20 мкг препарата либо задержка его отвердения более чем на 15 минут, как правило, свидетельствуют о патологии артериального кровоснабжения гениталий. Если же у пациента возникает неполная эрекция и наблюдается ранняя (уже через несколько минут) потеря ригидности пениса могут быть заподозрены аномалии венозного оттока из кавернозных тел. Каверджект также широко применяется в качестве фармакологической нагрузки при допплеровском ультразвуковом сканировании пенильных артерий, ангиографических и радиоизотопных исследований состояния генитального кровотока. Побочные эффекты отмечаются существенно реже чем при использовании папаверина. В месте инъекции иногда возникают гематомы. Некоторые больные отмечают болезненные ощущения и жжение в половом члене после введения препарата. Затяжная эрекция и приапизм наблюдаются примерно у 1,3 % пациентов, причем в подавляющем числе случаев они самостоятельно редуцируются. Доля пациентов, потребовавших медицинского вмешательства для устранения приапизма составляет      0,2 %. При длительном применении каверджекта описаны лишь единичные случаи фиброза кавернозной ткани и искривлений полового члена. Системные побочные эффекты также редки. При использовании препарата в дозах более 20-30 мкг иногда снижается артериальное давление, учащается пульс, возможны кратковременные нарушения сердечного ритма.

Интракавернозное введение каверджекта противопоказано больным с серповидно-клеточной анемией, лейкозом, а также при наличии анатомических деформаций полового члена.

Виагра – первый пероральный препарат, который оказывает прицельное активизирующее воздействие на гемодинамические механизмы эрекции. Выпускается в таблетках для приема внутрь, содержащих соответственно 25, 50 или 100 мг активного вещества силденафила цитрата. Препарат облегчает естественный ответ на половое возбуждение в виде наступления эрекции.

При сексуальной стимуляции в тканях полового члена мужчины происходит высвобождение оксида азота, который активизирует образование цГМФ. Повышение уровня цГМФ ведет к расслаблению гладких мышц кавернозной ткани и усиленному кровенаполнению полового члена. Виагра является мощным селективным ингибитором фосфодиэстеразы 5-го типа (ФДЭ5), которая расщепляет цГМФ. Поэтому при наличии у мужчины полового возбуждения препарат, угнетая ФДЭ5, активно усиливает расслабляющий эффект оксида азота на пещеристую ткань, облегчая возникновение полноценной эрекции.

Виагра применяется при эрекционных дисфункциях различного генеза (органических, психогенных, смешанных) у мужчин в любом возрасте. Препарат обнаруживает отчетливый клинический эффект в 78 % случаев. Виагра недостаточно эффективна у мужчин со сниженным половым влечением или его отсутствием, а также при выраженных нарушениях генитального кровотока. Страх перед возможной сексуальной неудачей в некоторых случаях также блокирует действие препарата, вероятно, из-за нарушений тонуса генитальных артерий и биохимического дисбаланса в кавернозной ткани, связанных со страхом.

Психотерапевтическая коррекция имеющейся у пациентов тревожно-фобической симптоматики приводит к улучшению качества эрекции на фоне приема виагры при половых дисфункциях психогенной и смешанной этиологии.

После перорального приема виагра начинает действовать через 30–60 минут и сохраняет свою эффективность в облегчении достижения эрекции около 5 часов. Наряду с усилением эрекции препарат может вызывать повышение яркости сексуальных переживаний и остроты ощущений при оргазме.­

Рекомендуется первый прием виагры в дозе 50 мг (1 таблетка) примерно за  час до планируемой сексуальной активности. В последующем в зависимости от эффективности и переносимости дозы может быть увеличена до 100 мг или уменьшена до 25 мг. Максимальная частота применения препарата – 1 раз в сутки. Виагру можно принимать независимо от приема пищи, хотя её присутствие в желудке (особенно жирной) может снизить скорость абсорбции. Не отмечено существенного отрицательного взаимодействия виагры с алкоголем, антибиотиками, антидепрессантами, сахароснижающими и гипотензивными препаратами. Препарат может усиливать гипотензивное действие нитратов, поэтому виагру не следует назначать больным, которые принимают нитросодержащие препараты в любой форме. С осторожностью следует подходить к назначению виагры лицам с сердечно-сосудистыми заболеваниями, поскольку сексуальная активность сама по себе имеет определенную степень риска осложнений со стороны сердца и сосудов. Необходимо соблюдать осторожность при использовании виагры у больных с анатомической деформацией полового члена (фиброз кавернозных тел, болезнь Пейрони) и лиц, страдающих заболеваниями, предрасполагающими к развитию приапизма (серповидноклеточная анемия, множественная миелома или лейкоз).

Среди побочных эффектов отмечаются головная боль, приливы жара к лицу, головокружение, диспептические явления, заложенность носа, легкие и преходящие изменения цветовосприятия и кратковременное нарушение четкости зрения. Частота побочных эффектов возрастает с увеличением дозы препарата.

 

Препараты, стимулирующие центральную

и периферическую нервную систему

Стрихнин – главный алкалоид семян чибулихи. В медицинской практике применяют 0,1 % раствор стрихнина нитрата в ампулах для инъекций по 1 мл. В терапевтических дозах стрихнин оказывает стимулирующее действие на органы чувств (обостряет зрение, вкус, слух, тактильную чувствительность), возбуждает дыхательный и сосудодвигательные центры, тонизирует скелетную мускулатуру и сердечную мышцу, усиливает процессы обмена.

Действие стрихнина связано с облегчением проведения возбуждения в межнейронных синапсах спинного мозга.

Стрихнин применяется как тонизирующее средство при выраженной астенизации, гипотонии, парезах и параличах, атонии желудка и т. п. Усиление рефлекторной деятельности может оказывать благоприятный эффект при эрекционных дисфункциях, обусловленных неврологической патологией, или в структуре затяжных астенических состояний различного генеза. Препарат назначают в виде подкожных инъекций по 1 мл 1–2 раза в день. В необходимых случаях доза может быть увеличена до 2 мл (0,002) 2 раза в день. Курс лечения 10–15 дней.

В случаях передозировки возможны напряжение лицевых, затылочных и других мышц, затруднение дыхания, тетанические судороги.

Стрихнин противопоказан больным с гипертонической болезнью, бронхиальной астмой, стенокардией, при выраженном атеросклерозе, тиреотоксикозе, заболеваниях печени и почек, склонности к судорожным реакциям.

Прозерин – синтетическое антихолинэстеразное вещество. Выпускается в таблетках по 15 мг и в ампулах по 1 мл 0,05 % раствора (0,5 мг) для инъекций. Препарат облегчает проведение импульсов в холинэргических синапсах ЦНС, улучшает нервно-мышечную проводимость, усиливая процессы возбуждения, повышая тонус гладкой и поперечнополосатой мускулатуры.

Прозерин применяют при миастении, двигательных и чувствительных расстройствах, связанных с травмами спинного мозга, радикулитами, невритами либо обусловленных последствиями острых нарушений мозгового кровообращения.

При эрекционных дисфункциях и вялом истечении семени в момент эякуляции вследствие нарушений путей иннервации мужских гениталий прозерин назначают в виде ежедневных подкожных инъекций по 1 мл (на курс 15-25 инъекций) или по 1 таблетке (15 мг) 2 раза в день (20-30 дней). Для усиления эффекта прозерин нередко сочетают с подкожным введением 1-2 мл 0,1 % стрихнина нитрата (курс 10-20 инъекций) и приемом тиамина хлорида. В случае необходимости курс лечения повторяют после 3-4 недельного перерыва.

При передозировке возможен «холинэргический криз»: гиперсаливация, тошнота, миоз, усиление перистальтики, понос, частое мочеиспускание, мышечные подергивания, развитие общей слабости. Антидотом является атропин. Противопоказан при эпилепсии, гиперкинезах, бронхиальной астме, стенокардии, выраженном атеросклерозе.

Убретид – антихолинэстеразный препарат с пролонгированным действием. Выпускается в таблетках содержащих по 5 мг действующего вещества дистигмина бромида и в виде раствора для инъекций по 1 мл (0,5 и 1 мг) в ампуле. Препарат вызывает аккумуляцию ацетилхолина в синаптической щели, продлевая и усиливая связанные с ним процессы в скелетных мышцах и парасимпатических нервах. Убретид повышает тонус желудочно-кишечного тракта, мочевого пузыря, сфинктеров и мочеточников, вызывает умеренную вазодилатацию и повышение тонуса поперечнополосатых мышц. В сексологической практике препарат можно использовать при расстройствах эрекции, затрудненной либо ускоренной эякуляции, обусловленных частичными нарушениями проводимости спинного мозга, а также при поражениях периферических нервных образований, участвующих в иннервации половых органов, например при диабетических или алкогольных нейропатиях. Убретид вначале назначают по 1/2-1 таблетке (2,5-5 мг) 1 раз в сутки. В зависимости от эффекта доза может быть увеличена до 2 таблеток в сутки или уменьшена до 1 таблетки один раз в 2-3 дня. Таблетки принимают натощак утром за 30 минут до завтрака. В тяжелых случаях препарат используют в виде внутримышечных инъекций по 0,5 мг 1 раз в сутки. Продолжительность лечения убретидом 3–4 недели. При передозировке препарата отмечают мускариновые (тошнота, рвота, понос, повышение перистальтики, слюноотделения, бронхоспазмы, брадикардия, миоз, потливость) и никотиновые (мышечные спазмы, затруднения при глотании) эффекты. Побочные явления снимаются атропином.

Противопоказания: гипотония, хроническая сердечная недостаточность, недавний инфаркт миокарда, тиреотоксикоз, бронхиальная астма, эпилепсия, миотония, гипертонус кишечника, желчных и мочевых путей, язвенная болезнь желудка.

 

 Метаболиты и ферменты, регулирующие обмен веществ

Милдронат – структурный аналог гамма g-бутиробетаина – предшественника карнитина. Выпускается в капсулах для приема внутрь по 0,25 г и в виде инъекционного раствора по 5 мл (0,5 г) в ампуле. Препарат улучшает метаболические процессы, повышает работоспособность, уменьшает симптомы психического и физического перенапряжения, оказывает антиишемическое и кардиопротективное действие, регулирует клеточный иммунитет, купирует соматовегетативные расстройства при алкогольном абстинентном синдроме.

Милдронат применяют при физическом и умственном перенапряжении, снижении работоспособности, а также для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы и нарушений мозгового кровообращения.

Учитывая энергезирующее, антистрессорное и вегетостабилизирующее действие милдроната, его используют в комплексном лечении нарушений потенции функционально-психогенного характера (на фоне психотерапии), а также при различных эрекционных дисфункциях органического генеза. Поскольку милдронат существенно не влияет на артериальное давление, он является одним из немногих препаратов с тонизирующим действием, который может применяться у больных, страдающих гипертонической болезнью. В сексологической практике милдронат назначают внутрь по 0,25-0,75 г (1-3 капсулы) 2 раза в день на протяжении 3-4 недель. Для достижения более отчетливого и быстрого тонизирующего эффекта в начале курса лечения милдронат иногда вводят внутривенно струйно по 0,5-1 г (5-10 мл) 1 раз в сутки 7-10 дней. Препарат малотоксичен и лишь в редких случаях вызывает кожный зуд, диспептические явления, тахикардию, возбуждение, понижение артериального давления. Противопоказания к приему милдроната не описаны.

Аденозинтрифосфорная кислота (АТФ) – естественная составная часть тканей организма. Особенно ею богаты мышцы. АТФ участвует во многих процессах обмена веществ и рассматривается как один из медиатров нервного возбуждения; усиливает коронарное, церебральное и периферическое кровообращение.

Для медицинского применения выпускается 1 % раствор натрия аденозинтрифосфата для инъекций в ампулах по 1 мл. Препарат применяют в комплексном лечении ишемической болезни сердца, облитерирующего атеросклероза, спазмов периферических сосудов, мышечной дистрофии. Вместе с вазоактивными препаратами АТФ используется в лечении васкулогенных эрекционных дисфункций. У пациентов со снижением потенции различного генеза АТФ находит применение в комбинации с адаптогенами. АТФ может оберегать гипофизадреналовую систему от чрезмерного реагирования в стрессовых ситуациях вследствие активации обменных процессов в других тканях (Г. С. Васильченко, 1983). Курс лечения 20 внутримышечных инъекций по 1 мл ежедневно. Препарат противопоказан при выраженной гипотонии и свежих инфарктах миокарда.

 Психотропные препараты

А. Транквилизаторы.

Грандаксин – вызывает анксиолитический эффект, не сопровождающийся выраженным седативным, миорелаксирующим, противосудорожным действием. Является психовегетативным регулятором. Обладает умеренной стимулирующей активностью, относится к «дневным» транквилизаторам. Выпускается в таблетках, содержащих по 50 мг действующего вещества тофизопама. Применяется при невротических расстройствах и других состояниях, сопровождающихся эмоциональным напряжением, вегетативными нарушениями, умеренно выраженным страхом, пониженной активностью и навязчивыми переживаниями. В сексологической практике грандаксин используют при тревожном ожидании сексуальной неудачи и страхе перед коитусом (обычно в сочетании с методами психотерапевтической коррекции). Препарат назначают внутрь по 50-100 мг 1-3 раза в сутки. Курс лечение 2-4 недели.

Противопоказания: психомоторное возбуждение, глубокая депрессия и декомпенсированная дыхательная недостаточность.

Рудотель (мезапам) – дневной транквилизатор из группы бензодиазепинов. Препарат вызывает отчетливый анксиолитический эффект. Седативное действие выражено слабо. Снижает состояние тревоги, чувство страха, внутреннее напряжение, общее двигательное беспокойство. Стабилизирует физическую активность. Выпускается в таблетках, содержащих по 10 мг действующего вещества медазепама. Применяется при тревожно-невротических расстройствах, психосоматических и психовегетативных жалобах. Пациентам с тревожным ожиданием сексуальной неудачи рудотель назначают по 5-10 мг (1/2-1 таблетке) 2-3 раза в день в течение 2-3 недель. При психогенных эрекционных дисфункциях для коррекции нейровегетативной регуляции тонуса генитальных артерий рудотель, как и другие транквилизаторы, часто сочетают с приемом a2-адреноблокаторов (йохимбин, сермион, редергин и т. п.).

Рудотель с осторожностью назначают больным с тяжелыми нарушениями функции почек или печени.

Ксанакс (алпразольам) – производное триазоло-бензодиазепина. Оказывает выраженный анксиолитический эффект. Уменьшает беспокойство, чувство тревоги, страха, напряжения. Отмечена антидепрессивная активность препарата, обладает вегето-стабилизирующим, миорелаксирующим и умеренным снотворным действием. Ксанакс выпускается в таблетках, которые содержат по 0,25; 0,5; 1; 2 мг действующего вещества алпразолама. Назначают больным с тревожными и смешанными тревожно-депрессивными состояниями, включая панические расстройства. При психогенных и смешанных сексуальных дисфункциях, сопровождающихся тревожно-депрессивной симптоматикой, ксанакс назначают в небольших дозах (0,5-1,0 мг/сутки в 2-3 приема) на протяжении 2-3 недель в комбинации с методами психотерапии. У мужчин, страдающих преждевременной эякуляцией, ксанакс, снижая тревогу и общую возбудимость, может способствовать удлинению полового акта при его приеме по 0,25-0,5 мг за 1-2 часа до предполагаемой сексуальной активности.

Препарат с осторожностью назначают больным с нарушениями функции печени и почек, дыхательной недостаточностью, а также лицам склонным к злоупотреблению транквилизирующими средствами.

Буспар (буспирон) – оказывает отчетливое анксиолитическое действие без седативного компонента. Препарат не обладает гипнотическими и миорелаксирующими свойствами. Улучшает настроение при депрессиях невротического уровня. Уменьшает симптомы вегетативной функции. Выпускается в таблетках по 5 и 10 мг. Буспар используется в терапии различных тревожных расстройств, особенно при наличии недифференцированной тревоги (как психической, так и соматической). Рекомендуемые дозы составляют от 10 до 60 мг в сутки. В случаях возникновения у мужчин тревожной симптоматики, связанной с сексуальными неудачами буспар может применяться в виде 3–4 недельного курса по 2,5–5,0 мг 2–3 раза в день в сочетании с психотерапией. Поскольку препарат лишен угнетающего влияния на потенцию, для уменьшения тревожных опасений у мужчины его иногда назначают по 2,5–5,0 мг за 1,5–2,5 часа до предполагаемого полового акта.

Буспар обычно хорошо переносится. В редких случаях наблюдаются головокружение, тошнота, головные боли, потливость, дисфории. При приеме препарата практически отсутствует риск возникновения психологической или физической зависимости.

 

Б. Нейролептики.

Сонапакс (тиоридазин) – оказывает умеренное антипсихотическое действие, которое сочетается с успокаивающим влиянием с известным стимулирующим компонентом и мягким антидепрессивным эффектом. Выпускается в драже по 10 и 25 мг препарата. Используется при психических и эмоциональных расстройствах, сопровождающихся страхом, тревогой, напряженностью, ипохондрией, навязчивостями, фобиями, сенестопатиями. Амбулаторно для лечения пограничных состояний сонапакс применяют в дозе 30–100 мг/сутки. В сексологической практике сонапакс чаще всего используется у пациентов с преждевременной эякуляцией. Для удлинения коитуса препарат обычно назначают по 20–25 мг за 1–1,5 часа до половой близости. В целях снижения местной реактивности на головку полового члена перед половым актом дополнительно могут наноситься местноанестезирующие средства. Следует учесть, что сонапакс, как практически любой нейролептик, способен угнетающе влиять на потенцию, поэтому его не следует использовать у мужчин, предъявляющих жалобы на ускоренную эякуляцию и слабость эрекции одновременно.

Сонапакс противопоказан при возникновении к нему аллергических реакций, изменениях картины крови после применения других лекарств.

 

В. Антидепрессанты.

Анафранил (кломипрамин) – трициклический антидепрессант. Мощное тимоаналептическое действие препарата обусловлено его способностью блокировать обратный нейрональный захват норадреналина и серотонина. Обладает выраженным противотревожным эффектом. Оказывает также адренолитическое, холинолитическое, антигистаминное и антисеротониновое действие. Препарат выпускается в таблетках по 10 и 25 мг, а также в виде раствора для инъекций в ампулах по 2 мл (25 мг).

Анафранил применяют в лечении эндогенных депрессий, в том числе с ведущим тревожным аффектом. Эффективен при атипичных, невротических, реактивных и соматизированных депрессиях, панических расстройствах, навязчиво-компульсивных синдромах и фобиях. Препарат применяется в широком диапазоне доз: от 25–50 мг до 250–300 мг в сутки. Анафранил оказывает тормозящее действие на эякуляторный рефлекс, поэтому используется в терапии преждевременной эякуляции. С этой целью препарат назначается 1 раз в сутки (на ночь или за 1,5 часа до возможного полового акта) по 12,5–25 мг в течение 1–2 месяцев. Возможна иная схема приема: по 25 мг за 1,5–2 часа до предстоящего коитуса в сочетании с местноанестезирующими средствами, наносимыми на головку полового члена. Поскольку анафранил может оказывать депотенцирующее действие, его не следует назначать пациентам, имеющим проблемы с возникновением и поддержанием эрекции.

Побочные эффекты анафранила умеренно выражены и обычно транзиторны. В начале лечения либо при использовании высоких доз наблюдаются сонливость, повышенная утомляемость, головная боль, головокружение, сухость во рту, тошнота, запоры, нарушения аккомодации, тахикардия.

Следует соблюдать особую осторожность при назначении анафранила пациентам с эпилепсией, сердечно-сосудистой недостаточностью, нарушениями сердечного ритма, тиреотоксикозом, аденомой простаты.

Коаксил (тианептин) – трициклический антидепрессант, обладающий анксиолитическими и вегетостабилизирующими свойствами. Выпускаеют в таблетках по 12,5 мг. Механизм действия коаксила связывают с повышением обратного захвата серотонина нейронами головного мозга и гиппокампа. Препарат применяют при нерезко выраженных депрессиях и тревожных состояниях различного генеза, а также у больных алкоголизмом с аффективными нарушениями. Рекомендуемая доза 37,5 мг в сутки (по 1 таблетке 3 раза в день перед едой). Коаксил лишен отрицательного влияния на половую сферу, поэтому без каких-либо ограничений его можно использовать у пациентам с психогенными и смешанными сексуальными дисфункциями.

Прием препарата в суточной дозе 25 мг приводит к ослаблению тревоги перед возможной неудачей при коитусе. Курс лечения 3–4 недели.

Коаксил хорошо переносится, поскольку не оказывает холинолитического действия. Изредка могут отмечаться быстропреходящие боли в эпигастрии, сухость во рту, тошнота, запоры, нарушения сна, головокружение, головная боль, тахикардия, экстрасистолия, мышечные боли.

Препарат не имеет противопоказаний, за исключением одновременного применения ингибиторов МАО и детского возраста пациента (до 15 лет).

Тразодон – антидепрессант сложной бициклической структуры с недостаточно ясным механизмом действия. Препарат блокирует обратный нейрональный захват серотонина, а также обладает адренолитическими, антисеротониновыми и некоторыми антигистаминными свойствами. Выпускается в таблетках по 50 мг. Тразодон оказывает умеренное антидепрессивное действие, а также седативный, анксиолитический и в меньшей степени антифобический эффекты. Чаще применяется при неглубоких тревожных депрессиях различного происхождения и дисфорических состояниях органического генеза, психосоматических заболеваниях. Рекомендуемые дозы варьируют от 200 до 600 мг в сутки в три приема. Тразодон способен усиливать эрекции, а при его приеме в высоких дозировках у мужчин иногда даже развивается приапизм. Поэтому в небольших дозах (100–200 мг/сутки) препарат можно использовать при эрекционных дисфункциях различного генеза, сопровождающихся тревожным ожиданием сексуальной неудачи и пониженным настроением. Курс лечения около 1 месяца. Прием тразодона иногда сопровождается побочными эффектами: сонливостью, сухостью во рту, головокружением, утомляемостью, снижением артериального давления, сердечными аритмиями и раздражением желудочно-кишечного тракта. Противопоказан при инфаркте миокарда.

Золофт (сертралин) – типичный представитель антидепрессантов – селективных ингибиторов реаптейка серотонина (СИРС). Блокадой обратного захвата серотонина пресинаптическими окончаниями нейронов и стимуляцией серотонинергических структур мозга объясняют основное тимоаналептическое действие препаратов данной группы. Считается, что этот же механизм обеспечивает терапевтический эффект СИРС при обсессивно-компульсивных и панических расстройствах, дисморфофобии, синдроме хронической усталости, нервной анорексии и булимии, ипохондрическом расстройстве и разнообразных хронических болевых синдромах, расстройствах привычек и влечений, личностной патологии, которая сопровождается чрезмерной раздражительностью и агрессивностью, включая сексуальное агрессивное поведение.

Важная особенность всех препаратов группы СИРС – практически полное отсутствие прямого воздействия на холинергические, адренергические гистаминергические, серотонинергические, дофаминергические и ГАМК-ергические рецепторы, что существенно снижает риск побочных эффектов или серьезных осложнений при передозировке.

Золофт выпускается в таблетках по 50 мг и 100 мг. Наряду с отчетливым тимоаналептическим эффектом препарат оказывает анксиолитическое, антиобсессивное и вегетостабилизирующее действие. Применяется для лечения депрессий, тревожно-депрессивных состояний, панических и обсессивно-фобических расстройств. Препарат назначают 1 раз в день. Терапевтическая доза составляет от 50 до 200 мг/сутки.

Использование золофта у сексологических пациентов основано на известном клиническом факте: все препараты группы СИРС, существенно не влияя на потенцию, тормозят наступление семяизвержения (в наибольшей степени пароксетин и золофт). В целях удлинения коитуса у мужчин с преждевременной эякуляцией золофт назначают по 1/2 таблетке (25 мг) 1 раз в сутки во второй половине дня. При отсутствии необходимого эффекта после двух недель приема дозу увеличивают до 1 таблетки (50 мг) в сутки. Длительность терапии составляет около 2 месяцев. Возможно потенцирование эффекта золофта местным применением 10 % раствора лидокаина в аэрозоле непосредственно перед коитусом. Пациентам также рекомендуется активно использовать приемы древних восточных практик, позволяющие пролонгировать половой акт. (У мужчин с преждевременной эякуляцией в чистом виде они, как правило, малоэффективны.) К таким приемам, например, относятся неоднократное сжатие анальной мускулатуры и повторные круговые движения глазных яблок при резком усилении возбуждения во время коитуса. На фоне употребления золофта, повышающего порог возбудимости эякуляторного центра, эти приемы оказывают дополнительный эффект и, кроме того, выступают в качестве своеобразных «якорей», формируя при регулярных повторениях условно-рефлекторную связь между их выполнением и задержкой эякуляции. После окончания курса лечения золофтом это позволяет многим пациентам успешно использовать указанные приемы для пролонгации коитуса.

К возможным побочным эффектам при приеме золофта относят нарушения желудочно-кишечного тракта (тошнота, диарея), снижение аппетита, головную боль, редко потливость и тремор. У пациентов, страдающих тревожными расстройствами, в первые недели приема могут отмечаться усиление тревоги и беспокойства, расстройства сна и другие симптомы гиперактивации. Препарат не рекомендуется применять у больных с нарушениями функции печени и почек.

 

Г. Психостимуляторы.

Сиднокарб – психостимулирующее средство. Стимулирующий эффект препарата связан с его воздействием на норадренергические и в некоторой степени дофаминергические структуры головного мозга. Выпускается в таблетках по 5 и 10 мг. Применяется при затяжных астенических состояниях различной этиологии. Уменьшает явления алкогольной абстиненции. В сексологической практике сиднокарб иногда используется у пациентов со снижением либидо и ухудшением качества эрекций на фоне выраженной астенизации с заторможенностью, вялостью, апатией, снижением работоспособности и повышенной сонливостью. Дозы подбирают индивидуально. Начальная доза – 5 мг в сутки в один прием. При необходимости ее постепенно увеличивают до 15–30 мг/сутки, разделив на два приема в первой половине дня. Курс лечения 2–3 недели. Сиднокарб не следует назначать возбужденным пациентам и при явлениях раздражительной слабости. Осторожность требуется при выраженном атеросклерозе и гипертонической болезни.

 

Д. Ноотропы.

Пикамилон – ноотропный препарат, сочетающий свойства гамма-аминобутировой и никотиновой кислоты. Препарат улучшает память, увеличивает устойчивость ЦНС к воздействию неблагоприятных факторов. Оказывает некоторое анксиолитическое и психостимулирующее действие, восстанавливает умственную и физическую работоспособность при переутомлении. Улучшает церебральный кровоток, имеет антигипоксический и антиоксидантный эффекты. Выпускается в таблетках по 20 мг и 50 мг. В сексологической практике применяется в комплексном лечении сексуальных дисфункций, развившихся после перенесенных черепно-мозговых травм, ишемического инсульта, нейроинфекции, а также не фоне астенических и астенодепрессивных состояний, обусловленных нервно-психическими заболеваниями. Пикамилон назначают по 20–50 мг 2–3 раза в сутки. Курс лечения 1–2 месяца. Побочные эффекты наблюдаются редко. Возможны аллергические реакции, тошнота, головная боль и головокружение.

Противопоказания: острые и хронические заболевания почек.

 

 Гепатопротекторы

Эссенциале – комплексный препарат, содержащий «эссенциальные» фосфолипиды (субстанцию EPL) вместе с витаминами. Главное действующее вещество препарата субстанция EPL – основной элемент в структуре клеточной оболочки и органелл гепатоцитов. Эссенциале оказывает нормализующее действие на метаболизм липидов, белков и дезинтоксикационную функцию печени, восстанавливает и сохраняет клеточную структуру печени, тормозит формирование в ней соединительной ткани. Препарат выпускается в капсулах и в виде раствора для инъекций по 5 мл в ампуле. Применяют при гепатитах и циррозе печени, жировой дегенерации печени различной этиологии, лекарственных и алкогольных поражениях печени. Лечение рекомендуется начинать с комбинированного введения эссенциале внутривенно (по 1–2 ампулы ежедневно) и внутрь по 2 капсулы 2 раза в день. По мере улучшения состояния печени полностью переходят на пероральный прием препарата по 2 капсулы 2–3 раза в сутки во время еды. Курс лечения составляет 3 месяца и при необходимости может быть продолжен или повторен.

Известно, что при выраженных нарушениях функции печени у мужчин может развиваться гипогонадизм и феминизация организма (геникомастия, уменьшение оволосения тела). Отмечаются снижение полового влечения, ослабление эрекций, уменьшение объема эякулята и количества сперматозоидов. В плазме крови падает содержание тестостерона, а уровень пролактина повышается, увеличивается суточная экскреция эстрогенов с мочей. В этих случаях использование препаратов, улучшающих функциональное состояние печени и ускоряющих процесс восстановления гепатоцитов – обязательный элемент в комплексной терапии сексуальных дисфункций. Как правило, проводят повторные курсы лечения эссенциале или другими гепатопротекторами в сочетании с адаптогенами, поливитаминами и аминокислотами. Эссенциале обычно хорошо переносится. Крайне редко возникают неприятные ощущения в эпигастральной области.

Лив-52 – комбинированный препарат, изготовляемый из лекарственных растений по рецептам древней индийской медицины. Оказывает гепатостимулирующее, гепатопротективное и холеретическое действие, тонизирует желудочно-кишечный тракт. Лив-52 выпускается в виде таблеток и каплей для приема внутрь, содержащих 19 растительных ингредиентов. Препарат используется при гепатитах и циррозах печени, хроническом жировом гепатите, а также для профилактики и лечения поражений печени лекарственными препаратами, химическими веществами и алкоголем. Лив-52 назначают по 2–3 таблетки по 3–4 раза в день на протяжении 2–3 месяцев и более. При нарушениях потенции у больных алкоголизмом, в том числе в периоды алкогольной ремиссии, Лив-52 применяют в вышеуказанной дозировке вместе с адаптогенами, метаболитами, поливитаминами. Курс лечения 1,5–2 месяца. Крайне редко Лив-52 вызывает аллергические реакции и диспептические явления.

 

Препараты, действующие в области

периферических нервных оканчаний

А. Местноанестезирующие средства.

Лидокаин в виде дозированного аэрозоля для местного применения. Содержит 790 доз во флаконе (одна доза – 4,0 мг). Используется у мужчин, страдающих преждевременной эякуляцией, как правило, на фоне приема препаратов центрального действия, повышающих пороги эякуляторного рефлекса (спеман-форте, резерпин, анафранил, золофт и др.). Обычно на головку полового члена в области уздечки за несколько минут до коитуса наносится 1–2 дозы аэрозоля лидокаина, что вызывает локальное снижение чувствительности примерно на 15 минут. В ряде случаев это способствует увеличению продолжительности полового акта. При обильном орошении аэрозолем лидокаина всей головки и других участков полового члена тотальное снижение его чувствительности может тормозить эрекцию или приводить к временному исчезновению сладострастных ощущений при копулятивных фрикциях. Наружное применение лидокаина противопоказано при повышенной чувствительности к препарату.

 

Б. Местнораздражающие мази.

Химколин – сексуальный стимулятор для местного применения. Выпускается в виде крема, содержащего масла лекарственных растений по 10 или 21 г в тубах. Препарат увеличивает кровенаполнение полового члена, способствуя достижению эрекции. При эрекционных дисфункциях химколин применяется вместе с препаратом тентекс-форте либо с другими адаптогенами. Обычно крем наносят на половой член и лобковую область, втирая его путем легкого массирования 1–2 раза в день в течение месяца. Химколин также используют примерно за 1 час до предстоящей близости, смывая его непосредственно перед коитусом или не делая этого, поскольку крем не оказывает раздражающего воздействия при попадании во влагалище женщины.

Препараты, улучшающие функцию простаты

Спеман форте – содержит ряд экстрактов растительного происхождения. Выпускается в таблетках по 100 штук в упаковке. Снижает возбудимость центров, регулирующих половые функции, улучшает функциональную активность предстательной железы.

Основными показаниями к приёму препарата являются преждевременная эякуляция, сперматорея, частые ночные поллюции, половые дисфункции обусловленные возрастной инволюцией. При ускоренном семяизвержении спеман форте назначают по 1-2 таблетке 2-3 раза в день на протяжении 3-4 недель. При сперматорее назначают по 1-2 таблетке в день 4-6 недель.

 

ДРУГИЕ МЕТОДЫ КОРРЕКЦИИ  СЕКСУАЛЬНЫХ ДИСФУНКЦИЙ

У МУЖЧИН.

Наряду с психотерапией и применением лекарственных препаратов в коррекции половых дисфункций у мужчин используются и иные лечебные мероприятия. Автор не ставил перед собой задачу их детального рассмотрения. Вместе с тем для более полного освещения вопроса далее приведены основные методы физиотерапии, рефлекторные, вспомогательные и хирургические способы лечения нарушений половой сферы у мужчин.

 

Физиотерапевтические и рефлекторные

 методы воздействия

Физиотерапия и рефлексотерапия достаточно широко используются в практике отечественных сексологов. Ниже представлен перечень лечебных методов и процедур, которые наиболее часто применяются в комплексном лечении половых дисфункций у мужчин.

  1. Электролечение:
  • импульсные токи низкой и звуковой частоты (используются аппараты «Лэнар», «Электросон-2» и др.);
  • электростимуляция с помощью аппаратов «Эндотон-1», «Интратон» и т. п. (промежностная, ректальная и уретральная);
  • электропунктура и электроакупунктура (воздействие импульсными токами низкой частоты на биологически активные точки без применения игл или в сочетании с иглоукалыванием с помощью аппаратов «ЭЛИТА-4», «ЭЛАП-1»);
  • дарсонвализация;
  • микроволновая (СВЧ) терапия;
  1. Воздействие магнитным полем:

— магнитотерапия с помощью переменного магнитного поля (аппараты «Полюс-1» и «Полюс-101») и постоянного магнитного поля (аппликаторы листовые магнитоформные).

  1. Воздействие ультразвуком:
  • ультрафонофорез.
  1. Светолечение:
  • ультрафиолетовое излучение;
  • лазерное излучение и лазеропунктура;
  • визуальная цветоимпульсная стимуляция.

5. Водолечение:

  • обливание, обмывание, обтирание, укутывание, общий гидромассаж и гидромассаж простаты, лечебные микроклизмы.

6.Теплолечение:

  • грязелечение в аппликационной и внутриполостной (ректальной) формах;

7. Лечебный массаж:

  • пальцевой массаж предстательной железы и семенных пузырьков;
  • ЛД-терапия (пневмомассаж полового члена с помощью локального низкого давления).

8. Методы рефлекторного воздействия:

— хлорэтиловые блокады ромба Михаэлиса по Г. С. Васильченко (1969) проводятся у мужчин   с целью измененить характер взаимодействия центров эякуляции при преждевременном семяизвержении, обусловленном синдромом парацентральных долек или другими причинами (опрыскивают хлорэтилом до появления «белой корочки» участок кожи в виде ромба, расположенный в пояснично-крестцовой области по обе стороны от линии, соединяющей между собой cristae iliacae);

  • некрогормонотерапия – аналог хлорэтиловых блокад, применяется при нарушениях эякуляции вследствие повышения тонуса симпатической нервной системы (внутрикожно вводят 10 % раствор кальция хлорида в область проекции спинальных центров эякуляции L2–L4);
  • чжэнь-цзю терапия – иглоукалывание (акупунктура) и прижигание корпоральных биологически активных точек;
  • аурикулотерапия (эр-чжэнь-ляо) – лечение посредством укалывания в точки ушной раковины;
  • традиционный восточный массаж – воздействие на активные точки тела нажатием пальца (пальцевая акупрессура) или стальным шариком диаметром 1 мм (цубо-терапия);
  • су-джок терапия.

Информацию о практическом использовании методов физиотерапии для лечения различных нарушений сексуальных функций можно почерпнуть из монографии Е. С. Волкова и Ю. И. Кушнирука (1985).

Методики восточной рефлексотерапии чаще всего применяют в комплексе с психотерапевтическим воздействием и другими методами лечения. Иглорефлексотерапия при сексуальных дисфункциях психогенного генеза начинается с использования общеукрепляющих точек: P1; P7; GI4; GI11; E36; RP6; C6; IG4; V62; R6; MC6; TR5; VB20; F2; VG20. Затем в соответствии с конкретными жалобами подбирают симптоматические точки.

При нарушенях эрекционной функции для акупунктуры рекомендуют следующие точки: R6; R10; R12; F1; F4; F5; VB34; RP8; RP9; V23; V28; V31; V32; V33; V34; VG1; VG2; VG3; VC1; VC4; VC5; VC6. При недостаточной эрекции и нормальной продолжительности полового акта обычно используют второй вариант возбуждающего метода.

Точки для выбора рецепта акупунктуры при ускоренной эякуляции: R3; R26; C7; F5; F8; RP6; V23; V35; C7; VC4; VC5. Чаще применяется второй вариант тормозного метода.

В случае снижения либидо тонизируют точки: E30; E32; E41; R7; VB25; TR3; RP5; RP10; RP12; VС5; VС15; VG8.

При аурикулотерапии сексуальных расстройств основными являются следующие точки: AP13 (надпочечник); AP22(железы внутренней секреции); AP25 (ствол мозга); AP28(гипофиз); AP32(яичко); AP 34(кора головного мозга); AP51(симпатическая нервная система); AP55(точка ЦНС); AP79(наружные половые органы); AP93 (простата); AP109 (нижняя часть живота). В сексологической практике нередко сочетанно воздействуют на корпоральные и аурикулярные точки.

Более подробные сведения об использовании приёмов восточной рефлексотерапии для коррекции нарушений сексуальной сферы изложены в соответствующих разделах руководств Д. М. Табеевой (1982), Гаава Лувсана (1986, 1990) и других.

 

 

Вспомогательные методы коррекции

мужских половых дисфункций

1.Использование эректоров. Эректор – специальная механическая конструкция, которая надевается на член перед половым актом и позволяет осуществить интроитус и последующие фрикции даже при значительном снижении эрекции у мужчины. Существует несколько модификаций механических эректоров. Для успешного использования эректора необходимо максимально точно подобрать его размер. Эректоры обычно применяются у мужчин, страдающих грубыми эрекционными дисфункциями (чаще органического генеза), резистентными к проводимому лечению (при сохранности у них либидо и эякуляции). Рекомендуя эректор, необходимо учесть, что многие пациенты и их партнерши весьма негативно относятся к подобному способу коррекции нарушений эрекции. Вместе с тем низкая стоимость приспособления делает его вполне доступным даже для малообеспеченных лиц.

2.Вакуумные приспособления для достижения эрекции.

Различные приспособления по вакуумному сжатию посредством пониженного внешнего давления обеспечивают принудительную эрекцию, которая затем поддерживается при помощи резинового кольца, закрепленного вокруг корня полового члена. Вакуумные устройства (E/P System, ErecAid System, VTU System и др.) способны обеспечить эрекцию, достаточную для осуществления коитуса в 80–85 % случаев, однако сжимающее основание полового члена эластичное кольцо может изменить характер ощущений во время фрикций и ослабить эякуляцию. Мужчине необходимо помнить, что оставлять стягивающее кольцо на корне полового члена более 30 минут опасно, так как ригидность, полученная при помощи вакуумного приспособления, является причиной венозного застоя всех тканей полового органа. Некоторые пациенты жалуются на чувство онемения, болезненность и изменения цвета эрегированного члена. Использование вакуумных приспособлений исключает спонтанность при интимной близости и может вызывать психологический дискомфорт у одного или обоих партнеров.

 

 

  3. Применение фаллотекса. Фаллотекс представляет собой оболочку из мягкого медицинского пластика телесного цвета в форме полового члена. Закрытый конец фаллотекса (головка) имеет тонкие стенки, предупреждающие травматизацию половых путей женщины. Корпус фаллотекса имеет более упругие стенки, за счет которых сохраняется его форма, что позволяет мужчине провести коитус даже при отсутствующей эрекции полового члена, на который предварительно было надето устройство. Фаллотекс закрепляется резиновой петлей вокруг основания мошонки и шнуром с застежкой вокруг талии мужчины. Фаллотекс изготовляется с учетом индивидуальных размеров полового члена пациента. Во время сношения он плотно облегает корень полового члена. При этом в замкнутой полости между головкой пениса и стенками устройства возникает ритмичное подсасывающее разряжение, способствующее более активному кровенаполнению кавернозных тел. При использовании фаллотекса у мужчины во время коитуса в достаточной степени сохранены воллюстические ощущения, нарастает возбуждение и происходит семяизвержение. Поскольку устройство рассчитано на неполностью набухший член, при появлении собственной устойчивой эрекции его рекомендуется снять. К положительным моментам применения фаллотекса можно отнести возможность для мужчин вступать в половой акт независимо от качества эрекции, а также продлевать его и после эякуляции, если у партнерши существует такая потребность. Устройство, выступающее как эластичный презерватив, также выполняет контрацептивную функцию и служит защитой от заболеваний, передающихся половым путем. Вместе с тем отсутствие спонтанности сексуального взаимодействия и предубеждения партнеров по поводу неестественности, механистичности полового акта с надетым на член приспособлением создают ряд психологических проблем для использования фаллотекса.

 

Хирургическое лечение

1.Реваскуляризация кавернозных тел. При окклюзионных поражениях артериального русла, кровоснабжающего гениталии, применяются различные варианты шунтирования артерий полового члена, обеспечивающие усиление притока крови к пещеристым телам.

2. Резекция глубокой тыльной вены полового члена. Выполняется при патологическом венозном оттоке из кавернозных тел.

3.Иссечение фиброзной бляшки с последующим замещением кожного дефекта производят при грубых деформациях полового члена, обусловленных болезнью Пейрони.

4. Фаллопротезирование. Используется при наиболее тяжелых эрекционных дисфункциях органического характера, резистентных ко всем другим способам лечения.

Применяется несколько типов протезов. Выбор оптимальной конструкции – важное условие для успешной сексуально-психологической реабилитации пациентов и их партнерш в послеоперационном периоде. Имеются различные модели полужестких, гибких, мягких и гидравлических протезов. Наиболее совершенные на сегодняшний день трехкомпонентные гидравлические протезы, которые позволяют достичь почти физиологического состояния расслабления полового члена, а при необходимости получить полноценную имитацию эрекции. К их недостаткам следует отнести техническую сложность имплантации и высокую стоимость трехкомпонентных моделей гидравлических протезов. По некоторым оценкам не менее 90 % мужчин, подвергшихся эндофаллопротезированию, остались довольны достигнутым результатом, однако со временем (5 лет и более после операции) этот показатель уменьшается до 48 % (F. Montors et al., 1993).

Следует подчеркнуть, что восстановление генитального кровотока хирургическим путем, равно как и успешно проведенное эндофаллопротезирование, сами по себе не ведут к автоматическому решению пациентом всех своих сексуальных проблем, многие из которых лежат совершенно в иной плоскости – зафиксированных страхов, навязчивых опасений, комплексов неполноценности, нарушений партнерского взаимодействия и т. п. Поэтому даже самое эффективное хирургическое лечение, обеспечивая лишь механическую сторону половой активности, должно быть подкреплено соответствующими психотерапевтическими мероприятиями, которые направлены на решение главной, конечной цели лечения данного контингента больных – восстановление психологических и физиологических возможностей к выполнению партнерских функций, т. е. их сексуальной реабилитации.

 

 

Заключение

 

Помощь лицам, испытывающим серьезные проблемы и трудности в интимной жизни, представляет собой сложную и многоплановую задачу. Эффективное лечение сексуальных дисфункций невозможно осуществить исключительно пошаговым, механистическим путем, следуя стандартным терапевтическим схемам и шаблонам. Методы лечебного воздействия, включая конкретные формы психотерапии, фармакотерапии и другие способы коррекции половых расстройств, должны подбираться и комбинироваться между собой на основе индивидуального подхода к каждому пациенту, обратившемуся за сексологической помощью. При определении лечебной тактики следует принимать во внимание личностные особенности мужчины, характер партнерской связи или причины отсутствия таковой, выраженность нарушений половой сферы и степень участия в их развитии как органической патологии, так и психологических механизмов. По мнению R. Rosen и S. Leiblum (1995), терапия половых расстройств – «это своего рода искусство, которое требует как профессиональных навыков, так и творческого подхода».

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Приложение № 1.

Опросник супружеской удовлетворённости А. Лазаруса

ИМЯ:

ДАТА:

Инструкция

 

Неприятно               Отчасти приятно                               Очень приятно

 

1          2       3          4         5            6            7           8        9               10

 

В первой графе после каждого пункта, пожалуйста, поставьте цифру, которая наиболее точно и правдиво отражает Ваши нынешние чувства относительно брака  отношений или супруга  партнёра. В следующей графе укажите, как по вашему мнению, ваш супруг(а)  партнёр ответит на этот пункт, если бы он  она заполнял(а) этот опросник. Работайте как можно быстрее, попытайтесь не тратить слишком много времени на каждый пункт.

 

Я: ОН(ОНА):

 

  1. Доволен тем, сколько мы разговариваем друг с другом.
  2. Доволен качеством нашего общения (например, оно приятно и конструктивно, а не безразлично или враждебно и т. д.).
  3. Удовлетворён нашими сексуальными отношениями.
  4. Удовлетворён тем, как мы тратим деньги и вообще обращаемся с деньгами.
  5. Удовлетворён количеством времени, которое мы проводим вместе.
  6. Счастлив нашей общественной жизнью и общими друзьями.
  7. Удовлетворён тем,каким родителем является мой партнёр (если у Вас нет детей, оцените свой уровень удовлетворения по поводу этого факта).
  8. Полагаю, что мой супруг  партнёр в «моей команде».
  9. Удовлетворён тем,как мы проводим свободное время вместе (например, склонности, спорт, загородные прогулки и т. д.).
  10.  В основном я согласен со взглядами моего супруга  партнёра на жизнь (например, ценности, религия, убеждения и т. д.).
  11.  Доволен степенью теплоты, которую даю и получаю.
  12. Могу доверять тому, что говорит и делает мой супруг  партнёр.
  13.  Доволен тем, сколько мой партнёр курит, пьёт и другими его  её привычками.
  14. Удовлетворён моими отношениями с членами семьи моего супруга  партнёра (например, его или её родителями 160, то показатель ниже 80 свидетельствует о значительной не, братьями, сёстрами.
  15. Доволен тем, как мой супруг  партнёр общается с членами моей семьи (то есть с моими родителями, братьями, сёстрами и т. д.).
  16.  Доволен внешностью своего партнёра.

 

 

Интерпретация

Общий балл имеет меньшее значение, чем баллы по отдельным пунктам. Так как общее количество оценок колеблется от 16 до 160, то показатель ниже 80 свидетельствует о значительной неудовлетворённости супружескими отношениями. Тем не менее, наиболее продуктивным является обсуждение отдельных баллов, уточнение, почему определённые пункты оценены на 9 или 10 баллов, тогда как другие оценены только на 3 или 4. Также имеет смысл проанализировать различия в оценках, поставленных за партнёра.

 

Приложение № 2.

CEКСУAЛЬHAЯ ФОРМУЛA МУЖСКАЯ (СФМ), специальный вопросник, применяемый в практической работе сексопатологов для предварительной оценки состояния сексуальной сферы мужчины. Вопросник состоит из 10 разделов (обозначены римскими цифрами), в каждом из разделов ответы пациента обозначаются цифрами от 0 до 4. Пациенту до начала сексологического обследования предлагается в каждом разделе подчеркнуть то утверждение, которое в наибольшей степени соответствует его состоянию на момент обращения к врачу. Полученная информация позволяет сексологу прицельно провести последующий опрос и осмотр пациента.

  1. Потребность в половых сношениях. Как часто возникает настоятельное желание иметь половой акт (вне зависимости от напряжения полового члена):

 0 — вообще никогда или не чаще раза в год;

 1 — несколько раз в год, но не чаще раза в месяц;

2 — 2 — 4 раза в месяц;

3 — раза два или несколько чаще в неделю;

4 — ежесуточно один или несколько раз.

При заполнении этого раздела мужчины часто отождествляют желание иметь половые акты с наличием эрекции, достаточной для их проведения. Однако при многих расстройствах потенции потребность в половых сношениях достаточно высока, но затрудняется возможность её реализации из-за слабой эрекции.

  1. Настроение перед сношением:

0 — сильный страх неудачи, поэтому попытки никогда не предпринимались;

1 — выраженная неуверенность, заставляющая искать предлог, чтобы уклониться от попытки;

2 — некоторая неуверенность без уклонения от попыток (или сношение проводится в угоду жене, без внутреннего побуждения), либо провожу сношение, чтобы испытать себя);

3 — главным образом желание наслаждения, овладения женщиной, к сношению приступаю без опасения;

4 — всегда только жажда наслаждения женщиной, никогда не испытываю ни малейшего сомнения.

  1. Половая предприимчивость. Провожу действия, направленные к непосредственному осуществлению полового акта:

0 — вообще не провожу или провожу с интервалом не менее года;

1 — несколько раз в год, но не чаще раза в месяц;

2 — несколько раз в месяц, но не чаще раза в неделю;

3 — 2 раза или несколько чаще в неделю;

4 — ежесуточно один или несколько раз.

 В этом разделе при заполнении вопросника довольно частая ошибка — указание количества удавшихся половых актов, хотя речь идёт о сексуальных действиях, направленных на осуществление полового сношения, то есть попыток вступить в интимную близость, которые могут и не совпадать с числом завершённых половых актов. Таким образом,в этом разделе учитывается общее количество попыток совершить половой акт (как удачных, так и неудачных).

  1. Частота осуществления полового акта. Удаётся провести половое сношение (хотя бы и не совсем полноценное по форме, то есть кратковременное или при неполном напряжении полового члена):

0 — вообще никогда не удавалось;

1 — очень редко;

2 — в большинстве случаев;

3 — в обычных условиях— всегда;

4 — в любых условиях и всегда, даже если обстоятельства этому не благоприятствуют.

  1. Напряжение полового члена (эрекция):

0 — эрекция не наступает ни при каких обстоятельствах;

1 — вне обстановки полового акта эрекция достаточная, однако к моменту сношения ослабевает и введение члена не удаётся;

2 — приходится применять усилия или местные манипуляции, чтобы вызвать достаточную для введения эрекцию (или же эрекция ослабевает после введения, но до семяизвержения);

3 — эрекция неполная, но введение удаётся без труда;

4 — эрекция наступает в любых условиях, даже самых неблагоприятных.

  1. Длительность сношения. Семяизвержение наступает:

0 — не наступает ни при каких обстоятельствах;

0,5 — наступает не при каждом половом акте, сношение носит затяжной, подчас изнурительный характер;

1 — ещё до введения члена или в момент введения;

2 — через несколько секунд после введения;

2,5 — примерно в пределах 15 — 20 движений;

3 — 4 — через 1 — 2 минуты или дольше (указать примерную длительность).

  1. Частота половых отправлений. Семяизвержение происходит при сношениях (или ночных поллюциях, онанизме и др.) в среднем:

0 — вообще не происходит или происходит не чаще раза в год;

1 — несколько раз . в год, но не чаще раза в месяц;

2 — несколько раз в месяц, но не чаще раза в неделю;

3— 2 раза или несколько чаще в неделю;

4— ежесуточно один или несколько раз.

При заполнении этого раздела пациенты иногда указывают только семяизвержения при половых сношениях. Здесь, однако, следует отметить все эякуляции, происходящие у мужчин при мастурбаторных актах, ночных поллюциях, половых актах, так как именно общая частота половых отправлений (количество семяизвержений) является важным объективным показателем мужской сексуальности.

  1. Настроение после сношения (или неудавшейся попытки):

 0 — крайняя подавленность, ощущение катастрофы (либо отвращение к партнёрше);

1 — разочарование, досада;

2 — безразличие (или некоторый осадок от сознания, что женщина чувствует себя неудовлетворённой);

3 — удовлетворённость и приятная усталость;

4 — полная удовлетворённость, душевный подъём.

  1. Оценка успешности половой жизни:

0 — женщина не хочет иметь со мной близость;

1 — женщина высказывает упрёки;

2 — половая жизнь происходит с переменным успехом;

3 — половая жизнь происходит в общем успешно;

4 — способен в любых условиях удовлетворить женщину.

Х. Длительность полового расстройства:

0 — с начала половой жизни;

1 — более полугода;

2 — менее полугода;

3 — в настоящее время нет никаких расстройств, но они случались в прошлом (в особенности в начале половой жизни);

4 — не знаю, что значит иметь затруднения в половой жизни.

Если какие-то индивидуальные проявления сексуальности мужчины варьируют очень широко (например, продолжительность половых актов), то ему предлагается самому обозначить крайние пределы колебаний. В каждом из разделов вопросника СФМ стандартные ответы нумеруются цифрами от 0 до 4. Цифры 0, 1, 2 отражают различную степень снижения половых функций, 3 — среднестатистическую норму для мужчины средних лет, 4 — сильную половую конституцию либо период юношеской гиперсексуальности. При анализе СФМ учитывается каждый из полученных ответов, затем их цифровые выражения объединяются в 3 триады, которые суммируются с показателем Х (длительность полового расстройства), после чего подсчитывается общий прогностический показатель. Так, в случае условной нормы СФМ выглядит так: 3, 3, 3/3, 3, 3/3, 3, 3/3=9/9/9/3=30. У пациентов с сексуальной патологией показатели СФМ отличаются от среднестатистических в меньшую сторону, а у молодого мужчины, например, в медовый месяц, как правило, их превышают. Числовой ряд СФМ имеет свои особенности в зависимости от характера сексуальных дисфункций у мужчин. Поэтому СФМ широко используется для скрининг-диагностики нарушений половой сферы.

 

Приложение № 3.

СЕКСУАЛЬНАЯ ФОРМУЛА ЖЕНСКАЯ (СФЖ), специальный вопросник, применяемый в практической работе сексопатологов для предварительной оценки сексуальных проявлений женщины. Вопросник состоит из 8 основных разделов (обозначены римскими цифрами), 9-й раздел указывает на длительность полового расстройства. Ответы пациентки обозначаются цифрами от 0 до 4. После прочтения вопросника пациентка подчёркивает цифру, которая стоит против утверждения, наиболее отвечающего её состоянию на момент обращения к врачу.

  1. Менструация:

0 — кровянистых выделений из половых путей никогда не было;

1— нерегулярные кровянистые выделения из половых путей или регулярные из других мест (например, носовые);

2 — менструации стали нерегулярными или полностью прекратились в течение последних лет;

3 — менструации утрачивали свою регулярность только под влиянием неблагоприятных условий, при нервно-психических состояниях, в летний период или при смене места жительства;

4 — менструации всегда сохраняли свою периодичность, даже в самых неблагоприятных условиях.

  1. Отношение к половой активности:

0— половой акт всегда вызывал непреодолимое отвращение (или боль);

1 — половой акт с некоторых пор вызывает отвращение, что заставляет искать предлог, чтобы от него уклониться;

2 — половой акт безразличен и участие в нём проходит без внутреннего побуждения (из чувства долга или чтобы избежать конфликта); 3 — половой акт доставляет удовольствие, но степень наслаждения находится в явной зависимости от фазы менструального цикла;

4 — половой акт вызывает глубокое наслаждение всегда, вне зависимости от фазы менструального цикла.

  1. Выделение влагалищной слизи к началу полового акта:

0 — никогда не было;

1 — происходит не всегда и находится в зависимости от фазы менструального цикла (в «неблагоприятные» периоды не происходит даже при длительных предварительных ласках;

2 — происходит со значительным постоянством (вне зависимости от фазы менструального цикла), но при условии достаточной длительности предварительных ласк;

3— происходит во всех случаях при условии, что половой акт совершается по внутреннему побуждению;

4 — происходит всегда и очень быстро, даже при самых поверхностных ласках (поверхностные беглые объятия и поцелуи), а иногда и просто при разговоре, принимающем интимный характер.

  1. Наступление глубокой острой нервной разрядки (оргазма):

0 — никогда ни при каких обстоятельствах не испытывала оргазма;

1 — испытывала оргазм только при сновидениях эротического содержания;

2— испытывала единичные случаи оргазма при исключительных обстоятельствах (сексуальные тигры», особые формы полового воздействия при общении с изощрённым мужчиной) или при самораздражении;

3 — оргазм наступает примерно в 50 % всех половых актов;

4 — оргазм наступает более чем в 80 % всех половых актов; бывают повторные оргастические разрядки при однократном половом акте.

  1. Физическое самочувствие после половых актов:

0 — боль или ощущение тяжести в половых органах;

1 — полное физическое безразличие;

2 — ощущение неотреагированного полового возбуждения, долго не исчезающее;

3 — ощущение разрядки полового возбуждения, наступающее сразу по окончании полового акта или в процессе заключительных ласк;

4 — удовлетворённость и приятная усталость.

  1. Настроение после сношения:

0 — отвращение или (и) чувство униженности;

1 — чувство избавления от досадной обязанности;

2 — чувство полного безразличия;

3 — удовлетворение от сознания выполненного долга (или удовольствие от сознания доставленной мужчине радости);

4 — чувство ' благодарности мужчине за испытанное удовольствие, радость обоюдно разделяемого взаимного сближения.

  1. Уровень половой активности. Половые акты осуществляются со следующей периодичностью:

0 — никогда не было;

0,5 — с интервалами не'менее года;

1 — несколько раз в год, но не чаще раза в месяц;

2 — несколько раз в месяц, но не чаще раза в неделю;

3— раза два или несколько чаще в неделю;

4— ежесуточно один или несколько раз.

VIII. Длительность сношения. Семяизвержение у партнёра наступает:

0 — еще до введения члена или в момент введения;

0— не наступает ни при каких обстоятельствах;

0,5 — через несколько секунд после введения;

1 — не при каждом половом акте; сношение носит затяжной, подчас изнурительный характер;

2 — примерно в пределах 15 — 20 движений;

3 — 4 — через 1 — 2 минуты или дольше (указать примерную длительность)

  1. Длительность полового расстройства:

0 — с начала половой жизни;

1 — более полугода;

2 — менее полугода;

3 — в настоящее время нет никаких расстройств, но они случались в прошлом (в особенности в начале половой жизни);

4 — не знаю, что значит иметь затруднения в половой жизни.

Цифры 0, 1, 2 отражают различные степени снижения половой функции, 3— среднестатистическую норму, 4 — сильную половую конституцию женщины. При проведении анализа полученных данных цифры, соответствующие ответам обследуемой, записывают в виде числового ряда, разделенного наклонными линиями на 4 диады, отдельно проставляется показатель длительности полового расстройства, а затем подсчитывается их общая сумма. Полученная формула отражает состояние сексуальной сферы женщины, поскольку показатели СФЖ самым непосредственным образом зависят от конституционных особенностей, наличия или отсутствия половой дисфункции, характера взаимоотношений с партнером и его сексуальной активности. Среднестатистический (нормативный) образец СФЖ представляется в виде 3,3/3,3/3,3/3,3/3 = 6/6/6/6/3 = 27. Peальные показатели могут отличаться как в большую, так и в меньшую стороны. Низкие показатели СФЖ свидетельствуют о наличии у женщины проблем в интимной сфере, которые могут быть связаны как с сексуальными нарушениями у партнёра, так и с собственной половой дисфункцией.

 

Приложение №4.

 

Шкала оценки эффективности терапии сексуальных дисфункций у мужчин.

Предложенная нами шкала позволяет проранжировать ряд психологических и психофизиологических параметров, отражающих различные аспекты сексуального функционирования мужчин, уровень психологического комфорта и партнерского взаимодействия.

Исследуются следующие характеристики (на основе субъективных оценок пациента и его партнерши).

1) выраженность либидо;

2) качество эрекции;

3) продолжительность коитуса;

4) острота фрикционных ощущений;

5) яркость оргазма;

6) сексуальная активность (предприимчивость);

7) степень психологического комфорта;

8) межличностные отношения с партнершей;

9) сексуальные отношения с партнершей;

10) оценка собственных сексуальных возможностей;

11) мнение партнерши о качестве половых контактов;

12) мнение партнерши о характере взаимоотношений в целом.

По каждому из пунктов проводится динамическая оценка состояния пациента и партнерских отношений (до, во время и по завершении терапии), выраженная в баллах:

 0-неудовлетворительно;

 1-удовлетворительно;

 2-хорошо;

 3-отлично.

Полученный цифровой ряд отражает исходную проблематику,  выраженность сексуальной дисфункции у мужчины и дисгармонии в паре, а также изменения, достигнутые в ходе терапии.

 

Список рекомендуемой литературы

 

Андреас С., Фолкнер Ч. НЛП. Новые технологии успеха: Пер. с англ. М.: ИД «Гелиос», 2001. 448 с.

Беккио Ж., Жюслен Ш. Новый гипноз: Практическое руководство / Пер. с франц. М.: Нез. фирма «Класс», 1998.160 с.

Блазер А., Хайм Э., Томмен М. Проблемно-ориентированная психотерапия. Интегративный подход: Пер. с нем. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. 272 с.

Вагнер Г., Грин Р. Импотенция/физиология, психология, хирургия, диагностика и лечение: Пер. с англ. М.: Медицина, 1985. 240 с.

Варга А.Я. Системная семейная психотерапия: Краткий лекционный курс / СПб.: Речь, 2001. 144 с.

Гиллиген С. Терапевтические трансы: Руководство по эриксоновской гипнотерапии / Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1997. 416 с.

Гипнотерапия. Под ред. М. Хипа, У. Драйдена. СПб.: Питер, 2001. 352 с.

Голдстейн И. Импотенция //Трудный диагноз: В 2 т.; Ред. Р. Б. Тейлор: Пер. с англ. М.: Медицина, 1988.Т.2. С. 7-24.

Гордеев М. Н. Классический и эриксоновский гипноз: Практическое руководство. М.: Изд-во Института психотерапии. 2001. 240 с.

Зейг Д. Мастер гипноза. Психотерапевтические манипуляции Милтона Эриксона / Пер. с англ. Мн.: Издатель В. П. Ильин, 1998. 190 с.

Имелинский К. Сексология и сексопатология: Пер. с польск. М.: Медицина, 1986. 423 с.

Камерон-Бэндлер Л. С тех пор они жили счастливо: простая и эффективная психотерапия сексуальных проблем и трудностей во взаимоотношениях / Пер. с англ. Воронеж: НПО «МОДЕК», 1996. 256 с.

Каплан Х. Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1994. 160 с.

Каплан Г., Сэдок Б. Клиническая психиатрия. В 2 т.: Пер. с англ. М.: Медицина,1994. Т.1. 672 с.; Т. 2. 528 с.

Каплан Г., Сэдок Б. Клиническая психиатрия: Пер. с англ. / гл. ред. Т. Б. Дмитриева. М.: ГЭОТАР Медицина, 1998. 505 с.

Карвасарский Б.Д. Неврозы. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина, 1990. 576 с.

Карвасарский Б. Д. (общая редакция). Психотерапевтическая энциклопедия. СПб.: ПитерКом, 1999. 752 с.

Кочарян Г. С., Кочарян А. С. Психотерапия сексуальных расстройств и супружеских конфликтов. М.: Медицина. 1994. 224 с.

Кротовский Г.С. Лечение сосудистой импотенции. М.; СПб.: ЗАО «Изд-во БИНОМ» — «Невский диалект», 1998. 160 с.

Келли Г. Основы современной сексологии: Пер. с англ. СПб.: Изд. «Питер», 2000. 896 с.

Кемпер И. Практика сексуальной психотерапии: В 2 т. Пер. с нем. М.: АО Изд. группа «Прогресс» — «Культура», 1994. Т.1. 288 с.; Т. 2. 192 с.

Кинг М., Цитренбаум И. Экзистенциальная гипнотерапия: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. 176 с.

Кондрашенко В. Т., Донской Д. И. Общая психотерапия: Учеб. пособие. 2-е изд., доп. и перераб. Мн.: Выш. шк., 1997. 464 с.

Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний: Пер. с чешск. М.: Медицина, 1991. 336 с.

Кришталь В. В., Гульман Б. Л., Григорян С. Р. Сексология: В 5 т. Х.: ЧП «Академия сексологических исследований», 1997. Т.1. 352 с.; Т. 2. 272 с.; Т.3. 192 с.; Т.4. 176 ч.; Т.5. 152 с.

Кон И. С. Введение в сексологию. М.: Медицина, 1988. 319 с.

Лазарус А. Краткосрочная мультимодальная психотерапия: Пер. с англ. СПб.: Речь, 2001. 256 с.

Лазарус А. Мысленным взором: образы как средство психотерапии: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 2000. 144 с.

Лоуэн А. Любовь и оргазм: Пер. с англ. М.: Ин-т общегуманитарных исследований, 1997. 405 с.

Маданес К. Стратегическая семейная терапия: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1999. 272 с.

Макаров В. В. Избранные лекции по психотерапии. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая Книга, 2000. 432 с.

МакМаллин Р. Практикум по когнитивной терапии: Пер. с англ. СПб.: Речь, 2001. 560 с.

Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Мастерс и Джонсон о любви и сексе: В 2 ч.; Пер. с англ. СПб «Ретур», 1991. ч. 1. 264 с.; ч. 2. 296 с.

Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии. М.; изд. «Мир», 1998. 692 с.

Методы современной психотерапии: Учеб. пособие/Сост.: Л. М. Кроль, Е. А. Пуртова. М.: Нез. фирма «Класс», 2001. 480 с.

Миллс Д., Кроули Р. Терапевтические метафоры для детей и «внутреннего» ребенка/ Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1996. 144 с.

Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии /Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. 304 с.

О`Коннор Д., Сеймор Д. Введение в нейролингвистическое программирование /Пер. с англ. Челябинск: «Версия», 1997. 256 с.

Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. М.: «Экспертное бюро-М», 1997. 496 с.

Психические расстройства и расстройства поведения: (F00 — F99). (Класс V МКБ-10, адаптированный для использования в Российской Федерации). – М.: МЗ РФ, 1998. С 286-292; С. 297-299; С. 320-331.

Пушкарев А. Л., Доморацкий В. А., Гордеева Е. Г. Посттравматическое стрессовое расстройство: диагностика, психофармакотерапия, психотерапия. М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2000. 128 с.

Руководство по сексологии. Под ред. С. С. Либиха. СПб.: Питер, 2001. 480 с.

Символдрама. Сборник научных трудов. Под ред. Я. Л. Обухова и В. А. Свядощ А. М. Женская сексопатология. М.: Медицина, 1988. 3-е изд. 175 с.

Сексопатология: Справ./Под ред. Г. С. Васильченко. М.: Медицина, 1990. 576 с.

Сексология: Энцикл. Справ. по сексологии и смежным областям. Мн.: «Бел энцыкл. » им. П. Бровки, 1995. 3-е изд. 350 с.

Справочник Видаль. Лекарственные препараты в России.4-е изд. М.: АстраФармСервис, 1998. 1600 с.

Старович З. Судебная сексология: Пер. с польск. М.: Юрид. лит., 1991. 336 с.

Стукалова Л. А., Виш И. М., Липгарт Н. К. и др. Неврозы и сексуальные расстройства. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. 158 с.

Старшенбаум В. Г.  Динамическая психиатрия и клиническая психотерапия. М.: Изд-во Высшей школы психологии, 2003. 367 с.

Ткаченко А. А. Сексуальные извращения — парафилии. М.: «Триада-Х», 1999. 461 с.

Уолен С. Д. Гуссен Р., Уэсслер Р. Рационально-эмотивная психотерапия: Пер. с англ; общ. ред. М., Ин-т.Гуманитарных знаний, 1997. 257 с.

Хейли Д. Терапия испытанием: Необычные способы менять поведение /Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. 212 с.

Хейли Д. Что такое психотерапия: Пер. с англ. СПб.: Питер, 2002. 224 с.

Частная сексопатология: В 2 т. /Под ред. Г. С. Васильченко. М.: Медицина, 1983. Т. 1. 304 с.; Т.2. 352 с.

Черников А. В. Введение в семейную психотерапию. Интегративная модель диагностики: Тематическое приложение к журналу «Семейная психология и семейная терапия» за 1998 год. М., 1998. 152 с.

Шапиро Ф. Психотерапия эмоциональных травм с помощью движений глаз: Основные принципы, протоколы и процедуры /Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. 496 с.

Шерман Р., Фредман Н. Структурированные техники семейной и супружеской терапии: Руководство: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1997. 336 с.

Штарке К., Фридрих В. Любовь и сексуальность до 30 лет.: Пер. с нем. М.: Высш.шк., 1991. 383 с.

Щеглов Л. М. Сексология и сексопатология /Врачу и пациенту. СПб.: РИЦ «Культ-информ-пресс», 1998. 416 с.

Эволюция психотерапии: В 4 т. /Под ред. Д. Зейга: Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1998. Т. 1. 304 с., Т. 2. 416с., Т. 3. 304 с., Т. 4. 320 с.

Эриксон М. Мой голос останется с вами: обучающие истории Милтона Эриксона /Пер с англ. СПб.: Петербург-XXI век, 1995. 256 с.

Эриксон М. Стратегии психотерапии: Избр. работы /Пер. с англ. СПб.: ЗАО ИТД «Летний сад», 1999. 512 с.

Эриксон М., Росси Э. Гипнотические реальности: Наведение клинического гипноза и формы косвенного внушения /Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1999. 352 с.

Ялом И. Экзистенциальная психотерапия /Пер. с англ. М.: Нез. фирма «Класс», 1999. 576 с.

Ялом И. Теория и практика групповой психотерапии /Пер. с англ. СПб.: Изд. «Питер», 2000. 640 с.

Kaplan H. S. Disorders of sexual desire and other new concepts and techniques in sex therapy. New York: Brunner/Mazel, 1987.

Kaplan H. S. The sexual desire disorders: Dysfunctional regulation of sexual motivation. New York: Brunner/Mazel, 1995.

Laumann E., Gagon J., Michel R., Michaels S. The social organization of sexuality. Chicago: Univ.of Chicago Press., 1994.

Rosen R., Leiblum S. Case studies in sex therapy. New York: Guilford Press, 1995.

Wespes E. Impuissance organique masculine. Paris, D/o.Ornament, 1989. 195 p.

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

От автора

 

ЧАСТЬ 1. ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ СЕКСУАЛЬНЫХ

         РАССТРОЙСТВ     

Принципы систематики сексуальных дисфункций в МКБ-10.                                                                        Основные положения системного подхода и структурного анализа половых расстройств.

F 52. Сексуальные расстройства (дисфункции), не обусловленные органическими нарушениями или болезнями.

 F 52.0. Отсутствие или потеря полового влечения.

F 52.1. Сексуальное отвращение и отсутствие сексуально    го удовлетворения.

 F 52.2. Недостаточность генитальной реакции.

Схема диагностического подхода к пациентам с расстройствами эрекции.

Основные этиологические факторы эрекционных дисфункций.

     F 52.3. Оргазмическая дисфункция.

     F 52.4.  Преждевременная эякуляция.

     F 52.5. Вагинизм неорганического происхождения.

   F 52.6.  Диспареуния неорганического происхождения.

   F 52.7.  Повышенное половое влечение.

F 52.8. Другая сексуальная дисфункция, не обусловленная  органическими нарушениями или болезнью.

F 52.9. Сексуальная дисфункция, не обусловленная органическими нарушениями или болезнью, неуточненная.

Особенности психологической адаптации к сексуальным дисфункциям.

 

Часть 2. методы лечения половых дисфункций у мужчин                                                                                                 

Психотерапия

Место психотерапии в  сексологическом лечении.

Основные принципы и составляющие интегративной психотерапии половых дисфункций у мужчин.

Принципы коррекции нарушений психосексуального развития.

Психотерапия тревожного ожидания сексуальной неудачи и коитофобии.                                                                                                Психотерапевтическая работа с неадекватными убеждениями и   интрапсихическими конфликтами.

Психотерапия нарушений межличностностных отношений и сексуального взаимо-                                            действия в паре.

Фармакотерапия

Адаптогены и сходные с ними стимулирующие вещества.

   Витамины и поливитаминные комплексы, содержащие макро- и микроэлементы и биоактивные вещества.

 Половые гормоны и средства, влияющие на гормональное обеспечение половой сферы.

Вазоактивные препараты.

Препараты, стимулирующие центральную и периферическую нервную систему.                                                                                                      Метаболиты и ферменты, регулирующие обмен веществ.

    Психотропные препараты.                                                                     

Гепатопротекторы.                                                                                       

 Препараты, действующие в области периферических нервных окончаний.

Другие методы коррекции сексуальных дисфункций у мужчин.                                                                                                 

Физиотерапевтические и рефлекторные методы воздействия.

Вспомогательные методы коррекции мужских половых дисфункций.

  Хирургическое лечение

 

Заключение

Приложения

Список рекомендуемой литературы.