Проект регионального общественного движения "Культура и Здоровье"

Теория систем и системный подход к психологии сексуальности

Идеи пионеров и классиков сексологии о всеобщей связи душевных и телесных процессов в интимном мире изначально дали различные ростки научных концепций сексуальности. Но только в начале ХХ века психологические теории и взгляды на половые отношения стали активно завоевывать научное пространство. Наиболее значимым среди них стал психоанализ, и концептуальные подходы З.Фрейда востребованы до сих пор. Однако его теория так и не легла в основу системы научных знаний о сексологии и психологии сексуальности, как направления научного знания о половых отношениях. Хотя попытки ученых положить методологию психоанализа в основу сексологии были не раз, но все они не достигали цели. Например, А.В.Петровский и М.Г.Ярошевский (1998) в фундаментальной монографии «Основы теоретической психологии»  показали  идеи нейрорегуляции как борьбы возбуждения и торможения, которую  была  переведена Фрейдом на язык извечного конфликта между биологическими (сведенными к неукротимой сексуальности) и социальными (заложенными в семейных отношениях времен детства) силами, разрывающими "бедное "Я"". Впоследствии эта концепция привела к просистемной психоаналитической схеме строения психического аппарата человека как составленного из трех "враждующих" блоков: (Оно – Я – Сверх-Я). Позже Выготский перенес движущие силы психики в микросоциальную систему отношений, имеющую историческую природу. Внутри ее развертывается и образуется система психических функций: памяти, внимания, мышления, воли и других. Так, "первоначально всякая высшая функция была разделена между двумя людьми, была взаимным психологическим процессом: один человек говорил, другой – понимал, один – приказывал, другой – выполнял». По Выготскому, формы мышления творятся в тигле человеческой культуры и осваиваются по психологическим законам в онтогенезе. Трактовка Выготским психологической системы предполагала ее соотнесенность не только с социокультурной средой (которая в свою очередь представлялась системно в образе сплоченного знаками в особую целостность процесса общения индивидов), но и с деятельностью мозга. Оперируя знаками в прямом общении с другими людьми и с самим собой, индивид устанавливает связи между различными зонами головного мозга. Межличностные отношения и действия, образующие благодаря знакам систему психических функций, создают семиотические связи в больших полушариях. Не только мозг управляет человеком, но и человек – мозгом, посредством знаковых действий, меняющих природу психических функций. По Выготскому всякая система – проходит три этапа развития: «Сначала интерпсихологический – я приказываю, вы выполняете; затем экстрапсихологический – я начинаю говорить сам себе; затем интрапсихологический – два пункта мозга, которые извне возбуждаются, имеют тенденцию действовать в единой системе и превращаться в интракортикальный пункт".

 

      Эти идеи оказались созвучны концепции Жана Пиаже, который придерживался адаптивной биологической парадигмы, согласно которой все процессы в организме имеют адаптивную природу. Адаптация же означает не что иное, как равновесие, достигаемое взаимодействием двух факторов: ассимиляции и аккомодации. Ассимиляция – это усвоение организмом данного материала. Аккомодация – приспособление к ситуации, требующее от организма определенных форм активности. На физиологическом уровне взаимодействие носит материальный, вещественно-энергетический характер, в силу чего изменяется само вовлеченное во взаимодействие живое тело. С переходом на психологический уровень появляется особая форма адаптивного поведения. Сначала организм совершает внешние сенсомоторные действия, затем они интериоризируются, превращаясь в операции. Этому процессу отводилась главная роль в интеллектуальной деятельности, служившая доказательством ее системного характера.  Преимущество такого подхода заключалось в том, что принцип системности сочетался с принципом развития. Другим существенным моментом в концепции Пиаже стала установка на соотнесение психологических структур, выявленных в экспериментах, с логическими структурами. За этим крылось его убеждение в том, что, какой бы абстрактный характер ни носили логические конструкции, они, в конечном счете, воспроизводят, хотя и в специфической форме, реальные процессы мышления, открытые для экспериментально-психологических исследований. Последние же в трудах Пиаже ориентировались на биологическую категорию гомеостаза, ставшую для психологии в XX веке наиболее типичной формой воплощения принципа системности.

 

       В анализе психогенеза сексуальности трактовка психосексуальной деятельности как особой системы, в недрах которой формируются психические процессы, основана на взглядах С.Л.Рубинштейна и А.Н.Леонтьева. Попытка предпринять структурный анализ деятельности в свое время привела А.Н.Леонтьева к выделению в ней различных компонентов (таких, как действие и операция, мотив и цель). Они были названы "единицами", которые образуют ее "макроструктуру". В то же время этот "деятельностный подход" применительно к сфере психических явлений в мире интимных отношений позволил сформулировать авторами настоящего учебного пособия предмет психологии сексуальности как направления научных знаний — психосексуальную активность.

 

Поппер в своё время постулировал, что наука является перманентно меняющейся системой, в которой непрерывно происходит процесс перестроек актуальных теорий и концепций, и этот процесс нужно всеми доступными мерами ускорять для достижения прогресса. Эта идея наглядно отражается в развитии сексологии, где приращение знаний производится сообществом ученых-профессионалов, действующих по неписаным правилам, которые регулируют их взаимоотношения. Её развитие напоминает скачкообразный процесс смены парадигм и концепций, которые в  России ХХ века они сменялись одна за другой, и давали соответствующие названия следующим коротким историческим этапам:

  1. период социологических исследований (1900-1917) с концепцией поиска масштабных статистических данных,
  2. революционные взгляды на свободную любовь (1917-1925) с концепцией смены старой половой морали на новую.
  3. Концепция утверждения заповедей революционного пролетариата (1925-1932),
  1. психоаналитический подход (1933-1940),
  2. застой в науке(1941-1960),
  3. триумф медицинской сексологии (1960-1993) с утверждением психотерапевтического подхода к лечению сексологеских больных,
  4. Провозглашение приоритета сексуальной культуры и акцент на её изменение (1994-2005),
  5. Формулирование тривиумальной концепции и развитие психологии сексуальности (2005-н.время).

 

Период «нормальной науки» для конкретного периода с традиционной ему парадигмой в какой-то момент сменялся новым без какой-либо научной революции, в процессе которой должна была утверждаться новая научная парадигма. Просто  сексология на некоторое время приходила в относительно стационарное состояние. Переход от старой парадигмы к новой не может основываться на чисто рациональных доводах, хотя этот элемент значителен. Здесь очень существенны личностные факторы тех, чьи исследования, доводы, книги были доступны большинству. Ученым и практикам часто необходимо верить, что новая парадигма принесет реальный успех в  решении сексологических проблем и  старая теория рано или поздно видоизменялась, опровергалась, а чаще дополнялась новыми знаниями. И побеждала в том случае, если широко и активно пропагандировалась её сторонниками. Так было с сексопатологией в России, которую с 60-х годов активно развивали Свядощ, Либих, Иванов, Кришталь, Васильченко и их сторонники. В 90-е годы продекларированные Коном, Кащенко, Щегловым подходы к сексуальной культуре нашли своих сторонников среди философов, историков, социологов. Развитие клинической психологии Асмоловым, Зинченко и др. не могло не всколыхнуть исследования в области психологии сексуальности в начале двадцать первого века.

 

Парадигмы и концепции зачастую не формулировались в научных работах с выводами и доказательствами, а декларировались по примеру партийных доктрин. Так было с установками на права и обязанности члена КПСС, с введнием врачей-сексопатологов приказом минздрава, появлением психологов-сексологов решением РНСО.

 

 В традиционной науке нет ограничений на число подходов: от монодисциплинарного к междисциплинарному и мультдисциплинарному, а от него через полидисциплинарному — к трансдисциплинарному[1]. Они   появляются, совершенствуются и устаревают и исчезают вместе с развитием научного мировоззрения, обусловливая успех или неудачу решения конкретных проблем. Все системные подходы кем-то принимаются, кем-то отвергаются.

 

Монодисциплинарный подход в сексологии никогда не занимал главное место. Сначала в силу своей молодости не был сформулирован, а потом — по определению, сексология считалась междисциплинарной областью знаний. Сегодня к нему можно было бы  обратиться, так этот подход отличает специалиста в каком-либо  (правовая, социокультурная или ином) направлении от обычного наблюдателя. Например, пластический хирург, специализирующийся на операциях в сексологии медицины, является обладателем совокупности способов и приемов изменения пола или дефектов гениталий. Монодисциплинарный подход позволяет юристу профессионально изучать сексуально-мотивированные преступления, а культурологк понимать процессы и закономерности развития сексуальной культуры. Монодисциплинарный подход «нарезает» интимный мир на отдельные предметные области через конкретный «предмет своего исследования», что позволяет провести это скрупулезное исследование, не переступая этих границ. Если решение проблемы выходит за рамки возможностей конкретных дисциплин, то принято считать, что оно находится «на стыке научных дисциплин». Каждая дисциплина сильна, прежде всего, своим дисциплинарным образом «предмета исследования». Поэтому учёные стремятся сохранить этот объект, а также традиционную методологию его исследования, отвергая альтернативные взгляды как проявление недостаточного профессионализма.  Однако такое стремление, зачастую, превращает литературную метафору «стык дисциплин» в реальную непреодолимую границу дисциплинарных ловушек. Выход из этого положения находится за пределами границ предмета данной дисциплины в  кооперации со «смежниками» для совместного решения проблемы в рамках мультидисциплинарного научного подхода с участием представителей пограничных дисциплин.

 

Такой подход основан на рассмотрении обобщенной картины предмета исследования, по отношению к которой отдельные дисциплинарные картины предстают в качестве частей. При этом переноса методов исследования из одной дисциплины в другую, как правило, не происходит. Но он уже затрудняет защиты диссертаций по формальным признакам, утвержденным в РФ ВАКом. Например, с точки зрения мультидисциплинарного подхода, человека следует рассматривать, как сложный объект, отличающийся от других объектов рядом особенностей (анатомических, психологических, физиологических и т. д.). Для изучения этих особенностей применяются узкодисциплинарные подходы и методы. А диссоветов, принимающих к защите подобные работы "на стыке" найти сложно. Однако, именно при сопоставлении результатов  в рамках мультидисциплинарного подхода, в сексологии удается найти новые, ранее не обнаруживаемые, сходства исследуемых предметных областей. А это, в свою очередь, позволяет специалистам организовать новые междисциплинарные исследования. Накопление результатов мультидисциплинарных исследований в смежных областях приводит к появлению новых междисциплинарных знаний, и в конечном счете – развитию сексологии, как науки. Свое практическое применение мультидисциплинарный подход нашёл, прежде всего, в работе экспертных групп. Он выглядит предпочтительнее других подходов, в ситуации, когда для решения конкретной проблемы (оценки эротической продукции, например) требуется оперативно учесть множество известных факторов, являющихся предметом исследования других дисциплин. Благодаря этому свойству современная сексология, как и многие иные научные дисциплины существенно расширила свои практические возможности и приблизились к исчерпывающей полноте знаний, однако уязвимым пунктом мультидисциплинарного подхода остается интерпретация полученных дисциплинарных результатов с позиции «ведущей» дисциплины. Этот подход способствует накоплению дисциплинарных знаний, но он не позволяет признать сексологию самостоятельной наукой по формальным признакам в России.

 

Междисциплинарный подход состоит в том, что он допускает прямой перенос методов исследования из одной научной дисциплины в другую. Перенос методов, в этом случае, обусловлен обнаружением сходств исследуемых предметных областей. Например, кровеносная система организма схожа с системой трубопроводов технического объекта. Эта обстоятельство позволяет биологу исследовать кровеносную систему организма, методом, который применяется в физике для описания движения жидкости по трубам. В результате серии подобных аналогий появляются междисциплинарные отрасли знаний или новые науки  — биофизика, биохимия, биомеханика, социобиология, бионика, а также многие другие. Однако доскональное использование «чужой» дисциплинарной методологии редко приводит к изменению дисциплинарного образа предмета исследования. Иными словами, несмотря на то, что работа кровеносной системы была хорошо описана с помощью законов физики, человек так и остался одним из биологических видов, состоящим из клеток, тканей и органов. Биологический образ человека оказался не сводимым к образу киборга, состоящего из разветвленной системы трубопроводов. Следует отметить, что, для сохранения дисциплинарных границ в междисциплинарных исследованиях всегда присутствуют «ведущая» и «ведомая» дисциплины. Все результаты, даже те, которые получены при помощи методологии «ведомой» дисциплины, как это было в приведенном примере, интерпретируются с позиции дисциплинарного подхода «ведущей» дисциплины. Поэтому междисциплинарный подход предназначен, прежде всего, для решения конкретных  проблем, в решении которых какая-либо конкретная дисциплина испытывает концептуальный и методологический голод.

 

Полидисциплинарный (плюридисциплинарнарный) подход   сочетает в себе черты вышеописанных научных подходов. В современной сексологии диалектика развития научного знания редко ограничивается одним из походов, сплошь и рядом сочетая мультидисциплинарные и междисциплинарные элементы.  Ситуация в науке меняется по мере возникновения новых научных направлений, список которых непрерывно расширяется. По мере выделения новой отрасли знания ее постулаты, возникнув изначально как междисциплинарные, все более становятся дисциплинарными. Особенно быстро такие процессы происходят в области биологических наук в связи с развитием новых научных технологий.  Таким образом, оба эти подхода, наслаиваясь в совокупности на добротную дисциплинарную теорию, составляют суть полидисциплинарного подхода в отличие от монодисциплинарного, концептуально и инструментально исчерпывающегося арсеналом только одной из наук. 

 

Трансдисциплинарный подход представляет собой новую качественную разновидность научного знания, так как использует лишь знания, сформированные и накопленные дисциплинарными, междисциплинарными и мультидисциплинарными (полидисциплинарными) подходами.. В целом трансдисциплинарность используется как принцип организации научного знания, открывающий широкие возможности взаимодействия многих дисциплин при решении комплексных проблем природы и общества. Это позволяет учёным официально выходить за рамки своей дисциплины, не опасаясь быть обвиненным в дилетантстве. Согласно взглядам Э. Джаджа (1994),  существует ряд признаков  трансдисциплинарности. Прежде всего, это выход за традиционные рамки рассмотрения проблемы с формированием новых логических мета-рамок, обеспечивающих интеграцию знаний на более высоком уровне абстракции, что часто используется при работе различных экспертных систем и экспертных групп. Трансдисциплинарность часто включает иллюстративное использование метафоры и образного языка. Некоторые из этих метафор могут иметь фундаментальное познавательное значение, благодаря чему трансдисциплинарность считается перспективным способом решения глобальных проблем XXI века, что нашло отражение в тексте «Всемирной Декларации о Высшем образовании для XXI века», принятой в октябре 1998 года в Париже. В этом качестве трансдисциплинарный подход с его особым языком и моделями действительности был рекомендован в качестве инструмента систематизации научных знаний и адаптации к их коллективному использованию в разных  научных школах при решении проблем любой сложности и комплексности. Трансдисциплинарный  подход обладает свойствами системности. Термин «системность», широко применяющийся в последние годы для описания различных процессов, и в области психологии сексуальности заслуживает специального обсуждения.

 

С точки зрения трансдисциплинарного системного подхода мир интимных отношений является единой упорядоченной средой, к элементам которой можно отнести совокупность причин и следствий; а также общих и частных закономерностей и законов его существования. К этому следует добавить множество явлений, объектов и процессов, а также их свойств, связей и взаимодействий на любом уровне психической деятельности. 

 

Принципы внутреннего устройства, внешних и внутренних взаимодействий каждого фрагмента этого мира, соответствуют единству упорядоченной среды, то есть имеют строго определённые размеры собственного пространства, а также свойство непрерывно отражать и отображать общее состояние среды. Исходя из этого, к исследованию каждого фрагмента психосексуальной активности можно применить одни и те же принципы, подходы и модели. Уникальной упорядоченной средой для такой активности являются любой объект или явление, будь то  организм человека, его сознание или бесознательное. Эта среда как и каждый из ее фрагментов обладает скрытой потенцией, проявляющейся силой, напряжённостью, целеустремлённостью.  Базовыми понятиями трансдисциплинарности в психологии сексуальности являются:

 «социокультурное пространство» (форма существования потенции); «информация о психосексуальной активности» (форма проявления общего состояния потенции); «соматическое развитие человека от его рождения до смерти» (форма преобразования потенции);

Все эти три составляющие образуют в совокупности «систему психосекуального развития»  (как форму организации пространства, времени и информации)  единой упорядоченной среды — сексуальности человека.

 

Содержание отдельнвх фрагментов сексуальности  раскрывается в следующих элементах: «психосексуальная функция» (обладание сексуальным влечением, способность человека к возбуждению на эротические стимулы при их наличии и в определенном возрасте); «психосексуальная энергия» (способность поддерживать сексуальнкю потенцию, совершать конкретную психосексуальную активность в симатии, любви, ненависти, ревности, и т.д.); «психосексуальное развитие» (способность изменять психосексуальную активность, её направленность и преобразоваться в зависимости от возраста, наличия или отсутствия объекта секс.предпочтение и чувств к нему);

«сексуальное удовлетворение»  (способность достигать целей психосексуальной активности во всей полноте  их многогранного содержания).

При таком взгляде на систему психологии сексуальности  смысл формулировок каждого понятия вытекает «один из другого» и продолжается «один в другом», проявляя свои причинно-следственные связи в психологических категориях.

Этот трансдисциплинарный подход базируется на принципах системности, которые были внедрены в сексологию еще в 70-х годах ХХ века благодаря работам Г.С.Васильченко.

 

А сегодня трансдисциплинарный подход уже показал свою продуктивность в антропологии, социологии, исследовании образовательных процессов и других сферах знания, требующих учета множества разнородных факторов. Разумеется, что построение трансдисциплинарных схем в психологии сексуальности – дело будущего, но уже данная  попытка  наполняет новым смыслом существовавшие прежде взгляды на системные разработки в рамках междисциплинарного подхода к психологии сексуальности и метадисциплинарные изысканий в ней, приближаясь к классической трансдисциплинарной системной модели. Во всяком случае, единство и упорядоченность  исследований психологии сексуальности обеспечивается универсальностью такого подхода в процессе изучения самого феномена сексуальности.  

 

Общая теория систем является научной и методологической концепцией исследования психологии сексуальности, так она вытекает из базисных установок системного подхода и является конкретизацией его принципов и методов.

 

Предметом исследований психологии сексуальности ранее была определена "психосексуальная активность", которая в рамках общей теории является предполагает изучение  основных принципов и закономерностей в рамках сексологии как системы, процессов её  функционирования и развития. В границах теории систем эти и другие характеристики психологии сексуальности, как любого сложно организованного целого, рассматриваются сквозь призму четырёх фундаментальных определяющих факторов:

1. устройство системы (психика, моторика, ????)

2. поэлементный состав (обоняние, зрение, тактильные ощущения???-)

3.текущее глобальное состояние системной обусловленности (наличие сексуального здоровья);

4.среда, в границах которой развёртываются все её организующие процессы (я, межличностные отношения, сознание, бессознательное???)..

Системный подход в психологии сексуальности — направление методологии исследования мира интимных отношений, в основе которого лежит рассмотрение психосексуальной активности как целостного множества элементов в совокупности отношений и связей между людьми на различных этапах полового развития, то есть рассмотрение объекта как системы. Каждый элемент такой системы находит выход в сексуальном удовлетворении (цели секс.активности), возрасной вход (с половой идентичности до полового созревания), связь с внешней средой, (где человек или пара живет, работает, отдыхает) и обратную связь, через призму которой удовлетворяются или нет его половые запросы и интересы. Поэтому каждый человек в процессе исследования его психосексуальной активности должен рассматриваться как большая и сложная система и, одновременно, как элемент более общей системы.     

 

Сложившийся арсенал психологии сексуальности как системы научных знаний на фоне практики полового поведения пока еще очень скромен, а его развитие представляет непростую исследовательскую задачу. Главная трудность состоит в том, чтобы изучать психосексуальную активность как явление, не теряя, не обрубая, а учитывая его системные (интегральные) качества, связи с другими людьми и явлениями жизни в конкретной социокультурной ситуации на определенном возрастном отрезке. А, зачастую и в конкретный временной период оценить его  психосексуальную деятельность как  субъекта. Психологические исследования, ведущиеся в русле системного подхода, мало похожи на монолитное строение. Это очень размытый и неоднородный пласт работ, объединенных обращением к понятию «система», которое по-разному определяется и реализуется разными авторами. В общем массиве исследований воплощаются две предельные ветви системного подхода: конкретно-синкретическая и абстрактно — аналитическая. Конкретно-синкретическая ветвь предполагает изучение конкретных вещей и событий (например, личности человека, его психического заболевания, профессиональной подготовки специалистов и т.п.), а не законов их взаимодействия. Здесь произвольно устанавливаются элементы или компоненты системы, в едином формальном плане рассматриваются множества связей и отношений, каждые из которых подчиняются качественно различным законам. Данная ветвь отражает этап многоаспектного знания в развитии психологической науки. Абстрактно-аналитическая ветвь системного подхода предполагает изучение абстрактно выделяемых свойств вещей или событий (например, черт характера или способностей), подчиненных в содержательном плане качественно однородным законам. В основу выделения систем (ее компонентов, уровней) кладется определенная форма взаимодействия и соответствующий структурный уровень организации событий. Обе ветви выполняют в познании полезные функции и тесно взаимосвязаны.

 

   Системный анализ человеческой деятельности необходимо является также анализом поуровневым. Именно такой анализ позволяет преодолеть противопоставление физиологического, психологического и социального, равно как и сведение одного к другому в тривиумальной концепции сексуальности. В качестве стратегических ориентиров дальнейшего развития системного подхода в психологии сексуальности на сегодняшний день основными выступают две задачи: 1) утверждение на основе принципа системности предмета психологии сексуальности  в общественном сознании и 2) дальнейшая разработка системного анализа психических явлений, или «овеществление» системного подхода в сексологии, как науке. Полнота и эффективность решения этих задач поднимут сексологические знания на более высокий уровень.

 


[1] — способ расширения научного мировоззрения, заключающийся в рассмотрении того или иного явления  вне рамок какой-либо одной научной дисциплины.  Термин «трансдисциплинарность» и  обсуждение этой концепции развития науки, были предложены Жаном Пиаже в 1970 году. Ему же принадлежит первое определение трансдисциплинарности.  Согласно взглядам Пиаже после этапа междисциплинарных исследований на стыке наук следует ожидать более высокого этапа — трансдисциплинарного, который не ограничится сугубо междисциплинарным пространством, а рассмотрит изучаемое явление внутри глобальной системы знаний без строгих границ между дисциплинами. Суть этого этапа требует специального рассмотрения в сравнении его с традиционными научными подходами. Активное обсуждение трансдисциплинарности в мировой науке началось с середины 80-х годов XX века. Однако, в силу своего семантического потенциала, термин «трансдисциплинарность» до сих пор не получил однозначного определения. Изначально трансдисциплинарность понималась как «декларация», провозглашающая равные права известных и малоизвестных ученых, больших и малых научных дисциплин, культур и религий, в исследовании окружающего мира. В таком значении, трансдисциплинарность играет роль «охранной грамоты» для любой частной точки зрения, не противоречащей традиционным научным знаниям. В отношении отдельных выдающихся ученых трансдисциплинарность является синонимом разносторонности и универсальности знаний конкретного человека. Этот термин пришел на смену понятию энциклопедичность, акцентируя творческий потенциал ученого.

 

Автор Агарков Сергей Тихонович